директору Русского драматического театра имени Николая Бестужева

— Русскому театру сложнее в национальной республике?

— Безусловно, здесь ощущается культурная конкуренция. Например, если в разных театрах две большие премьеры придутся на один день, нетрудно догадаться, где соберется большинство зрителей. Но в целом мы живем дружно.

— Классику сложнее ставить, чем современные произведения?

— Я бы сказал, классику гораздо сложнее вести в прокате. Потому что нынешний зритель все-таки охотнее ходит на современные произведения.

— Есть ли портрет у вашего зрителя?

— Портрета просто нет, потому что описывать пока некого. Увы, надо признать, у нас малотеатральный город. Хотя по количеству театров на душу населения мы гордо называем себя театральным городом, но по количеству зрителей мы пока не можем назвать себя таковым. Но могу отметить, что тот зритель, который приходит к нам, очень доброжелателен.

— Что такое быть директором театра?

— О, это быть и папой, и мамой для творческого коллектива. Этой профессии научить невозможно. Но в наше время директор театра в первую очередь должен быть хорошим менеджером, потому что надо добывать деньги для коллектива.

— Как вам удалось убедить чиновников построить новое здание театра?

— Когда в 1972 году я стоял на пепелище старого театра, то даже в страшном сне представить не мог, что впоследствии мне предстоит принять участие в создании нового храма искусства. Однако, став директором театра в 1998 году, я загорелся этой абсолютно безумной на тот момент идеей — построить современное, удовлетворяющее всем требованиям зрителей и артистов здание. В эти планы не верил никто, а меня самого называли популистом. Ну, думаю, дайте нам время. Пришлось стучать в двери всех чиновников, как республиканских, так и московских, и маячить: «Вот мы!», «Мы ваша проблема!», «Решите ее!». На постаменте в театре был установлен макет будущего здания. Зрители улыбались, чиновники ухмылялись. Затем мы пригласили чиновников на юбилейное мероприятие, посвященное 75-летию театра. И там мы ставим эпизод: одинокий старец мечтает о доме и говорит: «Давным-давно, году в 1972-м, у меня сгорел мой дом, уж тридцать лет все обещают и обещают построить, но пока так и мыкаюсь без крова». В зале раздается смех — узнали ситуацию. А на сцене появляется Емеля и по щучьему велению дарит старику целый дворец, и в этом месте возникает увеличенная фотография макета будущего театра. Ну, чиновники опять посмеялись. После театрализованного представления мы раздали всем по коробке конфет. На следующий день звонят мне: «Ох, хитер ты, Петр Григорьевич!». Они, придя домой, открыли конфеты и вновь увидели фотографию будущего здания. В общем, в конце концов, мы добились своего — здание театра начали строить.

— Напишете ли вы мемуары?

— К сожалению, я никогда не вел дневников. Однако, если открою рабочие ежедневники, где расписан каждый мой день, я думаю, что воспоминания сами придут ко мне. Так что, может, и сяду за мемуары когда-нибудь и назову «Моя жизнь в …».

— Кем бы вы могли стать, кроме как директором театра?

— Не знаю, но театр — моя жизнь. И, если честно, я бы снова прошел тот же путь, не сворачивая нигде. Я считаю, что родился в нужном месте и в нужное время. Быть полезным — вот мой девиз жизни, и думаю, что мне это удается. Но в любом случае, где бы и кем бы я ни работал, работал бы со всей душой.

— Что в дальнейших планах театра?

— Сейчас наш художественный руководитель Анатолий Баскаков готовит к постановке «Три сестры» Чехова. Думаю, этот спектакль станет большим культурным событием города. Кроме того, я ездил в Москву, и там моя поездка ознаменовалась тремя Юриями. Я познакомился с моим кумиром — народным артистом СССР Юрием Любимовым, мы полчаса провели за беседой. Затем я зашел в гости к народному артисту СССР Юрию Соломину, который блестяще играет Фамусова в «Горе от ума» Грибоедова, и пригласил его выступить на нашей сцене в следующем году. И еще я встретился с Юрием Васильевым, народным артистом России. Он выступает на сцене Театра сатиры, где также идет спектакль «Слишком женатый таксист», правда, они его немного по-другому играют. И вот в сентябре 2011 года Васильев дал согласие сыграть у нас Джона Смита. Но это лишь часть из всего, что мы с Анатолием Баскаковым задумываем.

— Чем вы увлекаетесь на досуге?

— Мои любимые увлечения — это охота, рыбалка и автомобиль. А еще путешествия. Мы с женой решили теперь не тратиться на повседневные мелочи, а копить на турпутевки и каждый год посещать одну из стран мира.

— Расскажите нам о своей семье.

— Я давно и счастливо женат. Моя жена Татьяна работает со мной в театре. Но мы четко разделяем служебные отношения и семейные, и дома я предпочитаю не говорить о работе. У меня две дочери: старшая, Настя, обожает экстремальные виды спорта, везде летает, бегает, прыгает — прямо как я в молодости. Младшая, Ирина, имеет актерское образование, живет и работает в Москве, где занимается досуговой деятельностью. Кстати, недавно у меня родился внук, так что есть кому теперь ружье мое передать. А главным в семье я считаю наличие взаимопонимания. Будет оно — будет и доверие, и любовь, и счастье.

Беседовала Светлана Потхоева.

Фото с сайта www.grdt.ru