Мы привыкли ругать Бурятию. Оговоримся, не все, но многие. И не ругать, а, скажем так, недооценивать. Снисходительно считать глубокой провинцией. Но мы любим Бурятию. Вопреки всему. Любим Улан-Удэ. И поэтому не равнодушны к его недостаткам



Но все познается в сравнении. Недавно мой коллега «вел» кандидата на выборах в Иркутске. И был удивлен, когда на встрече с избирателями этот кандидат заявил: «Пора сделать Иркутск таким же чистым и комфортным, как Улан-Удэ».

Еще раз. Кандидат. Ради победы. Обещает избирателям. Глаза в глаза. Сделать Иркутск чуть лучше. Хотя бы как Улан-Удэ. Это выборы, значит, этот кандидат говорил о вещах, понятных простому иркутянину. И избиратели поддерживают. Когда история повторилась на других округах, а потом в Ангарске, мой коллега по-другому взглянул на Улан-Удэ. На Бурятию. А значит, на себя.

Попробуем сделать это и мы. Хороший повод дает настоящий успех местной комедии «Чайник». С начала проката комедии прошло уже две недели, а кинотеатры до сих пор переполнены. По местным сборам впору сравнивать с «Аватаром». Почему, собственно, настолько успешная комедия появилась именно в провинциальном Улан-Удэ, а не в других регионах?

Может, одна из причин в том, что у нас довольно насыщенная информационная среда. Сравнивая тиражи и количество газет полуторамиллионного Новосибирска и Улан-Удэ, понимаешь: улан-удэнцы до сих пор читают. Гораздо больше новосибирцев или иркутян. Значит, по-другому мыслят.

Наше местное телевидение интересно. У нас до сих пор есть журналистика как жанр. А ведущие журналисты вполне могут претендовать на звание лидеров общественного мнения. Какой еще город в Сибири может похвастаться столь развитым КВН-движением? А это один из показателей наличия творческой молодежи. И все это не зависит от госорганов. И делается по большей части на энтузиазме.

Откуда это? От инерции еще советского периода, в соответствии с которым в Бурятии была весьма высока доля образованных людей? Или просто в Бурятии множество креативных людей? Или работает принцип «голь на выдумку хитра»? Неважно.

Все равно с точки зрения экономики Бурятия остается отсталым или, как любил выражаться прежний президент, депрессивным регионом. Регионом, откуда самые конкурентоспособные и уверенные в себе уезжают, потому что не видят возможностей для самореализации.

Впрочем, полагаю, главной причиной, которая тормозит развитие, остается мировоззрение. Этот подход к делу, когда главным считается чья-то помощь, доброго дяди, желательно чиновника. Спонсора, желательно с бюджетными деньгами.

За десятилетия плановой экономики воспитано паразитарное сознание. Главная доблесть — подковерный лоббизм. Главный критерий успеха — одобрение начальника. Многие наши заводы десятилетиями производили ненужную продукцию. И дай им волю, продолжали бы делать это и сейчас, если бы не рынок.

Писатели продолжают писать неинтересные книги. По привычке. Вузы все еще готовят по ненужным специальностям. По инерции. Впрочем, это тема отдельного разговора. Главный вывод — в тепличных условиях разучились главному для современной экономики качеству: быть востребованными потребителями. А значит, и обществом.

Улан-Удэ — это прежде всего люди. Интересные. Яркие. С чувством юмора. Правда, часто недосамореализованные. Но потенциал все еще жив. И особая атмосфера города есть. Смешение национальностей, укладов жизни, культур создает особый потенциал. Рано или поздно он вырвется на волю.

И изменит Бурятию. Надеюсь, к лучшему. Просто нужно понять один принцип: все искусственное отомрет, как бы его ни подпитывали бюджетными деньгами. Успех придет только в одном случае. Если создашь что-то востребованное.

Авторы «Чайника» попали «в десятку». А значит, успех фильма «Чайник» носит важное измерение — финансовое. Подчеркнем: фильм стоил копейки. Сняли даже не на камеру. На фотоаппарат.

Актеры, сценаристы, помощники работали практически на энтузиазме. Реквизит не стоил ничего. Наверное, полбюджета ушло на бензин для «чайника». Это не фильм. Это такое микробюджетное кино друзей и для друзей. По сути, капустник. КВН. Но в другом формате.

Его будут много критиковать. Доморощенные «энтеллектуалы» будут брезгливо морщиться, тайком посматривая его. Пытаясь понять, в чем секрет успеха. Пафосно рассуждая о том, что это фильм для быдла. Пускай.

«Чайник» — это прежде всего мировоззренческий прорыв. Он показывает главное: при желании любой может добиться настоящего успеха. Даже если нет денег и поддержки государства. Даже в Бурятии. Даже «Чайник».

Николай Будуев.