История литовского спецконтингента в Бурятии



В мае 1948 года в Бурятию были насильственно перемещены литовцы. А еще ранее, в 1944 году, сразу после освобождения Литвы от немецких войск, в республике началась кровопролитная «война после войны»



22 — 23 мая 1948 года войска МВД Литовской ССР и тысячи советских работников провели крупнейшую депортацию из Литвы. В Сибирь были выселены 11233 семьи, или 39482 человека, обозначенных как «пособники бандитов и националистов и члены их семей». Из них 4114 человек попали на спецпоселение в Бурят-Монгольскую АССР.

Литовцы прибыли в трех железнодорожных составах, выгрузивших их на станциях Новоильинск, Илька, Онохой и Челутай Заиграевского района. Литовский спецконтингент был приписан к лесопредприятиям треста «Бурмонголлес». Спецпоселенцы были расселены во временных, совершенно не предназначенных для длительного проживания помещениях. В дощатых палатках, сараях и землянках нередко отсутствовали не только печи, умывальники или стекла в окнах и сами оконные рамы, но и полы, крыши, двери. В ряде спецпоселков не функционировали даже элементарные дезокамеры и бани, так что в комнатах бараков, постоянно забитых сырой одеждой, мешками с продуктами и другим имуществом, воздух был зловонный. В такой нездоровой атмосфере, в условиях дефицита мыла и извести быстро распространялись паразиты и инфекционные болезни.

Непривычные климатические условия, голод, отсутствие нормального жилья, медицинского обслуживания и элементарной социально-бытовой инфраструктуры стоили жизни самым слабым — старикам и детям. Они начали умирать еще летом, до наступления самого тяжелого времени — первой зимы на новом месте.

Выброшенным в незнакомую суровую атмосферу Сибири литовцам было необходимо выжить самим и сохранить жизни своих детей и близких. В этом они нашли помощь и понимание местных жителей, как бурят, так и русских, которые сами жили тяжело и голодно, но помогали несчастным куском хлеба, советом, а иногда просто молчанием, которое в те жестокие годы сохраняло жизнь и свободу. Беда пробуждала в людях сострадание и желание облегчить участь нуждавшихся, руководствуясь вечными принципами добра и веры. Благодарные литовцы отвечали на помощь чем могли: учили местных жителей строить печи, особым образом откармливать свиней, приглашали их на свои праздники. Поражают напечатанные в одной литовской книге слова бывшей спецпоселенки: «Если бы не буряты, мы все бы здесь умерли с голоду».

Тяжелые испытания, выпавшие на долю спецпоселенцев, отражались на их настроении и крепости их веры. Вера в бога и соблюдение религиозных ритуалов были необходимы, как спасательный круг для утопающего. Взрослые старались передать детям свое знание религиозных обрядов и праздников, укрепить в них традиционную систему ценностей, с раннего возраста привить сопротивляемость советской системе, основанной на безверии.

Религиозные и общечеловеческие ценности, объединявшие народы во время тяжких потрясений российской истории, помогли литовцам найти общий язык с местным населением. В своих воспоминаниях бывшие спецпоселенцы с теплотой отзываются о межкультурных контактах с соседями — бурятами и русскими. По словам А.В. Арефьевой, «мы к ним присматривались, они — к нам». П.Ю. Свилис рассказал, что отношение литовцев к местным жителям выражалось в короткой, но емкой формулировке: «Если верят в бога, значит, хорошие люди». К религиозным верованиям местных жителей они относились с пониманием и интересом. По словам К.В. Заляускаса, с обычаями и обрядами православных и староверов литовцы были знакомы еще на родине.

Необычными поначалу казались верования бурят. По признанию П.Ю. Свилиса, когда он впервые увидел, как буряты совершали обряд «Дугжууба», очень удивился. Для католиков литовцев такой обряд поначалу показался языческим и непонятным с точки зрения христианства. Однако вскоре они поняли, что это такой же религиозный обряд, как и те, что выполняли сами литовцы. Тем более что буряты показались им дружелюбными людьми, которые в полной мере испытывали те же трудности на лесоповале, когда нанимались работать в сезонные бригады. Литовцы охотно торговали с бурятами, дружили с ними и считали добрыми соседями.

С русскими у литовцев также не было непонимания по поводу религии. Некоторые литовцы, проживавшие в Улан-Удэ, посещали православную церковь, где крестили детей и венчались. Среди представителей этого спецконтингента, вероятно, встречались люди православного вероисповедания, этнические русские и белорусы.

Освобождение и репатриация литовцев происходили поэтапно с 1954 по 1960 год. Большинство были сняты с учета спецпоселения в 1957 — 1958 годах. Из 4114 спецпоселенцев, прибывших в республику в начале июня 1948 года, по состоянию на 18 декабря 1958 года на территории Бурятии оставалось только 213 человек, которым не разрешили возвратиться на родину. Это были представители двух последних оставшихся на спецпоселении контингентов выселенцев из Прибалтики — «бандиты и националисты» и «члены семей бандитов и националистов». Эти категории высланных литовцев официально получили освобождение 7 января 1960 года.

Однако не все вернулись в Литву. Сформировалась литовская диаспора Бурятии, ядро которой сегодня составляют пожилые литовцы — бывшие спецпоселенцы.

В 1999 году литовцы Бурятии объединились в РОО «Национально-культурное общество литовцев Бурятии». Особый предмет их заботы — кладбища спецпоселенцев. Всего насчитывается более 20 известных мест захоронений, где покоится прах 522 литовцев. Захоронения литовцев в Бурятии находятся в тайге, и без организованного ухода природа быстро возвращает себе заброшенные человеком пространства.

Финансовой поддержки литовского правительства, к сожалению, недостаточно для полной реставрации всех мест захоронений ссыльных литовцев на территории республики. Если ее объем не будет увеличен, часть кладбищ вскоре просто перестанет существовать. Как вынести этот вопрос на региональный и федеральный правительственный уровень? Вопрос о статусе и совместном восстановлении захоронений ссыльных литовцев в России, неоднократно поднимавшийся в межгосударственных отношениях, до сих пор должным образом не решен. Без этого сложно добиться полного взаимопонимания в процессе укрепления партнерских экономических и культурных отношений между Россией и Литовской Республикой.

В. Башкуев, научный сотрудник Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, кандидат исторических наук,

Б. Разгус, председатель национально-культурного общества литовцев Бурятии.

На фото Освящение монумента умершим литовцам в Челане, 1957 год. Памятник освятил отец Пятрас Ясас