Аншлаги каждый день в первом в истории передвижном бурят-монгольском театре «Нуудэлчин»



Еще до открытия этот необычный театральный проект режиссера Олега Юмова вызвал интерес тем, что изготавливалась самая большая в мире юрта



Войдет ли юрта-театр в Книгу рекордов Гиннесса, пока неизвестно. Но свой рекорд по зрительской радости и смеху до колик и слез поставил уже премьерный спектакль «Онтохон одхондоо — сказка сказок». Кстати, перевод не отразил всю глубину спектакля, поставленного по мотивам двух бурятских народных сказок: «Козий хвост» и «Бедный парень и небесная девушка». Дословно «онтохон одхондоо» переводится как сказочка для самого младшенького ребенка (одхона). По бурятским традициям, именно самому младшему ребенку в семье достаются любовь, ласка и заботы всех старших, ему предстоит остаться хранителем родительского очага. Поэтому так важно, чтобы «одхончик» вырос добрым и ответственным. Любимыми «одхончиками» чувствовали себя не только дети, но и взрослые. Немало способствовало этому полное отсутствие занавеса, который смотрелся бы в юрте чужеродным элементом. Не было границы, разделяющей актеров и зрителей, сказку и действительность. У взрослых словно пробудилась генетическая память с первых же волшебных звуков морин-хура и вступительного пения «улигершина» Виктора Жалсанова.

— Было это во времена древности, когда Байкал маленькой лужицей был, когда высокая гора Сумбэр песчинкой была…— торжественно начал Виктор, и зрители мгновенно унеслись в те времена.

Виктору с ходу удалось научить зрителей реагировать на улигершина так, как это делалось в древности. После каждого эпизода зрители одобрительно восклицали: зай!

Актерский состав нового театра чрезвычайно разнороден при том, что в первом спектакле задействовано всего 14 артистов и исполнителей. Это и артисты театра бурятской драмы, и кукольники «Ульгэра», и даже юные балерины, ученицы хореографического училища. В этом спектакле как нигде много собрано обладателей и номинантов этой высшей театральной награды страны. Добавим, что финальный ёхор творчески переосмыслил и аранжировал молодой композитор и исполнитель Алагуй. Всю сказочность действу создают не столько современная световая и звуковая аппаратура, сколько то, что вокруг все живое: живая музыка на народных инструментах, блеянье ягненка, привязанного за юртой, заглядывающий в дверь козленок. И над всем этим в юрте-театре витает лучшее благовоние в мире — запах нагретых за день трав. Для полноты впечатлений не хватило самой малости — дымка от аргала.