Первый блондин бурятской эстрады сейчас в Улан-Удэ. Яков Сычев на родине обдумывает дальнейшие планы по покорению сонной Азии. Китай и Монголия уже открыли свои объятия нашему парню из Нижнеангарска. Яков очень хотел увидеть Нар-Оюу — и увидел и спел дуэтом

— Конечно, она девушка с характером. Дай бог, наше сотрудничество продолжится.

— Яков, ты вышел из группы «Урагшаа», твоими наставниками были Жамбаловы.

— Да, Жамбаловы очень хорошие педагоги, они дали мне старт. Я сохраняю добрые дружеские отношения с ребятами из группы.

— Есть ли будущее у нашей эстрады, есть ли у нас продюсеры?

— У нас есть люди, которые занимаются эстрадой. У нас нет как такового шоу-бизнеса. Нет почвы, соответственно, нет продюсеров.

— Чем отличаются выступления в соседних странах?

— Выступления там оплачиваются гораздо выше, да и уровень эстрады там другой.

— Ты выступаешь на корпоративах и в ресторанах?

— Конечно, но в связи с кризисом заказы резко уменьшились. Особенно показателен в этом смысле был Новый год. Заявки начали забираться с огромной скоростью.

— У тебя есть любимая девушка?

— Любовь есть, но девушки нет. Я открыт для контакта.

— Я видела тебя часто с девушками азиатской наружности. Предпочитаешь буряток?

— Да нет. Просто я приехал из мест, где бурят было мало. И бурятки меня привлекают своей миниатюрностью, природной красотой.

— Поклонницы одолевают?

— Ну, у всех есть поклонницы. И я уже давно не бегаю за юбками.

— Ты куришь, не мешает ли это пению?

— Нет, я пою, потому что курю. Сырые яйца не пью. Выступаю всегда «живьем».

Короткое интервью с восходящей звездой в полутемном зале ресторана оставило впечатление о певце как об открытом и контактном человеке. Но после выступления глаза Якова потухли, и усталое выражение поселилось на его лице. Недаром же говорят, выступления на публике — это адреналин. А после — выжатость лимона.