Свой первый сценарий будущий именитый бурятский режиссер Сергей Бальжанов написал в десятом классе. 

Режиссер – профессия зрелых людей

Влюблённый в красоту и величие еравнинских озер, он представлял, что выпускной бал должен закончиться традиционной встречей рассвета не на берегу озера, как это было у многих поколений выпускников Сосново-Озерской средней школы, а в окружении водной глади. Все это должно было происходить примерно так: лодки, украшенные разноцветными лентами, встают кругом вдали от берега, а посередине этого кольца вчерашние школьники, словно лебеди, купаются, отражаясь на лунной дорожке, пока солнце не поднимется прямо из воды и не окрасится в красно-розовый тон. Описание этого красочного действа юноша отправил во ВГИК, потому что по условиям поступления на кинорежиссерский факультет задолго до экзаменов нужно было выслать письменную работу. Приемная комиссия института оценила философский взгляд сельского парнишки и отправила ответ, смысл которого был в том, что он сможет поступить через несколько лет. 

- Раньше на кинорежиссерский факультет, как правило, поступали люди взрослые, с жизненным опытом. Руководство вуза справедливо полагало, что режиссер – профессия зрелых людей, - объясняет Сергей Дондокович. 

В честь Есенина

А до этого у него была учеба в Улан-Удэнском музыкальном училище. Мальчик, играющий на гармошке, хотел стать пианистом. Фортепьянный концерт Станислава Рихтера, однажды увиденный им по телевизору, взволновал его до глубины души. 

- Деревенский мальчишка, пусть даже виртуозно играющий на гармони, но без школьного музыкального образования, никогда не стал бы пианистом, поэтому меня приняли на отделение народных инструментов, - вспоминает именитый режиссер. 

А первые уроки игры на гармони дали ему парни-тунеядцы из Ленинграда. Они в то время строили зерноток в селе Ульдурга Еравнинского района. В воспоминаниях Сергея Бальжанова, это были образованные, культурные молодые люди, своего рода диссиденты, высланные из родного города. 

Там же, в музыкальном училище имени П.И. Чайковского, он впервые представился не своим бурятским именем Цырендоржо, а Сергеем в честь любимого поэта Есенина. 

К радости отца, Сергей проучился здесь недолго. Старшего из детей отец видел сельхозспециалистом. Он говорил, что творческие профессии нестабильные, хотя в Улан-Удэ у него были друзья - поэты, писатели, актеры, певцы и композиторы. Не раз школьником Сергей приезжал с отцом в город и становился свидетелем его задушевных бесед с тогдашним светом бурятской литературы – Даширабданом Батожабаем, Дондоком Улзытуевым, Булатом Жанчиповым, Гунгой Чимитовым. В Ульдурге Бальжановы соседствовали с семьями поэтов Цокто Номтоева и  Кима Цыденова. Можно сказать, что с детства Сергея окружали творческие люди, а в самой Ульдурге витал особый дух истории, связанный с именами прорицателя Молона-багши, первого военного врача из Бурятии, выпускника Императорской военной академии в Санкт-Петербурге Базар-Сады Ямпилова… 

«Проба пера» удалась

После письма из ВГИКа Сергей Бальжанов не отступил от мечты связать жизнь с театром. Он становится студентом бурятской студии Дальневосточного института искусств во Владивостоке. 

Так, будучи актером, в 1988 году Сергей Бальжанов поставил свой первый спектакль «Плач кукушки» по пьесе известного российского прозаика Анатолия Кима. Самый загадочный писатель, как его называют в столичных литературных кругах, приехал на премьеру спектакля и дал высокую оценку работе начинающего режиссера. 

После Бальжанов поступил в ГИТИС на курс известного мэтра театральной режиссуры Анатолия Васильева. 

Сегодня имя режиссера Сергея Бальжанова известно театральному миру в Иркутске, Чите, Калмыкии, Якутии, Польше, Китае, Индии. Сергей Бальжанов – заслуженный деятель искусств РФ, лауреат Государственной премии РБ, кандидат философских наук, режиссер-постановщик более двадцати спектаклей. И служил он Бурятскому театру драмы более 35 лет. 

Высокое искусство

Сергея Бальжанова не раз приглашали на постановку в другие театры. Так, в Национальном театре Калмыкии он поставил спектакль «По велению вечного неба» по мотивам «Сокровенного сказания монголов», в Иркутском областном театре юного зрителя – спектакль по пьесе «Провинциальные анекдоты» Александра Вампилова, в Читинском драматическом театре – «Чайку» по пьесе Антона Чехова. При этом работа режиссера отличалась оригинальностью и глубиной постановки, о чем свидетельствуют публикации театральных критиков. И сам режиссер старался ставить спектакли так, чтобы зритель уходил после просмотра чистым. 

- Пьеса всегда таит в себе катарсис, и это должен быть спектакль-очищение, - говорит Сергей Дондокович. – Не раз наблюдал, как на наших глазах происходит чудо, то, чем отличается театр от кино. 

По его мнению, в театре все должно происходить на уровне чистого восприятия, не оценочного. Зритель должен быть соучастником процесса. И об этом он размышляет в своей докторской монографии «Моя философия восточной режиссуры», которая скоро увидит свет в Москве. 

В свое время театральный реформатор Бертольд Брехт говорил, что мечтает о таком спектакле, после которого зритель не аплодирует. Такое было у зрителей после просмотра спектакля Сергея Бальжанова  «Дамдин-лама», в основе которого реальная история ламы, проведшего 19 лет в лагерях и ссылках. 

Режиссер рассказывает, что подобное было и в Польше. Поляки, не знающие бурятского языка, на одном дыхании встали, когда в спектакле читалась буддийская мантра «Этигэл» («Верую»). 

А еще Сергей Дондокович помнит, как в 1988 году вместе с коллегами в старом польском костеле слушали «Аве Мария». Под музыку органа ее пели дети со своими учителями. 

- Мы просто стояли и слушали. И плакали. Вот это искусство, которое не подлежит объяснению, - говорит режиссер. 

Экспериментальный режиссер

Многие его постановки носят экспериментальный характер с глубокой восточной, религиозной эстетикой. Так было, например, в спектакле-медитации «Путь к просветлению», в котором актеры наизусть читали молитву «Шираб нимбу» - сжатую форму Ганджура и Данджура. Этот спектакль стал участником внеконкурсной программы фестиваля «Золотая маска плюс» в Москве. 

«Чингисхан», который Бальжанов поставил в 2000 году на сцене театра бурдрамы, учась в аспирантуре РАГСА, тоже стал открытием. Спектакль стал дипломантом межрегионального фестиваля «Сибирский транзит» в Иркутске. Постановка получила положительные оценки театральных критиков из Москвы, Санкт-Петербурга, участвовала во многих конкурсах и фестивалях. Именно за этот спектакль Сергей Бальжанов стал лауреатом Государственной премии РБ. 

Режиссер убежден в том, что в своем творческом поиске мастер не должен отходить далеко от зрителя, от народа. В то же время нельзя топтаться на месте. Творческий человек должен себя постоянно испытывать. Так появилась  мировая классика «Эрендира» по мотивам произведений Габриэля Гарсиа Маркеса - совместная работа с колумбийским режиссером Алехандром Гансалисом Пуче. 

Режиссер рос, с каждым годом, с каждой работой набирался опыта. И до сих пор он в поисках истины в искусстве, самого себя в искусстве. 

- Руки не опускал и раньше, и сейчас. Все препятствия, которые случались в моей жизни, были во благо мне. Нужно терпеть и работать, как сказано у Чехова. Я всю жизнь терплю и учусь, учусь. Без познаний нельзя: от одного, другого, третьего спектакля человек должен обогащаться духовным содержанием, чувствами, мыслями. Это как идти по ступенькам вверх.  Наверное, каждый творческий человек, особенно режиссер, писатель, поэт, должен найти свою тему, свое направление. Это долгий  поиск. И он   требует тщательного анализа, опытов. Над этим я работаю, - рассказывает он. 

Сергей Бальжанов говорит, что благодарен судьбе и своим коллегам за то, что вместе проделали внутренний духовный труд. 

С президентом Калмыкии Кирсаном Илюмжиновым, 1999 г.

Сам он родился в один день с Пушкиным. 6 июня режиссеру исполнилось 65 лет. В 1999 году во время работы главным режиссером Национального театра Калмыкии он стал режиссером открытия в Элисте памятника великому русскому поэту. Кирсан Илюмжинов, в то время президент Калмыкии, узнав, что Бальжанов родился в один день с поэтом, подарил режиссеру 108 красных роз, 40-литровое французское шампанское на колесиках Abrau Durso, редкую книгу «Сатанинские зигзаги Пушкина». Тогда Сергей Дондокович прочитал президенту Калмыкии строки Пушкина: 

Любви, надежды, тихой славы

Недолго нежил нас обман,

Исчезли юные забавы,

Как сон, как утренний туман… 

Это посвящение Чаадаеву - любимый стих Сергея Бальжанова, родившегося в один день с великим русским поэтом. В особые минуты оно всегда звучит в его душе…