Газета «Байкальские огни» Кабанского района рассказывает о своем знаменитом земляке - солисте балета Мариинского театра 26-летнем Иване Оскорбине. Родители Вани живут и работают сейчас в Каменске, куда переехали из Красного Яра, старинного села нашего Правобережья.

Рано покинул дом

Когда Ваня учился только в первом или во втором классе, папа с мамой заметили, что мальчик, как только выдастся свободная минутка, бежит к телевизору. Семья жила тогда в Красном Яре. В углу просторного зала стоял телевизор. И как только там начинали показывать танцы, Ваня вставал и пытался повторять все движения за танцорами. Получалось у него смешно и коряво, но делал он это с большим желанием.

Родители сначала не обращали на это серьёзного внимания: потанцует да и забудет. Но шёл год, другой, а сын всё пытался самостоятельно научиться танцевать, старательно повторяя танцевальные па увиденных номеров.

Когда Ване исполнилось десять лет, мама Светлана Борисовна решила поговорить с ним. «Если ты так хочешь танцевать, так, может, мы попробуем учиться в хореографическом училище?». Мальчик с радостью согласился: «Давай поедем!» Мама стала объяснять, что тогда придётся жить не дома, а в Улан-Удэ, и редко видеть родителей, но сын был согласен и на это.

В хореографическом училище шёл, оказывается, уже третий приёмный тур, когда Оскорбины приехали. Мама разговорилась с родителями ребятишек. Оказалось, что почти все дети для того, чтобы поступить, довольно долго занимались со специальными репетиторами. Оскорбины вошли в зал, где сидели человек десять преподавателей.

Ваню усадили на ковёр и стали разгибать и загибать, проверяя на гибкость и другие качества, нужные для танцев. Мама видела, что сыну больно, когда его немножко, как ей показалось, бесцеремонно тянут в разные стороны. Подумалось, что этого хватит, и Ваня запросится домой. Но сын не пикнул, выдержал. Преподаватели сказали, что нужных данных по гибкости у мальчика нет.

- Приезжайте через четыре дня, если он за это время сможет положить, наклоняясь вперёд, голову на колени, то тогда подумаем о том, чтобы его взять, - сказали они.

Выйдя из класса, они увидели, что туда вошёл мальчик гораздо старше остальных.

«Но вот ему явно не десять лет, куда он поступает?», - возмутились родители Ивана.

Оказалось, что в училище набирали ещё одну группу на народный танец из тех детей, которые окончили седьмой класс.

Ваня – второй ребёнок в семье, а старшая сестра Люба как раз была после седьмого класса, и тоже творческий ребёнок: и поёт, и танцует. И у мамы тут же в голове пронеслось: «А если всё-таки Ваню возьмут, он ведь не выдержит один, далеко от дома. Что, если они поступят в училище вместе с сестрой?».

Приехав домой, мама поговорила с дочкой, и та была не против того, чтобы учиться вместе с братом. А в школе в Красном Яре, где Светлана Борисовна работала учителем музыки, их поездкой заинтересовался молодой учитель физкультуры Николай Кочетов. И услышав, что надо буквально за несколько дней достичь большой гибкости, он сам предложил помощь: «Давайте, я попробую с ним позаниматься. У меня есть книжка, там упражнения на растяжку».

«Стоит на месте отличника!»

И Ваня смог… Когда они через несколько дней поехали в Улан-Удэ с папой, мамой и Любой, у него уже неплохо получалось это упражнение. Обоих детей приняли в училище. Сказали, что у Вани хорошая фактура, подходящая для балета.

Мама не знала, радоваться или огорчаться этому, жалко было отдавать так рано детей из дома. Родители тогда решили, что, если хотя бы раз дети скажут, что не хотят учиться, то в этот же день они увезут их из Улан-Удэ.

Но… домой никто не попросился. Брат с сестрой жили в одном общежитии, правда, на разных этажах. Учёба шла своим чередом. Было, конечно, нелегко, но интересно. Через год мама решилась попроситься на урок к Ване. Она купила фотокамеру и сняла всё занятие. Спросить об успехах сына у важных преподавателей она как-то не решалась, и хотела показать запись своей младшей сестре Екатерине Борисовне, хореографу.

Мама тихонечко сидела в уголке и снимала. Ей показалось странным, что все мальчики стоят возле зеркал у двух стен, а Ваня, как провинившийся, стоит отдельно, и преподавательница постоянно громко делает ему замечания: «Ваня, ну как ты делаешь?!»

«Видимо, хуже всех!» — расстроилась мама, но сыну решила ничего не говорить. Когда она стала показывать запись занятия сестре, то услышала совсем другое. Произошел примерно такой диалог:

- Ваня-то на месте отличника стоит!

- А почему тогда учительница на него всё время кричит?

- Так она с него в первую очередь требует высокого результата, чтобы остальным правильно показывать!

Труд танцовщика нелёгок. Многочасовые занятия привели к тому, что Ваню после пяти лет учёбы чуть не списали. У него, когда он выбрасывал высоко ногу, стали появляться боли в бедре. Преподаватели отправили мальчика к врачам и сказали, что если не пройдёт, придётся покинуть училище.

Мама вспоминает, как они шли с сыном в Улан-Удэ мимо Гостиных рядов, где продается всякая мелочь, и грустили: «И что теперь мы будем делать? Пойду в обычную школу, буду привыкать. Хотя без балета я себя не мыслю…».

И тут они увидели резиновый ремень, который так нужен для репетиций, а у Вани его не было. Они купили его с радостью. А нога прошла сама по себе. Приехал какой-то знаменитый танцор и, проводя репетицию, сказал Ване, что он немножко неправильно выбрасывает ногу. И боли прекратились.

К новым высотам

Последний курс Ваню пригласили заканчивать в Новосибирское хореографическое училище. И сразу приняли на работу в театр. Художественный руководитель Новосибирского театра Игорь Зелинский ставил молодого танцора практически на все ведущие партии. Ваня выиграл золотую и серебряную медали Дельфийских игр в номинации «Классический танец», стал дипломантом международного конкурса артистов балета в Болгарии. Успех окрылял Ивана. Он продолжал упорно работать.

И его пригласили танцевать в Санкт-Петербург, в знаменитый Мариинский театр. Третий год Иван Оскорбин — солист второго состава Мариинки. Гастроли по всей стране и миру. И строгие питерские зрители стали ходить на Оскорбина. Он танцует с ведущими балеринами — Ульяной Лопаткиной и Дианой Вишнёвой. Дебютировал в «Лебедином озере», танцует ведущие партии в балетах «Дон-Кихот», «Кармен».

После спектакля иногда бывает такая усталость, что хочется просто лечь неподвижно и закрыть глаза. Ваня рассказывает, что за время исполнения сложной партии в балете «Спартак», он теряет четыре килограмма веса. И тут ему вспоминается дом, хочется хотя бы на денёк уехать в деревню, подальше от большого города и просто в поле покосить с отцом…

Недавно Ивану пришло официальное письмо из Парижского театра Гранд-Опера с приглашением танцевать там, но он не поехал. Очень нравится Мариинский театр, здешняя школа, Питер…

Ване много приходится ездить по миру, театр гастролирует в Канаде, Англии, Китае. Но каждый отпуск он летит домой. В последний раз привозил родителям знакомить невесту Олю, которая тоже танцует на сцене Мариинки.

«Мир красив, есть много замечательных мест, а родину ничем не заменишь. Хорошо, когда за столом вся семья: папа и мама, сестра, младший брат и все родственники, которых я очень люблю. Кажется, что дома дышится легче, и радость на душе», - говорит танцор.