«Кулинарная книга каннибала» аргентинца Карлоса Бальмаседы, на мой взгляд, до романа не дотягивает и в большей степени разочаровывает, чем впечатляет и эпатирует. Но чем не завлекательный заголовок? А тем, кто дочитает статью, возможно по душе придётся отзыв на вторую книгу этой недели.

Приветствую вас, друзья!

В последнее время сочинять заголовки мне, признаться честно, немножко лень, хотя для других изданий я по-прежнему выдаю на-гора по нескольку вариантов и лидер-абзацев к ним. Иногда само название книги цепляет с первого взгляда, прямо-таки просится в заголовки, не медля ни минуты, хочется прочитать творение со столь крикливой обложкой.

По большому счёту не хотелось мне написать отзыв на «Кулинарную книгу каннибала» Карлоса Бальмаседы,отступая от правила и изливая недовольство и недоумение. По-моему, заявленное в аннотации сравнение аргентинского писателя с Патриком Зюскиндом и Федерико Андахаз и сильно преувеличено и далеко от истины.

Кулинарная книга каннибала _ Карлос Бальмаседа.jpg

К слову, я не большая поклонница талантов вышеупомянутых господ, но снимаю шляпу перед мастерством рассказчика, когда вроде бы читаешь о всяких бяках, а удовольствие, тем не менее, в некоторой степени испытываешь. Самые шокирующие и из ряда вон выходящие книги, к примеру, «Анатом», «Фламандский секрет», «Милосердные», «Дела святые» и, конечно же, «Парфюмер» давно забыты, но осадок-то остался!

С тех пор как я начала вести колонку волей-неволей такие книги привлекают внимание. Иногда, бывает, прочитаешь книгу и к вящему неудовольствию вдруг понимаешь, что первым импульсом было не «Ого! Надо бы прочитать!», а «Ого! Надо бы об этом написать!»

Так вышло и с «Кулинарной книгой каннибала». К счастью ли, к сожалению ли, творение Бальмаседы не впечатляет, поэтому писать отзыв, в общем-то, не о чем. Думаю, попытка пройтись по следам эпатажных предшественников и снискать славу обличителя людских пороков не удалась.

Главный герой Цезарь Ломброзо появляется на первых страницах в возрасте семи месяцев и тут же будто бы ненароком убивает, а потом вместе с крысами пожирает тело своей матери. Потом писатель словно забывает об этом маленьком чудовище и с латиноамериканскими страстями предаётся описанию кулинарных шедевров братьев Лучано и Людовико Калиостро и их многочисленных наследников на фоне истории Аргентины и отдельно взятой таверны «Альмасен Буэнос-Айрес».

Бесконечные революции и военные перевороты ломают судьбы, меняются хозяева и шеф-повара, но таверна неизменно стоит на месте, а кушать, как говорится, хочется всегда. Я не делаю культа из еды и тонкие нюансы вкуса для меня непостижимы, поэтому оргазм от поедания самых изысканных блюд мне, видимо, не светит. А было бы любопытно, кстати.

На последних страницах каннибал появляется вновь, но не хватает, на мой взгляд, герою фактуры, что ли. Какой-то он безликий: ну, ладно, глаза у него чёрные и худой он, пострадал чуток оттого, что тайна его происхождения скрыта от него за семью печатями, потом согрешил с родной тётушкой и, в конце концов, покромсал троих человек и скормил клиентам ресторана.

И что? А где, спрашивается, подноготная, мотивы, мильён терзаний? Ужаса обывателей, невольных каннибалов, кстати, тоже не наблюдается. Как машина действовал и герой: бесстрастно, механически. Четвёртую жертву слопал в одиночестве, а потом натёрся специями и стал ждать, когда он сам станет обедом для крыс. Всё, занавес. Ничего не напоминает? Гренуй по сравнению с Ломброзо просто удивительно изобретательный малый, терзавшийся и страдавший от своей ущербности.Да и финальная сцена Зюскинда, не говоря уже о книге в целом, гораздо сильнее и эмоциональнее.

Ну вот, хотела ведь рассказать о романе «Hi-Fi» Ника Хорнби, вскользь и не особенно лестно пройдясь по «Кулинарной книге каннибала», а получилось не так уж и мало. Что ж, что вышло, то вышло, и заголовок изобретать не надо теперь.

Hi-Fi _ Ник Хорнби.jpg

Замечу сразу: обе книги годятся на один вечер, например, чтобы отвлечься от работы, коей у меня на этой неделе было выше крыши. И я сознательно не бралась за что-нибудь более серьёзное или объёмное. Словом,тем, кто читал Бальмаседу – сочувствую,ну а тем, кто ещё не успел – не советую.

Почитайте лучше Ника Хорнби. Это как «Дневник Бриджит Джонс»,только наоборот. Забавная история 35-летнего неудачника Роба Флемминга, который ни в чём в этой жизни не уверен и вместо того чтобы жить, радоваться и любить, занимается бесконечным самокопанием, иронизируя по поводу и без.Все отношения – даже мимолётные интрижки – кончаются тем, что девушки бедолагу бросают и уходят к первому встречному.

К чести автора надо признать, что он не скатывается с простого и ироничного стиля в примитивное нытьё. Должно быть, особую атмосферу создаёт музыка, которую главный герой и его такие же меломаны-друзья просто боготворят.

Трое лузеров работают в магазине на окраине Лондона и заняты больше тем, что составляют своеобразные рейтинги: пятёрка лучших песен с первой стороны пластинки, пятёрка лучших танцевальных треков каких-нибудь лохматых годов и так далее. Роб, хозяин магазина, еле сводит концы с концами, но не в силах расстаться с коллекцией винила.

Роба можно без прикрас назвать героем нашего времени, хотя книга была написана в 1995 году. Инфантильный, плывущий по течению и чурающийся всего, что требует однозначного решения,он не уверен даже в том,любит ли по-настоящему Лору, уставшую от безволия и бездействия Роба и бросившую его.

Вот чего я не понимаю, так это стремления вопреки здравому смыслу вернуть бывшую подругу. Раз уж ушла/ушёл налево, будь сказочно любезна/любезен и гуляй дальше без меня. Причём, она в итоге возвращается-таки к привычным и таким удобным отношениям, но уже хотя бы старается подтолкнуть незадачливого любовника к переменам в жизни.

35 лет – это возраст переосмысления ценностей, когда одних настигает кризис среднего возраста, другим до него, кажется, ещё далеко, у третьих открывается второе дыхание, ну а четвёртые, закрутившись в суете сует, и не замечают, как жизнь проносится мимо.

Между прочим,в возрасте 35-тилет наши мамы и папы уже давно обзавелись парой-тройкой детей и стандартным набором телевизор-холодильник-стенка-гарнитур-ковёр. Сейчас в этом возрасте жизнь, можно сказать, только начинается, а быть чайлдфри стало модным. И куда катится этот безумный, безумный мир?



Банзанова Дина
.