People are strange when you're a stranger,

Faces look ugly when you're alone.

Women seem wicked when you're unwanted,

Streets are uneven when you're down

© TheDoors




Приветствую вас, друзья!


Во первых строках своего письма спешу сообщить, что прочитала по рекомендации olga_olga роман Джонаван де Рюита «Малёк». Довольно занятная и весёлая книга, скажу я вам, но, по моему скромному мнению, читать её следует в первую очередь людям либо очень молодым, либо тем, кого уже тянет ностальгировать по безвозвратно ушедшему детству.

Ни то ни другое ко мне не относится, по первому пункту – к превеликому сожалению, а по второму – к безмерной радости. Тем не менее, благодаря моей всеядности удовольствие от чтения было получено, но отзыв на книгу писать не буду, разве что по «заявкам телезрителей» когда-нибудь.

Плюс один Тони Джордан.jpg

Также не вижу смысла рассказывать о книге Джо Лансдейла «У края тёмных вод». Ничего особенного нет, а манера письма а-ля Харпер Ли меня лично не впечатляет. РоманГленна Бека «Снежный ангел»из разряда, что называется, «когда рыдают ангелы». Тавтология, но что поделаешь,именно такую характеристику я бы дала. Кроме того слишком уж личные переживания вызвала эта книга, выставлять которые на всеобщее обозрение совсем не хочется.

При том, что не краснею аки воспитанная скромная барышня и не бледнею в праведном гневе за чистоту и нравственность, услышав великий и могучий русский мат, без которого в жизни порой не выразить всю гамму чувств, мне не нравится читать книги, в которых от непристойностей рябит в глазах. К чему это было?

К тому, что о сборнике «Музыка горячей воды» (на русском языке вышел в 2011 году) Чарльза Буковски я тоже рассказывать не буду. Не вдохновляет как-то. С удовольствием читать Буковски могут, по-моему, лишь прожжённые циники, всем остальным достаточно ознакомиться с автобиографичным романом «Фактотум».

Из того, что было прочитано на этой неделе, больше всего мне понравился роман австралийской писательницы Тони Джордан «Плюс один» (в оригинале «Addition» – «Сложение»). Пока я читала эту книгу, в мыслях навязчиво крутилась песня Джима Моррисона «Peoplearestrange». И как после этого не вынести слова самого харизматичного, по моему мнению, певца свободы в эпиграф?

Книга вышла в России в 2010 году в серии «Одиночество простых чисел» издательства «Рипол Классик». Если сравнивать с беспросветным романом Паоло Джордано, давшем название серии, «Плюс один» меня пусть не оглушительно, но впечатлил. Благодаря главной героине, обладающей оригинальным чувством юмора, книга – немного странная, лёгкая и с увесистой порцией «изюма» –не даёт заскучать читателю, хотя адресована она скорее женской аудитории.

Грейс Ванденбург – человек, как говорится,не от мира сего, в своей оригинальности выделяющийся из безликой толпы. Она не такая как все и считает среднестатистических обывателей людьми несчастными, не осознающими свою посредственность и зависимость от внешнего мира. Красивая, одинокая, тридцатипятилетняя и «больная на всю голову» женщина с детства страдает арифмоманией.

К слову сказать, считает и измеряет Грейс всё, что её окружает: шаги, буквы в словах, вещи, сантиметры, морщинки, маковые зёрнышки на куске пирога, щетинки на зубной щётке и много чего ещё. Пережив в детстве трагедию, она стала считать всё подряд, чтобы отогнать мрачные мысли и не сойти с ума, что в итоге к тридцати пяти годам и развивается в обсессивно-компульсивное расстройство, по-русски – синдром навязчивых состояний.

«Со временем счёт стал канвой моего существования. Как лучше незаметно остановиться, не вызывая подозрений, если тебя кто-нибудь прервёт? Останавливаться можно, этим правил не нарушить – цифры терпеливы и подождут, – главное – не забыть, на чём остановилась, и не перескочить через одну. И что бы ты ни делала, не сбиваться со счёта, иначе придётся начать всё с начала». ©

Ей нелегко впустить кого бы то ни было в свою строго систематизированную и измеренную жизнь, и если окружающие не принимают её такой какая она есть, то пусть весь мир катится куда подальше.Так она лишилась работы, ограничила свою жизнь в четырёх стенах и даже водить машину не способна. Изо дня в день она совершает свои ритуалы, и малейшее отклонение выбивает её из колеи, обрушиваясь паническими атаками, унять которые могут только цифры.

Грейс размышляет: «Единственное, что придает нашей жизни смысл, – осознание того, что рано или поздно мы умрём. Это ждёт всех нас. Поэтому каждая минута важна. Если бы мы не могли сосчитать наши дни, часы любимых… в чём тогда был бы смысл? Тогда жизнь была бы бессмысленной. Без чисел в нашей жизни не было бы критериев. Не было бы ценностей. Она утратила бы важность.

Осознание этого, способность радоваться обретаемому и оплакивать утраты – вот что отличает нас от животных. Счёт, сложение, измерение, умение исчислять время. Всё это делает нас людьми».

Я бы не сказала, что Грейс, согласно аннотации к книге, боится окружающего мира, думаю, так она абстрагируется, дабы жить по собственным правилам. Ведь у каждого есть свои методы,как уйти от реальности: кто-то мечтает, глядя на облака, кто-то погружается в мир книг, кто-то смотрит телевизор или «живёт» в интернете, а кто-то глушит тоску с помощью алкоголя и наркотиков.

То, что цифры целиком и полностью подчиняют жизнь героини, не оставляя возможности совершать спонтанные иррациональные поступки, – не самое страшное, что могло случиться. Может быть потому, что и у меня есть парочка пунктиков, безумие героини мне кажется вполне оправданным.

И с тем, что скучно жить, если ты не оригинален, я тоже согласна. Бывает, такая тоска накатывает, что нужно срочно что-то сотворить, хотя к эпатажу я, в общем-то, не склонна. И тогда вспоминается Льюис Кэрролл: «Если в мире всё бессмысленно, – сказала Алиса, – что мешает выдумать какой-нибудь смысл?» ©

Автор преподносит довольно редкое в отличие, скажем, от мизофобии (по-простому – микробофобии, о которой читатель узнает немало забавного) психическое расстройство героини как ярко выраженную индивидуальность и проявление уникальности.

Кумир и герой эротических фантазий Грейс – такой же заложник чисел Никола Тесла, о котором читательтакже узнает много интересного, – тут очень даже уместен. У гениального изобретателя, был бзик на цифру 3, героиня же зациклена на десятке: каждое движение она совершает по десять раз, гардероб и рацион её маниакально однообразен. В кафе она всегда заказывает одно и то же, а покупки в супермаркете должны быть кратны десяти и даже из дюжины яиц в супермаркете каждый раз она тайком убирает два.

Так она знакомится с беззаботным ирландцем Шеймусом ДжозефомО’Рейлли, стащив у самой кассы из его корзинки банан для ровного счёта. Стереотипно идеальный и всё понимающий простой парень пытается вылечить Грейс, что ни к чему хорошему, разумеется, не приводит. Грейс отстаивает право оставаться собой.

 И перевёрнутая лицом вниз в пылу страсти к реальному живому человеку фотография давно почившего изобретателя возвращается на своё законное место, а рыцарь в потёртых джинсах отправляется восвояси.

«Моя «болезнь» – всего лишь проявление многообразия человеческих возможностей… Индивидуальность – дар, а не проклятие. Медикаментозные лечение разнообразных проявлений индивидуальности идёт на пользу лишь мультинациональным фармацевтическим корпорациям, которые, естественно, заинтересованы в том, чтобы расширить понятие «болезнь», – утверждает Грейс.

Наверняка «прекрасные принцы» подобные Шеймусу водятся исключительно в Австралии, которая славится эндемиками. В итоге он всё-таки возвращается и окончательно очаровывается странностями Грейс. Итак, один плюс один равно двое. Занавес.



Банзанова Дина.