Одними из тех, кто стоял у истоков этого творчества в Улан-Удэ, были музыканты Виталий Бутэд и Алагуй Егоров. Они уже много лет зарабатывают благодаря музыке и рэпу в частности

Сегодня практически на каждом концерте в Бурятии местные рэперы выступают со своими песнями. Парни выпускают альбомы, участвуют в крупных проектах, у многих есть собственные профессиональные студии.

Продюсер Бутэд в музыке 14 лет

Виталий увлекся музыкой случайно. В 1998 году  Виталя приехал в гости к бабушке в Монголию. Там местные пацаны дали послушать «качающую» музыку - Оникса, Dr Dre, Тупака. Понравилось.

- В то время это была такая неординарная музыка, везде попса играла, а тут что-то совершенно другое, - вспоминает он.

Изобретательный парнишка начал писать музыку… дома на компьютере. Программы для этого покупал на дисках, об Интернете тогда и представления не было. А после окончания школы собрал в своем окружении 20 единомышленников - одноклассников, ребят со двора, кварталовских парней.

Назвали себя юные рэперы красиво, модно и по-английски - Dragon rap clan. Это стало даже неким большим объединением, в которое вошло несколько команд. В 2003 году они уже совместно выпустили первый альбом с претензионным названием «Уже не дети».

Тираж был небольшой - сто дисков. Раздали в магазинах, выступили на школьной дискотеке, свели с ума местных девчонок.

- Выручили денег мало, точно не помню сколько, да и мы все потратили сразу же, - говорит Виталий.

Дальше - больше. Желание развиваться заставило задуматься о том, чтобы закупать хорошую аппаратуру.  В 2006 году у рэперов появились гастроли. Ездили в Читу, по районам Бурятии. Еще выступали в ночном клубе «Сталкер», на месте которого теперь успешно функционирует клуб «Ориентал Дрэгон», на «вертолетке» - площадке, что чуть ниже ТЦ «Сибирь».

У Виталия нет музыкального образования, не было как такового опыта руководителя, но авторитет и знания в этой сфере уже в 2007 году позволили продюсировать молодые команды.

- Пишу музыку, помогаю раскрутиться. Сейчас по качеству уже не тот уровень, это забавно даже слушать, - смеется Виталий Бутэд.

Dragon rap clan в итоге просуществовал недолго, разбежались из-за разногласий.

- У каждого появилось свое мнение, как двигаться, у некоторых даже начала проявляться звездная болезнь, немного поругались и разошлись, - рассказывает Виталий.

С теми, кто остался, создали новую рэп-группировку с теми же заглавными буквами Dirty rhymes clan. Писали тексты в стиле рэпа-андеграунда. Жесткие тексты с обилием матерных слов. Юношеский максимализм и дерзость сыграли свое дело.

В 2005 году Виталий задумал собрать рэперов - тех, кто давно занимается, и молодых, чтобы знакомились и общались. И так раз в 2 - 3 месяца человек 40 приходили на задний двор школы №47 на «стрелах» и зимой, и летом. Там проходило «общение» о треках, о новичках, о том, кто есть кто.

- Из старичков были группа «Монахи-лирики», «Табула Раса», мы. Трудно сказать, кто был самый первый, много споров идет, у каждого своя правда, - комментирует Виталий Бутэд.

Никнеймы, то есть творческие псевдонимы, Виталий менял не раз - от Элси и до сегодняшнего смелого имени Бур-Хан.

- Теперь у нас проект «Eazzy и Бур-Хан». Остальные парни завязали с этим, работают, семьи завели, - рассказывает рэпер.

Остались в музыке единицы, те, которые действительно не могут жить без музыки. Москвин Ангархаев, он же Моск, участник рэп-команды «Знай наших», создал свое объединение Big lake community. Сейчас он активно занимается организацией мероприятий, один из них - популярный проект «Битва за куш».

Теперь и Интернет в помощь, и старшие товарищи могут помочь.

- Рэперы - современные поэты, - уверен Москвин Ангархаев. - Сегодня это просто стало модным веянием, в каждой школе есть по 10 человек, которые типа рэперы. Это просто мода, вышедшая из субкультуры.

И ей увлекаются разные люди - от семиклассников до 30-летних мужчин. Сам Москвин уже семь лет записывает треки, участвует и организовывает рэп-баттлы. Сейчас изменился стиль исполнения, манера музыки, поведение.

- Мы перестали писать жесткие андеграундовские песни, перешли на лирику, чтобы девушки больше слушали. Партия рэпа более эмоциональная стала, - признается Виталий.

На счету у Бутэда четыре сольных альбома, своя профессиональная студия. Вложился он в нее конкретно, если учесть, что одна звуковая карта для компьютера стоит 50 тысяч рублей. Платно записывает песни для всех желающих, начинающих рэперов.

- Хотим выходить на российский уровень, но желанием не горим. Потихонечку, думаю, дойдем, - уверен Виталий aka Бур-Хан.

Алагуй продвигает бурятский рэп

Еще один бурятский продюсер, исполнитель рэпа и чье имя, пожалуй, больше всех на слуху - это Алагуй Егоров.

- Насколько я знаю, рэп у нас начали еще «Монахи-лирики», Виталий Бутэд. Все это было в начале 2000-х. Я начал только в 2005 году. В 2006-м выступали, в 2008-м написали свои первые нормальные песни, которые сейчас уже в России слушают, - рассказывает Алагуй.

Еще когда Алагуй учился в бурятском лицее-интернате №1, ему руководство школы выделило помещение для занятий музыкой.

- Большое спасибо им, расселили ребят, дали мне два компьютера, два синтезатора, пульты предоставили, - рассказал Алагуй.

Финансово пришлось вложиться даже маме Алагуя.

- Зато сейчас у меня все нормально, могу помогать близким, родственникам, - говорит рэпер.

Известную если не всем, то многим группу Luxor Алагуй создал вместе со своим другом Артуром Шмыгиным примерно в то же время. У него есть начальное музыкальное образование, несколько курсов ВСГАКИ, учился на звукорежиссера, но бросил, «не до учебы было». В 2008 году начал сольно делать треки на бурятском языке.

- Тогда муза меня настигла. Давным-давно мне говорили, а я как-то плохо «шарил». В 2007 году съездил в Монголию, оказалось, что бурятский язык после монгольского - это как арифметика после высшей математики. Легко и просто, и можно было не тормозить, - считает Алагуй.

И это на самом деле очень помогло продвижению как музыки, так и бурятского языка среди молодежи. Как и Виталий Бутэд, он не только для себя. Пишет, записывает, и тоже не бесплатно, разумеется.

- У меня вся Бурятия записывается - Раднаев, Хандажапов, Тогочиевы. Делаю аранжировки, записи голоса, - рассказывает музыкант.

До рэперских «стрел» Алагую дела особо не было. Тогдашняя тусовка не воспринимала его как рэпера.

- Меня спросили пацаны: «Ты кто по жизни? Ты рэп, r’n’b или кто?». Я говорю: «Музыкант по жизни! Мне неважно, какой стиль, пойми». И все. И больше таких вопросов никогда никто мне не задавал, - поведал Алагуй.

В 2009 году у музыканта прошел сольный концерт, который съел немало нервов и времени, а дохода немного, так что пока проводить новые мероприятия он не собирается. Помимо музыки еще стал соучредителем кафе-буузной. Там же у него распространяется первый в республике караоке DVD-диск с бурятскими песнями «Буян Тандаа».

- Хорошо, если в скором времени у нас в Бурятии появится и радио, где хотя бы треть эфира была на бурятском языке, уже было бы супер, - надеется Алагуй.

Поднимать молодежную культуру, бурятский язык музыкантам удается чуть ли не лучше, чем федеральным программам. Сегодня, по его мнению, в Бурятии не снимают нормальных клипов, не хватает профессионалов, но чтобы чего-то добиться, нужно просто двигаться вперед.

- Я думаю, мы всего добьемся, не сомневаюсь. Мы ни на кого не ориентируемся, двигаемся, как можем, - говорит Алагуй. - Надо что-то делать, чтобы все это хотя бы не умирало.

Фото из архива Алагуя Егорова.