10 вопросов детскому психологу Светлане Козыревой

Накануне нового учебного года «Информ Полис» наведался к детскому психологу и узнал, в каком возрасте нужно отдавать ребенка в школу, чтобы вырастить лидера; почему у современных детей комплексы неполноценности и наносят ли вред малышу советские и зарубежные мультики.

- Светлана Петровна, часто ли к вам обращаются родители первоклашек?

- Месяца через три после 1 сентября ко мне начинают приходить родители и жаловаться, что ребенок не хочет вставать по утрам, ему не нравится учиться. «Не хочу» - постоянно слышат мамы и папы от своих детей. А ведь ребенок после детского сада настроен идти в школу, ему нравится изменение социальной ситуации, которая говорит о том, что он вырос. Но он не думает, что в школе необходимо сидеть, а это самое сложное для ребенка, особенно для мальчиков. И еще трудней тем мальчишкам, которых отдали в школу до семи лет. Если бы это было в моих силах, я бы отдавала мальчишек в школу только в семь с половиной лет, не раньше.

- А девочек?

- Тут важно учитывать все психологические особенности. Мальчики по скорости процесса психического созревания отстают и поэтому, когда девочкам шесть с половиной, мальчикам-ровесникам в этот период пять, пять с половиной лет. Он неусидчивый, невнимательный, кричит, бегает, жалуются родители и говорят, что это проблема. А для меня это характеристика нормального живого мальчика. Он и должен бегать и прыгать, не иметь особой концентрации внимания, пока не сложились межполушарные связи, а это процесс долгий. Ему сидеть вообще невозможно, потому что двигательный центр в мужском мозге тесно связан с мышлением, памятью, вниманием – если он не двигается, его мозг спит. А тут надо сидеть ровненько 35 минут, не бегать и не прыгать. Мальчик заключен в ситуацию, когда его мозг спит, а ему надо учиться.

- То есть не стоит отдавать ребенка в школу раньше положенного, даже если он хорошо знает счет и письмо?

- Это очень неправильно. Тут надо понимать: если вы хотите вырастить исполнителя, надо начать обучение ребенка как можно раньше. А если вы хотите вырастить лидера, руководителя, надо позже. Период 5 – 6-летнего возраста – это период изучения правил и их четкого выполнения. В этом возрасте ребенок понимает, что такое хорошо, а что такое плохо, вся его психика как раз имеет предрасположенность к пониманию таких вещей. И если ему в этот период внушать, что он должен сидеть спокойно и не разговаривать, он это все четко усвоит на всю жизнь. Поэтому в этом возрасте нужно доносить моральные нормы, а не дисциплинарные, иначе мы вырастим исполнителя, зажатого человека, который боится проявить инициативу. Я вообще не понимаю желание родителей начинать обучение как можно раньше. Всему свое время. В Японии, например, совершенно не занимаются обучением детей азбуке, письму до пяти лет, а учат малышей танцам, музыке, лепке, рисованию. В этом возрасте у ребятишек идет развитие правого полушария. У девочек развитие идет пораньше, поэтому их можно отдавать в школу с шести-шести с половиной лет.

- А какой еще возраст можно назвать «трудным»?

- В пятом классе ко мне обращаются родители и мальчиков, и девочек, обеспокоенные падением успеваемости школьника. В этом ничего страшного нет. Ребенок перешел на новый уровень – кабинетная система, много педагогов, он постоянно переживает, как бы успеть поесть в большой столовой, как бы не оторваться от класса. Резервы психики не безграничны. Малышу нужен какой-то процент энергии на то, чтобы переварить новую ситуацию, и это сказывается на учебе, на работоспособности, у него объективно не хватает сил учиться и оставаться внимательным на том же уровне, что и раньше. Тут еще физиология ставит подножку - перестройка на взрослый тип мышления и памяти. После начальной школы, когда можно было механически что-то выучить, идет перестройка мозга на восприятие еще большего количества информации, и надо запоминать логически – на это тоже энергия уходит. У ребенка гораздо меньше энергии остается, чтобы поддержать тот уровень успеваемости, который был раньше.

- Считается, что самый «трудный» возраст – это подростковый?

- Я считаю, что до 14 лет проблем детей не бывает, это проблемы взрослых людей: педагогов и родителей. А вот с 14-ти начинаются проблемы детей. Как правило, это комплексы, выращенные в подростке его родителями и учителями. Комплекс неполноценности формируется у 90% наших детей. Иногда он завуалирован какими-то защитными реакциями, ребенок говорит о себе хорошо, но сам не верит в свои слова. В последнее время все больше таких обращений. У меня тает надежда, что хоть кто-то всерьез задумывается о воспитании детей.

- А как сейчас воспитывают детей?



- Все на бегу, на ходу, по старинке. По старинке – авторитарно, когда ребенок не имеет право голоса и вынужден подчиняться, сейчас вообще нельзя. Сегодня наша жизнь – это конкуренция, мы сами строим карьеру и ищем способ зарабатывать деньги. А как он может все это сделать, если ему внушили, что он бездарь, ленивый, ничего в этой жизни не может? А уже из комплекса вырастает куча других проблем – это и неумение общаться со сверстниками, и замкнутость, и заниженная самооценка.

- Сегодня довольно типичная картина – мать-одиночка, воспитывающая сына. В школе ее ребенок также видит только женщин. Как сильно влияет отсутствие мужских примеров на развитие мальчика?

- Очень сильно. Было бы хорошо, если бы в школах стало больше педагогов-мужчин. Мамам-одиночкам, на мой взгляд, нужна обязательно консультация психолога. Потому что именно мамы-одиночки не имеют возможности повышать свой уровень знаний в плане воспитания, им просто некогда, нужно средства к существованию добывать. А ведь даже любой обычный разговор они выстраивают не так, как надо с мальчиками. С ними разговаривать надо совсем по-другому. Мужской мозг экономичный. Женщине необходимо произнести в день 2000 слов, а для мальчика это перебор. Он просто перестает слушать маму. Расстраивает, когда в угоду школе – как бы это неправильно ни звучало накануне 1 сентября – мамы начинают буквально терроризировать детей. Мы говорим о том, что сейчас не осталось настоящих мужчин в лучшем смысле этого слова, но при этом не воспитываем их. Нужно уважать мальчиков, какими бы они маленькими не были.

Хотелось бы призвать родителей мальчиков, чтобы не ставили цель отличной учебы. Конечно, это неплохая цель. Но с другой стороны, они должны помнить, что в первую очередь они воспитывают мужчину. Мне неприятно, когда учителя и родители проявляют неуважение к мальчишкам, тем более, когда со стороны женщин звучат обвинения в плохой учебе. Ко мне приходят на прием и говорят: «Он лентяй и плохо учится», а я не понимаю, почему я, посторонний человек, разглядела, что малыш добрый, отзывчивый, настоящий защитник, а родители этого не видят. Надо видеть личность в целом, а не только учебу. И не забывать, что подвижность, озорство, страсть к экспериментам – это мужские качества, поэтому нужно относиться к ним снисходительней.

- Не так давно, когда обсуждалась ювенальная юстиция, критике подверглись и шлепки с подзатыльниками, когда-то постоянные спутники советского воспитания. На ваш взгляд, такие методы действительно унижают ребенка?

- К подзатыльникам я отношусь не очень хорошо. А шлепок по попе, на мой взгляд, допустим, ведь это выражение эмоциональной реакции на действия ребенка. Если вы сделаете это искренне, не сумев сдержаться, ребенок поймет это и простит. Дети понимают, что родители не железные. Если же вы будете сдерживаться и говорить сквозь зубы, ребенок поймет неадекватность вашей реакции. Но, особо отмечу, я сейчас говорю именно о легких шлепках, а не об избиении. Боюсь даже говорить родителям о шлепках – скажешь им шлепок, а они по-другому поймут.

- Одна из самых актуальных тем сегодня – это обсуждение старых добрых мультиков «Ну, погоди!», «Малыш и Карлсон» и их возможный запрет. Особенно потрясает, что цензоры в них углядели признаки педофилии.

- Каждый судит по себе. Здесь явно взялся за редакцию мультиков латентный педофил. Никакой нормальный человек без склонности к педофилии здесь этого не увидит. На цензуру надо рассматривать не советские добрые мультики, а западные.

Вообще если уж разговор зашел о телевидении… Я бы убрала телевизор от детей до трех лет. Им там делать нечего. Яркие, аляпистые цвета, громкие звуки – все это перевозбуждает, влияет на психику. И, конечно, обязательно надо контролировать, что смотрит ребенок старше. Недавно привели ко мне десятилетнего мальчика – жертву маминой увлеченности «Домом-2», «Счастливы вместе» и так далее. Мальчик говорит вполне по-взрослому, но благодаря этим сериалам выводы делает кошмарные. Считает, что женщин всегда нужно обманывать, что они ничего не понимают. И это в десять лет!

- Многие знакомые жалуются, что у бабушек-дедушек послушный и хороший ребенок превращается в избалованного царька. «Бабушкизм» - это хорошо или плохо?

- Пусть малыш учится управлять. Наличие бабушек-дедушек – это так хорошо. Ребенок отдыхает душой, он там маленький царь. Ему такой опыт не повредит, пусть он будет более гибким. Мы хотим упростить ситуацию, хотим, чтобы малыш всегда был послушным и хорошим. Но зачем ему всегда быть одинаковым? Он должен учиться быть разным. У меня, кстати, на протяжении жизни менялся взгляд на эти вещи. Мы приехали в Улан-Удэ по распределению, когда появились дети, у нас здесь не было ни бабушек, ни дедушек. Тогда я думала: «Как хорошо, что все родные там». А сейчас, когда я сама бабушка, понимаю, как это здорово. У меня одна манера воспитания, у родителей – вторая, у свекрови – третья. Ребенок мимикрирует, чем больше форм поведения, тем больше гибкости.