10 вопросов Татьяне Вежевич, уполномоченному по правам ребенка в Бурятии

То ли чиновник, то ли учитель, то ли мама. Уполномоченный по правам ребенка Татьяна Ефимовна говорит, что ее профессия должна гармонично сочетать все три ипостаси. И, кажется, немного лукавит. Судя по тому, как горячо и как искренне она рассказывает о проблемах детей в республике, в первую очередь она для своих подопечных все-таки мама.

- Есть такая хорошая фраза: «все мы родом из детства». Действительно, счастливое или несчастное детство навсегда накладывает определенный отпечаток на судьбу человека, на то, каким он вырастет. Какое же детство было у уполномоченного по правам ребенка?

- У меня было счастливое детство. Я родом из Джидинского района. Росла в большой семье – папа, мама, два брата и две сестры. Училась хорошо, была послушным, но активным ребенком. Родителям хлопот не доставляла.

В моем детстве было много идеалов и примеров для подражания. Думаю, именно этого не хватает сегодняшним ребятишкам. И вообще отношение к жизни было другое. Помню, как сажали саженцы, с трепетом ждали, приживутся или нет, а после любовались молодыми деревьями. Или «живое серебро»! Летом мелкие речки пересыхали, и, чтобы мальки не умерли, мы их ловили сачками и отпускали в большие притоки. Мы чувствовали причастность к судьбе своей малой родины и гордились этим. А что сейчас? Сейчас в основном ставка делается на досуг и развлечения, думают только о том, чем бы занять молодежь, какой бы дискотекой или очередным шоу удивить ее. Ребятишки не приучены к труду. Ко мне родители обращаются, возмущаются, что их дети «генералят» в школе. А как мы научим ребенка быть хозяйственником, если он избегает элементарной уборки в школе? Ведь эти качества не придут вдруг в 18 лет.

- Может быть, расскажете о своем самом ярком воспоминании из школьной поры?

- Помню, тогда я училась в шестом классе. Лучшим отрядам присваивалось звание правофланговых. И вот однажды мы получили это почетное звание и ленту. В это время наша классная руководительница Надежда Николаевна Трофимова болела, поэтому мы принесли ей ленту домой. Она прижала эту ленту к лицу и… заплакала. Мы первый раз видели, как учитель плачет. Все были тронуты до глубины души. Не сомневаюсь, что все присутствующие на всю жизнь запомнили этот момент. Сейчас пытаюсь донести до молодых учителей, как важно пропускать ребенка через душу, любить его.

- С какими проблемами к вам чаще всего обращаются?

- Самые типичные проблемы касаются области образования и нарушения прав. Очень часто обращаются люди, не понимающие, как двигается электронная очередь на место в детский сад. Говорят: «Я стою в очереди с такого-то времени, а мой знакомый встал на 2 - 3 года позже, при этом он уже получил место, а мы в очереди даже не сдвинулись». Мы направили письмо Геннадию Айдаеву, чтобы администрация города создала комиссию и проверила, что же все-таки происходит с электронной очередью.

Есть нарушения и в школах. Занимаемся проблемой вымогательства в джидинской школе. Старшеклассница вымогала у девочки две тысячи рублей, по этому факту возбуждено уголовное дело. Самое интересное, что об этой проблеме мы узнали от самой ученицы, которая вымогала деньги, и ее мамы. Они посчитали, что следователи нарушили права школьницы, вызвав ее на допрос. Кстати, родители часто бывают несправедливы и необъективны тогда, когда речь идет об их ребенке. Бывает такое, что мамы и папы высказывают претензии к школе, при этом перекладывая всю ответственность за судьбу своего отпрыска на учебное учреждение.

- Какие истории вас особенно тронули?

- Запомнился старшеклассник из Улан-Удэ, которого мы отправили на лечение в Новгород. Подросток отмечал Новый год с одноклассниками. Выпили. Кого-то из них после забрали родители, а он пошел домой пешком. Это, кстати, к вопросу о родительской ответственности. Мальчик был пьян, до дома не дошел, упал. Отморозил руки, стоял вопрос об ампутации. Силами врачей из Улан-Удэ, а потом и медиков Новгорода руки удалось спасти. Собирали ему денежную помощь, отправляли на лечение. Недавно приходила его мама. Говорит, что ребенок с энтузиазмом учится и оптимистически смотрит в будущее.

- А какие особенно шокировали?

- Нас шокировала история, произошедшая в одном из районов Бурятии. Мы над ней сейчас работаем. В школе выявились факты сексуального характера, совершенные шестиклассниками в отношении второклассницы. Представляете, шестиклассники, сами по сути еще дети, мальчики 11 - 13 лет занимались такими вещами! Следователи уже работали над этим делом, но мы все равно взяли ситуацию под особый контроль. Установлены фамилии всех детей, но в возбуждении уголовного дела отказано из-за их возраста.

После вскрылись и другие факты. Две женщины рассказали, что, когда они учились в 9-м классе в этой школе, над ними было также совершено сексуальное насилие. Обе уже имеют свои семьи, но рассказать об этом решились только недавно. Вот такая порочная практика сложилась в школе. Это ненормально. Нужно четко срабатывать и реагировать на фразы детей, а не говорить на просьбу о помощи: «Иди, сама разбирайся». Нужно донести, что такие преступления наказуемы. И в ответе должны быть и руководители учреждений, где такое происходило.

- Этим детям всего 11 - 13 лет. На ваш взгляд, что привело к этой ситуации?

- Одни из главных причин – Интернет и телевидение. Все это показывают, рассказывают, муссируют, смакуют, и чисто детское любопытство иногда переходит в нездоровую тягу. Ребенок ничем не занят. У тех детей, которые ходят в спортивные секции, какие-то кружки, просто нет времени на такие дела. А помните случай в Северобайкальском районе, когда малыши попробовали понюхать газ и один из них в итоге ушел из жизни? Так оно и бывает: прочитали в Интернете, что можно нюхать газ и смеяться от него, решили попробовать…



- Вы лично ведете прием граждан. Наверное, очень тяжело все истории, которые рассказывают вам, не воспринимать близко к сердцу?


- К нам люди приходят и рассказывают такое, что трудно сдержать слезы. Нельзя не пропускать такие проблемы через сердце. Это очень тяжело. Но по-другому нельзя. Недавно у нас прибавилась еще одна категория граждан – женщины, отбывающие наказание в колонии. Все их вопросы в основном касались того, как можно вернуть родительские права. Чтобы у них был какой-то стимул, мы нашли всех этих детей, сфотографировали и передали снимки их матерям. Женщины смотрели на фотографии своих детей и плакали навзрыд. Наверное, в их сознании что-то перевернулось, и они захотят сделать все возможное, чтобы вернуть ребятишек. Глядя на них, плакали и мы. Когда на планерках обсуждаем какие-то вопросы, сильно расстраиваемся. Очень жаль детей. Брошеные, инвалиды, больные… Бежит к тебе ребенок и кричит: «Мама!», а ты останавливаешься и даже не знаешь, как на это реагировать. Но ради детей стоит это переживать. Наступает удовлетворение, когда помогаешь разрешить проблему.



- Кем должен быть уполномоченный по правам ребенка? Человеком, способным понять и сопереживать, чиновником, который знает все инстанции и бюрократические тонкости, или судьей – справедливым и строгим?


- Он должен быть педагогом, мамой и чиновником в разной степени. Я сама мама, поэтому понимаю тех родителей, которые хотят защитить свое чадо. Педагогом – потому что знание основ психологии и педагогики помогает увидеть причину проблемы. И, наконец, чиновником – потому что часто приходится помогать в тех ситуациях, когда не правы люди, облеченные властью. Тогда только чиновник, в хорошем понимании этого слова, может убедить человека на другие действия или доказать его вину.

- Вас, как, впрочем, и многих других публичных людей, часто критикуют в Интернете. Как вы относитесь к этому?

- У меня создалось впечатление, что критику пишут люди, не реализовавшие себя. Они видят, что кто-то что-то делает, и начинают изливаться желчью, искать, что бы такого негативного выявить. Мы как-то устраивали конкурс среди детей. Награждение прошло в Доме правительства, присутствовало много СМИ, всё очень торжественно. А люди стали писать: «Фу, сирота из района ехал, а ему какую-то китайскую компьютерную мышку вручили». Но разве материальное по-настоящему ценно? Ценно, что дети побывали на таком приеме, почувствовали значимость своих усилий, увидели себя по телевизору и в газетах…

- И вопрос напоследок, вы гордитесь своими детьми?

- У меня два сына. Один – программист, занимается спортом, никогда не откажет в помощи. Другой учится на бюджете в Санкт-Петербурге, идет на красный диплом… Я очень горжусь своими детьми.