Десять вопросов Жаргалу Жалсанову, художественному руководителю ансамбля «Байкал»

- Столько копий ломается вокруг пресловутого закона об автономных учреждениях культуры. Ваш ансамбль давно и успешно работает по этому закону. Какие плюсы и минусы нового закона вы ощутили на себе?

- Этот закон принят – это факт. Плюсы? Мы работаем в состоянии автономного учреждения недолго, поэтому, думаю, выводы делать рано. Я понимаю, что государство просто решило отправить все учреждения на самоокупаемость, что само по себе не подходит всем учреждениям культуры. Ведь на практике не все учреждения культуры самоокупаемы. Да и вообще это не есть их функция. Это шоу-бизнес может зарабатывать деньги.

Отправить всех зарабатывать, а потом требовать высокохудожественные постановки – это очень наивно со стороны государства. Думаю, что будут поправки к закону, система грантов, исключений, дополнительной господдержки, что поможет выровнять ситуацию. Минусы этого закона мы должны ощутить намного позднее, чем сейчас. А минусы будут, и это понимают все – и те, кто принимает этот закон, и те, кто внедряет, и те, кто будет работать с этим.

- В народе говорят: дерево с отмирающими корнями плодов не дает… Нет ощущения, что ваш постоянный основной зритель все больше стареет?

Уходит старшее поколение, воспитанное на народном искусстве. А как привлекать молодежь? Для нее традиционная народная культура в массовом понимании сводится к давно ушедшим дням. Певцы в дэгэлах, лихо отплясывающие ехор танцоры приводят в восторг зрителей в основном старшего и среднего поколения. На одном из ваших концертов видели, как сидевшие в зале школьники были с наушниками – слушали свою музыку. Как работать с ними?

- Я думаю, они слушали «Шэнэ ехор» (улыбается). На самом деле проблема, конечно, большая. Учить молодое поколение уважать и чтить старших, ценить накопленную поколениями мудрость своего народа - на это и направлена наша деятельность. Я думаю, в нашем народе это самая положительная черта - мы сохранили свои традиции родового тепла. Родители до конца опекают своих детей, и потом дети ухаживают за своими родителями. Мы работаем над тем, что делаем не только традиционные вещи, мы стилизуем бурятский фольклор. Делаем проекты, которые направлены на людей разного возраста.

- Недавно прошедшие юбилейные концерты «Байкала» показали, что классика не стареет. «Цветок Байкала», «Наши девушки» по сравнению с нынешними постановками кажутся безыскусными, зато сколько души! Как можно очень органично «осовременить» золотой фонд ансамбля, не навредив первоисточнику? Нет ли в планах возродить танец бурятских кукол и «Сон старика»?

- Если вещь хорошая, она навсегда остается такой. Просто вовремя надо ее вытащить. Если бы мы не делали абсолютно другие танцы-спектакли, то не ощутили бы прелесть этой советско-бурятской эстетики. Шагнув на более сложный уровень, мы принимаем простенькие танцы как что-то простое, родное, из своего детства. Ведь это тоже наше прошлое - светлое и наивное. А мы все любим свои воспоминания. В планах у нас есть восстановление ушедшего репертуара.

- Легендарный Дандар Жапович известен и как большой знаток этнографической основы тех песен и танцев, которые исполнялись в его коллективах. А сейчас кто в ансамбле консультируется с этнографами, фольклористами, историками, сотрудниками музеев?

- Дандар Жапович сам и занимается. Он же творец! Он никогда не останавливается на достигнутом. Конечно, творческие руководители-постановщики, все мы занимаемся этим, ищем, консультируемся, учимся.

- Сценические костюмы «Байкала» при всей их шикарности мало аутентичны эпохе и географической территории проживания того или иного бурятского племени. Кто дизайнер ваших костюмов?

- Так нельзя говорить. Я считаю, наоборот, наши костюмы очень аутентичны. Просто в советское время понимание бурятского костюма было совсем другим. На самом деле именно Дандар Жапович очень глубоко копнул в перемене понимания о разнообразии бурятских костюмов. Он и является главным дизайнером костюмов. Помимо этого, у нас есть профессиональные дизайнеры - Лариса Аюрова, Елена Самбарова и Ольга Тыпкесова. Они известные модельеры, но главную идею несет Дандар Жапович. Это он вытащил на профессиональную сцену оригинальные костюмы бурятских племен. До этого все бегали в коротких платьицах и рубашках на русский лад с придуманными узорами, а сейчас мы видим многообразие украшений шапок и дэгэлов, которые сшиты на основе дошедших до нас материалов разных эпох.

- Во время визита высоких гостей, например Медведева или Путина, ваш ансамбль показывал в основном номера из «Угайм сулдэ». У незнающих гостей в зале складывалось впечатление, что буряты до сих пор сплошь шаманисты. Почему в вашем репертуаре почти нет номеров по буддийским мотивам? Это следование тренду на экзотику или личные пристрастия?

- Мне кажется, это показатель талантливого человека предугадать, что необходимо в данный момент. «Угайм сулдэ» прозвучал, потому что он был нужен в тот момент для осознания нами своего прошлого. Понять, насколько глубока и богата наша культура и насколько монгольский мир тесно связан родовыми культовыми традициями, что у нас общие тотемы. А самое главное, этот спектакль интересен не только бурятам, ищущим свои корни, но и зрителям, которые через этот спектакль хотят увидеть глубину и сложное прошлое нашего народа, которое сплошь окутано мифами и легендами. В общем, мы не делимся на буддистов и шаманистов, мы живем общим ощущением чего-то духовного, от этого, наверное, и наше творчество.

- Ансамбль «Байкал» многие помнят с детства. Было ощущение ожившей сказки, словно богатыри и красавицы из улигеров спустились на землю. Может, потому, что те поколения артистов еще не сильно оторвались от земли, от языка предков. Может ли утрата языка с каждым поколением так сказываться даже на танцевальных движениях? Почему сейчас все меньше ощущения сказки?

- В настоящее время мы близки к своим традиционным преданиям и легендам, к традиционным танцам и песням намного больше, чем в 60 – 70 – 80 - 90-е годы. Стоит посмотреть репертуар. Но все это зависит, конечно, от восприятия. Мы все взрослеем, а с годами на сказку надо настроиться или сделать самим. Насчет утраты языка. Однозначно утрата языка ведет народ к утрате своей культуры в целом. Здесь все взаимосвязано, ничто не может долго и полноценно существовать обособленно.

- Еще Петр I, введя в практику танцевальные ассамблеи, решал задачу танцевального просвещения. Для вас «Ночь ёхора» часть эстетического воспитания или вы поучаете развлекая?

- «Ночь ёхора» - это проект, который основан на феномене «ёхор». Такой простой по форме и очень сложный по энергетике, в современное время он утратил свое предназначение. Как и все мы, он трансформируется. Мне самому до сих пор непонятно, что важнее – сохранение в оригинальном виде или все-таки развитие. Мы сами спорим по этому поводу. Хорошо, что есть большой интерес к этому проекту, и думаю, что это не просто развлечение, а попытка сохранить нашу традиционную культуру, трансформируя и экспериментируя.

- Знаем, что с 30 июня по 4 июля вы закрываете свой театральный сезон в Русском драмтеатре. Коротко, что нас ждет?

- Прошедший сезон был ознаменован 70-летием ансамбля-театра «Байкал». Это и стало для нас главным событием сезона. Традиционно мы закрываемся гала-концертом. Наших зрителей ждет концерт, в котором мы собрали самые яркие номера из разных проектов прошедшего сезона. Это «Сагаалганай уулзалга» и «Мелодии родного края», «Уран-хуур» и «Феерия танца», «Юбилейные концерты» и «Новогоднее шоу», «Угайм сулдэ» и «Блеск Азии». В общем, такой отчет для наших зрителей.

- Традиционный вопрос напоследок: чем удивит нас ансамбль в новом сезоне?

- В октябре мы готовим премьеру оркестра бурятских народных инструментов им. Ч. Павлова совместно с нашими композиторами Бурятии. Это будет очень большой и серьезный шаг в пропаганде бурятской профессиональной музыки.

Готовим спектакль-легенду «Эхо страны Баргуджин-Тукум». Это спектакль сложной формы, где воедино переплетаются традиции и эксперименты, легенды и авторское видение, народная хореография и балет. Все это основано на четких фразах дошедших до нас летописей о таинственной стране Баргуджин-Тукум.

Есть пара очень интересных идей с Баттулгой, музыкальным руководителем нашего театра. Будем воплощать идею, которая витает давно: собрать воедино три профессиональных коллектива нашего народа на одной сцене со всем колоритом своих регионов. «Амар сайн» - Агинское, «Степные напевы» - Усть-Орда и «Байкал» - Бурятия. Это очень важный шаг для осознания единства нашего народа. Ведь культура должна задавать приоритеты для развития общества, заставлять расти и задумываться, сопереживать и творить, и все это нужно делать легко и непринужденно.