Монголия на протяжении многих лет ведет учет родоплеменной идентификации своих граждан. Хотя принято думать, что в Монголии роды и племена давно утеряли свое значение, но самосознание, в котором этот уровень сохраняет актуальность, все еще живо. Большая часть населения по прежнему относит себя к тому или иному племени и/или роду. Хотя значительный процент людей уже к исходу средних веков стал идентифицировать себя по роду того феодала, к которому принадлежал, все же свыше половины населения отнесла себя к родам, у которых не было своего феодального правителя.

654,480 человек идентифицировали себя как борджигины (род Чингисхана, представители которого правили на большей части нынешней Монголии). Еще 43 тысячи 946 человек определились как «тайдж», 5537 — как «тайджинар», 2110 — «бэйс», 927 — «гун», 526 — «бэйл». Все эти термины совпадают с названиями феодальных титулов монгольского средневековья и маньчжурского времени.

39 тысяч 316 человек назвались просто монголами. Однако вторая по численности группа идентифицировала себя как сартулы — 46 с небольшим тысяч человек.

Сартулы

С родом сартул связаны интересные коллизии. Дело в том, что если в Бурятии сартулы давно считаются «своим» родом, неотъемлемой частью бурятского народа, то в Монголии сартулы обычно воспринимаются как совершенно отдельная этническая группа. В обыденном сознании монголов при слове «сартуул» не возникает ассоциаций с бурятами, и многие монгольские сартулы не без удивления слышат от бурят рассказы о крупной южнобурятской общности, населяющей целый Джидинский район.

Тем не менее, если взглянуть на расселение сартулов Монголии, обнаружится, что в сельской местности они сосредоточены в основном в аймаках Забхан и Баян-Хонгор (ок. 7700 чел.). Однако следующая крупная популяция сартулов (ок. 5800 чел.) расселена в смежных северных аймаках Сэлэнгэ, Орхон и Дархан-уул. Понятно, что юго-запад и запад Монголии исторически мало связаны с бурятами, но вот северные аймаки по Селенге — совсем другое дело. Здесь уже часть сартулов может иметь бурятское происхождение, хотя большинство их является недавними переселенцами с юга и запада Монголии.

Кроме того, в Монголии есть род сартул, который является частью хамниганского союза из Юго-Восточного Забайкалья, а также род сартууд (149 человек) из числа тех же хамниган, вместе с агинскими хоринцами переселившихся в Монголию.

Расселение сартулов Монголии. Более густым цветом обозначаются аймаки, в которых проживает больше представителей этого племени

Сартулы в Монголии еще в 1990-х годах считались особенно предприимчивыми людьми со склонностью к бизнесу, из их числа в те времена вышли весьма успешные коммерсанты. Монгольская Википедия сартулами называет также президентов П. Очирбата и Н. Багабанди. Оба они уроженцы Забханского аймака.

Происхождение сартулов обычно связывают с завоеванием Средней Азии Чингисханом. Будто бы оттуда была переселена в Монголию часть оседлого населения, так называемых сартов. В дальнейшем многие сарты, получив в Монгольской империи относительно привелегированный статус, периодически привлекались к государственной службе и уже сами охотно переезжали поближе к ханским ставкам.

В Бурятии в те времена выходцы из Средней Азии получали от монголов право основывать торговые фактории, развалины которых в 20 веке были найдены археологами. Такие фактории обнаружены на р. Темник в Восточной и на р. Унга в Западной Бурятии. Кроме того, предметы быта среднеазиатских торговцев обнаружены в Баргузине. Такие крупные археологи как Л.Р. Кызласов и С.В. Данилов датировали бытование факторий 13-14 веками.

В 13 веке территория Ангаро-Ленского междуречья было не самой спокойной частью Монгольской империи. Здесь многие годы кипело сопротивление лесных народов, полыхало восстание хори-туматов, а затем — оппозиционные движения сторонников Ариг-Буги и Хайду, к которым мы еще вернемся. Временами под ярость повстанцев попадали торговцы. В одном из укреплений было обнаружено замурованное в вал тело представителя памиро-ферганской расы.

Предположительно с теми же военно-политическими бурями связан уход на север тюркоязычной части якутов. Массовые переселения тюрок в Приангарье в 13 веке отмечается появлением целых археологических культур. При этом, хотя культурное влияние этих переселенцев было очень велико, но носители тюркских языков в этом регионе не удержались и, по всей видимости, отошли на север. Как раз в тот период в состав якутов мог войти род сартагыл, название которого является вариантом все того же сартул (сартуул / сартагул).

В то же время в основной части Монгольской империи выходцы из Средней Азии продолжали играть огромную роль в государственном аппарате вплоть до самых южных провинций завоеванного Китая. Падение монгольской династии Юань не привело к исчезновению многочисленных и сильных среднеазиатских общин, которые существуют на юге Китая по сей день. Однако, если на юге выходцы из Средней Азии сохранили ислам, то на коренной монгольской территории они постепенно приобщились к традиционным для монголов верованиям, а затем вместе с ними приняли буддизм.

Булга

В Монголии очень мало выходцев из Иркутской области времен массовой бурятской эмиграции 1919-1932 гг. Тем не менее, есть очень много носителей родового имени с корнем булга. В Бурятии об этом мало кто знает, и специальных исследований среди этой монгольской группы до недавних времен не проводилось. Между тем, это название созвучно названию крупного бурятского союза племен булагат.

В самой Бурятии еще с 17 века зафиксированы два варианта этого этнонима. В документации Верхоленского острога булагатов обычно называли булгудаи или булгаданы, а в документации Братского и Балаганского острогов бытовал термин булаганцы, булагаты. В конце концов прижился последний вариант, но очевидно, что раньше он не был единственным. Более того, есть основания полагать, что правильным звучанием должен был быть забытый вариант булгад, во всяком случае в основе названия был корень булга. Тот же, что и у монгольских групп.

8285 человек в Монголии идентифицировали себя как булгадар, 2378 человек идентифицировали себя как булган, 697 человек — как булга, 440 — как булгад, 191 - булгачин, 50 - булгач. Самая крупная популяция носителей имени булгадар — 3704 человека — отмечена в аймаке Увс на западе Монголии (здесь и далее мы не рассматриваем г. Улан-Батор). В соседнем Забханском аймаке проживает самая крупная группа представителей рода булган — 252 человека. В Среднегобийском аймаке живет 69 человек булга, это крупнейшая популяция рода. Носители этнонима булгад концентрируются в северном, приграничном с этнической Бурятией, аймаке Хэнтий, где живут 105 представителей этого рода. Наконец, большая часть представителей родов булгачин и булгач живет в Южной и Средней Гоби.

По роду булган надо уточнить, что хотя формально крупнейшая их группа живет в Забхане, но в четырех северных смежных между собой аймаках Сэлэнгэ, Дархан-уул, Орхон и Булган проживает 631 представитель рода, что значительно больше забханской группы. Что все это значит?

С одной стороны мы можем гипотетически, но с большой долей вероятности, допустить, что северная группа носителей этнонима булган связана с бурятами. Еще больше эта вероятность для хэнтийской группы рода булгад, которую вообще проще всего было бы признать, например, булагатами, выходцами из селенгинских районов Бурятии.

С другой стороны наличие крупных групп носителей этнонимов булгадар и булган в аймаках Увс и Забхан практически невозможно объяснить эмиграцией бурят в 20 веке. То же самое можно сказать о группе булга в Средней Гоби.

Такие варианты этнонима, как булга, булган, булгадар, булгачи и булгач в Бурятии в 19-20 и даже в 18 веках просто не известны. Если это осколки большого булагатского племенного союза, то они отделились от него задолго до 18 века. Возможно это случилось еще в те времена, когда люди помнили, что означает слово булга. Можно даже уточнить, что это было тогда, когда люди еще понимали смысл суффикса -дар, который является показателем множественного числа в некоторых тюркских языках.

Что же означает слово булга? В современном бурятском оно забыто, хотя остались бытующие слова с тем же корнем. В 13 веке в монгольском языке это слово было вполне общепонятным для монголов. Оно зафиксировано в «Тайной истории монголов» («Сокровенном сказании монголов»), в рассказе о восстании хори-туматов, где говорится «живший мирно народ стал мятежным». Понятие «мятежный» или «восставший» в то время передавалось словом булга.

По мнению некоторых ученых, булга по происхождению тюркское слово, но к 13 веку оно уже было привычным в монгольском языке. Однокоренные слова позднее употреблял и историк при дворе монгольских ильханов Рашид-Аддин, который «временем булгак» называл период мятежей и смут во время противостояния Ариг Буги и Хубилая. Очевидно монголы прозвали булга сначала восставшее хори-туматское население в ангаро-ленском краю и в Восточном Саяне. Дальнейшая история термина уже не так ясна, но можно предположить, что позже этот термин либо перешел к тем племенам, которые поддержали Ариг Бугу, либо просто стал обозначать население, жившее позже на той территории, где кипело хори-туматское восстание. Хотя сами хори-туматы в массе своей покинули эти районы примерно во второй половине 13 века, но прозвище булга могло удержаться за теми, кто поселился там.

Сами западные буряты в преданиях, записанных М.Н. Хангаловым говорили, что «люди, жившие к северу от Байкала, неизвестно по какой причине все переехали на южную сторону, в Монголию». В этом сюжете отразилась историческая память об уходе большей части хори-туматов на юго-восток (в бурятском понимании - «на юг»). Однако смена части населения не привела к полному «замирению» обширного горно-таежного региона.

Вероятно, и после капитуляции Ариг Буги часть лесных народов поддержала оппозиционного претендента на престол. Таковым стал Хайду, укрепившийся в Чагатайском улусе и временами доходивший до Енисея и Каракорума. В историю этого неординарного политического деятеля мог бы очень хорошо вписаться тот факт, что крупная группа носителей этнонима булгадар оказалась на западе Монголии.

Веком позже еще далее на запад мы обнаруживаем еще одно племя, с весьма близким этнонимом булгачи. В 14 веке племя булгачи фиксируется в Могулистане. В 1380-х годах они подверглись нападению сына Тамерлана Умар-шейха, затем — самого Тамерлана. Хотя в источниках расхваливается сила самаркандских войск, наносивших булгачи поражения, но в целом сопротивление этого племенного союза долго не удавалось сломить. Такие исследователи, как А. Мокеев даже считают, что название булгачи потому и закрепилось за ним, что оно было воинственным и склонным к мятежам. Постепенно булгачи продвигались в горные районы и в 15 веке они, вероятно, уже были ядром третьей крупной группировки киргизов, сейчас называемой ичкилик.

История западномонгольских булгадаров и среднеазиатских булгачи еще ждет внимания бурятских ученых. Пока мы не можем со всей уверенностью связывать их происхождение с теми же процессами этно- и политогенеза, которые привели к образованию булагатского племенного союза, но это является весьма перспективным направлением исследований.