В 2015 году аномальная жара нанесла многомиллионный ущерб сельскому хозяйству Бурятии. Потери, которые понесли фермеры, в правительстве оценили в 324 миллиона рублей. Пострадало в общей сложности 122 хозяйства, погибло более 88000 га сельскохозяйственных культур. Режим ЧС из-за почвенной засухи был объявлен в июле и продлился до конца сентября. На территории 11 районов республики в течение всего лета практически не было дождей. Даже в министерстве сельского хозяйства тогда признали: лето выдалось сложным.

В 2016-м ситуация повторилась, хотя готовиться к засухе Бурятия начала ещё в феврале. Аграриев заранее призывали страховать урожаи и запасаться спецсеменами. Министерство сельского хозяйства заключило с федеральным ведомством соглашения о субсидировании сельского хозяйства. Москва пообещала поддержать фермеров Бурятии по десяти направлениям. На одну только посевную кампанию выделили 38 миллионов рублей. И хотя проходила она в сложных климатических условиях – это и дефицит почвенной влаги, и холодные ветра, и заморозки – план удалось выполнить. Однако избежать засухи всё же не удалось. В конце июля режим ЧС ввели в 14 районах республики.

Закупать корма пришлось в других регионах – Приангарье. Амурской области, а также Алтайском и Красноярском краях. Общий размер ущерба составил 309 миллионов рублей.

В таком положении сельхозтоваропроизводители оказываются каждый год, и 2017-ый, скорее всего, не станет исключением. Об этом ещё в феврале заявил первый замминистра сельского хозяйства Пётр Брыков. 

- Пока прогнозы осторожные, очень благоприятных условий ждать не стоит. Ранневесенняя засуха у нас повторяется с вероятностью 80-90 %, – рассказал он.

Ситуация может улучшиться с приходом летних дождей. А потому фермерам посоветовали сеять кормовые культуры в более поздние сроки.

На свой страх и риск

Бурятия расположена в так называемой «зоне рискованного земледелия», однако организации, которые находятся на территории республики, по различным формальным причинам отказывают фермерам в страховке посевов и отказы эти носят массовый характер. В итоге аграрии не могут защитить свои будущие урожаи от сюрпризов погоды.

- Страхование происходит не позже, чем через 15 дней после посева. Как раз в этот период, в мае, начинаются проявления почвенной засухи – нулевой запас влаги и отсутствие осадков. Поэтому не каждая компания пойдёт на заключение таких договоров, – пояснил Пётр Брыков. – Но есть сельхозтоваропроизводители, которые с большой долей вероятности заключат соглашения. Мы, естественно, обеспечим им господдержку.

Этот вопрос обсуждался на коллегии Национального союза агростраховщиков (НСА). Фермерам пообещали оказать поддержку и компенсировать потери.

- Сейчас проводятся подготовительные работы, решаются финансовые вопросы. В этом году введён новый механизм льготного кредитования – от 1 до 5 % годовых. На весенние полевые работы выдано уже более 75 миллионов рублей,  – рассказал Пётр Брыков на очередном правительственном брифинге 17 апреля. – Некоторые хозяйства смогли получить льготный инвестиционный кредит.

В их числе, например – ООО «Куйтунское» в Тарбагатайском районе, которое приобрело два трактора и посевной комплекс. Техника прибудет туда уже в конце апреля. 

Ведомство также проводит работу по финансированию несвязанной поддержки. На эти цели предусмотрено 66 миллионов рублей – как и в прошлом году. Правда, условия её предоставления ужесточились.

- Это требования к агротехнике и отсутствие задолженности по налогам. Потому из 72 заявленных организаций возможность получить помощь пока есть только у сорока, – пояснил замминистра. – Сегодня выдано более 33 миллионов рублей несвязанной поддержки. Все средства будут освоены в ближайшее время. 

Всего планируется засеять 154 тысячи га земли, а застрахуют в семь раз меньше – около 20 тысяч га. Тем не менее, по сравнению с прошлым годом ситуация улучшилась: тогда не удалось застраховать ни одного гектара. Компании просто-напросто не стали работать с бурятскими фермерами.

- Они сказали, что налицо страховой случай – нулевой запас влаги в почве и отсутствие осадков. Поэтому просто отказались, – напомнил Пётр Брыков.