конфликт
7787
6

«Равнодушие, хладнокровие и безразличие системы здравоохранения не дают возможности для реализации своих же прав»

В Улан-Удэ внучка труженицы тыла не может добиться для своей бабушки необходимого оборудования

Фото: личный архив В. Мархандаевой

Ещё год назад 88-летняя жительница Улан-Удэ, труженица тыла Агния Иннокентьевна Хохолова жила полноценной жизнью. Она не только самостоятельно передвигалась, но и готовила вкусные ужины, встречая с работы любимую внучку. 

К сожалению, время взяло своё, появились возрастные «болячки», и Агния Иннокентьевна стала инвалидом первой группы. А летом этого года случилось другое несчастье: пенсионерка сломала позвоночник и оказалась прикованной к кровати. Внучка труженицы тыла, желая сделать жизнь любимой бабушки максимально удобной, обратилась в городскую поликлинику с просьбой выделить необходимое оборудование для инвалидов. Однако врачи, по словам женщины, не только не стали помогать, но и возмутились такой просьбе. 

С трудом оформили инвалидность

Внучка Агнии Хохоловой Валентина Мархандаева рассказала нам, что с первыми трудностями они столкнулись ещё на момент оформления бабушки на инвалидность. Ранее пенсионерка жила в Иркутской области, а когда здоровье стало сдавать, Валентина перевезла бабушку к себе. 

В свои 88 лет Агния Иннокентьевна чувствовала себя хорошо, бодро ходила, сама себя обслуживала и даже варила ужины, пока внучка со своим мужем находились на работе. Одним словом, бабушка жила полноценной жизнью. Но в ноябре прошлого года у труженицы тыла проявились первые признаки деменции. 

- Бабушке в связи с этим присвоили инвалидность. В ноябре прошлого года у неё появились посылы к бродяжничеству. Она перестала есть сама, у неё провалы в памяти начали появляться. Она могла не есть весь день, если бы я не звала её к столу. В какой-то период она меня не признавала. Болезнь начала развиваться, и у бабушки испортился характер. Это теперь я знаю о том, что если бы года два назад было адекватное лечение, то любой врач мог бы диагностировать, что у неё деменция. Уже потом я почитала, изучила литературу и поняла, почему бабушка капризничала, если, к примеру, я не купила ей зелёные огурцы, - рассказала внучка Валентина. 

В декабре Агнии Иннокентьевне установили первую группу инвалидности пожизненно. Однако, со слов Валентины Мархандаевой, в этом процессе они испытали некоторые трудности. 

- Я в основном находилась на работе, и с бабушкой ходили моя мама и мой муж по всем врачам, чтобы бабушку обследовали. Врачи на местах удивлялись, почему до сих пор нет инвалидности, - сообщает женщина. - Когда в городской поликлинике № 6 в отделе по качеству оказания медпомощи мама обратилась к врачу и сообщила о бабушкиных проблемах, та взяла бабушкину карту, махала этой картой перед носом моей мамы и говорила: «Вам не положена инвалидность, бабушка и так старая, у неё просто всё от старости». Всё же после этого комиссия от бюро МСЭ (медико-социальная экспертиза. – Прим. авт.), куда отправляют документы, сразу же присвоила бабушке первую группу инвалидности, причём пожизненно. 

Во время оформления документов Агния Хохолова передвигалась самостоятельно, а потому в поликлинике из всего необходимого прописали только подгузники и индивидуальные непромокаемые пелёнки. Назначили и лекарственные препараты, приём которых дал положительный результат, и состояние пенсионерки улучшилось. При малейших проблемах Валентина сразу же обращалась за медпомощью. 

«Не положено»

Неожиданно в начале лета этого года Агния Иннокентьевна не смогла встать с кровати. Прибывший на вызов травматолог определил компрессионный перелом позвоночника и объяснил, что случиться это в таком возрасте могло при любом резком повороте или неудачной попытке подняться с постели. 

- Как только я поняла, что дело плохо, сразу взяла её карту и побежала в поликлинику к травматологу, ждала целый день врача, меня не приняли. Пошла к заведующему отделением, он мне сказал, чтобы я решала всё через терапевта. Потом через терапевта всё долго не решалось, я позвонила в страховую компанию. И только после этого невролог, травматолог и терапевт пришли одновременно в один день. Они обследовали бабушку и начали оформлять ИПР (индивидуальная программа реабилитации. - Прим. авт.), - вспоминает Валентина Мархандаева. 

Со слов женщины, травматолог написал в документе, что бабушке необходима многофункциональная кровать, поскольку она перестала ходить и поднимать её сложно, нужны противопролежневый матрас, ходунки, специальный стул, чтобы ходить в туалет. Требуется и инвалидная коляска для возможности выводить бабушку на улицу. 

- Прошло две недели, я позвонила узнать, почему всё так долго оформляется. Приблизительно 19 июня мне позвонила врач шестой поликлиники Нина Бальжинимаева и спросила, почему в документах многофункциональная кровать написана, сказала, что она нам не положена и нужно определиться, что вообще нам надо. Она сказала так, даже не видя при этом мою бабушку. Меня это возмутило. Я сразу написала жалобу в поликлинику, где задала вопрос, почему Бальжинимаева единолично принимает такие решения и почему она задерживает документы, - сообщила Валентина.

Государство не обязано помогать? 

Между тем в Минздраве Бурятии ответили, что все необходимые документы направлены в бюро МСЭ врачом Ниной Бальжинимаевой в июле. В перечне нужного оборудования там значились абсорбирующее бельё, противопролежневый матрас, корсет для позвоночника, ходунки, слуховой аппарат на оба уха. 

- Согласно приказу Министерства труда и социальной защиты РФ № 888н «Об утверждении перечня показаний и противопоказаний для обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации», функциональная кровать не включена в перечень. 6 июля в телефонном разговоре с внучкой пациентки Хохоловой председатель врачебной комиссии Бальжинимаева разъяснила, что технические средства реабилитации будут определены в бюро МСЭ согласно перечню приказа № 888н. В настоящее время вопрос об обеспечении Хохоловой техническими средствами реабилитации в соответствии с установленным диагнозом разработан в программе реабилитации инвалида в бюро МСЭ в полном объеме, - ответили в пресс-службе республиканского Минздрава. 

Валентина Мархандаева рассказывает, что все вышеперечисленные дела с документами начались только после её жалобы. По факту сегодня её бабушка получила только подгузники и пелёнки. 

- Минздрав мне ответил, что всё по перечню выдано. И, видимо, они считают нормальным, что лежачий человек, инвалид первой группы, не нуждается в противопролежневом матрасе и государство не обязано его предоставлять, - возмущается женщина. - Я не знаю, будет ли осуществлено у нас то, что гарантирует государство, что прописано в законах, потому что равнодушие, хладнокровие и безразличие системы здравоохранения не дают возможности для реализации своих же прав. Я понимаю, что это проблема не только моей семьи. Есть и такие бабушки, у которых нет такой внучки, как я. Существует большая проблема в сфере здравоохранения, и её надо решать, чтобы хоть что-то менялось. 

Отметим, что по факту Агния Иннокентьевна - труженик тыла, она не принимала участия в боевых действиях, но в её удостоверении чётко написано: ветеран Великой Отечественной войны. И этот факт не даёт её внучке покоя ещё больше. 

- Мне в нашем правительстве указывают на то, что моя бабушка труженик тыла, но я опираюсь на то, что написано в документах, и они должны тоже это признавать. Я не знаю, сколько осталось моей бабушке, но я знаю, что государство обязано обеспечивать инвалидов первой группы, даже если они не ветераны. Ну а если ветераны или труженики тыла, то тем более, - говорит Валентина. 

Ответы из поликлиники 

Ответы на все вопросы нам дали в городской поликлинике № 6. Главврач Игорь Аюшин поведал, что необходимость оборудования для инвалидов устанавливает бюро МСЭ, а поликлиника тут ни при чём. 

- Есть специальные показания для всех средств реабилитации, они утверждены законом, и мы тоже прыгнуть выше не можем. Они хотят всё подряд: и кровать, и памперсы, и всё-всё-всё, и противопролежневый матрас. Если она (бабушка) встаёт, ходит, значит, ей не нужен противопролежневый матрас. Там идут чёткие строгие показания,  - объяснил главврач. - Лежачая она с июня, до этого она ходила, насколько мне известно. И эти дела были в июле или августе. Мы им официально ответили, учитывая все данные, почтой отправили на адрес, ей дважды приносили, там у нас все эти факты зарегистрированы, что адресат не принял письмо. По каким причинам, я не знаю. И письма мы писали на имя министра, что все жалобы необоснованные.  

Заместитель главного врача Нина Бальжинимаева не согласилась со всеми возмущениями Валентины Мархандаевой в свой адрес. 

- Мы общались только один раз по телефону, я хорошо с ней поговорила, она спросила, какое постановление нужно изучить, я его назвала. Бабушка на контроле, всё как положено выписывается, слуховой аппарат и памперсы были выписаны. Документы оформили, и всё было направлено в МСЭ. Осматривал не один врач, а целая комиссия - травматолог, невролог, терапевт, лор. Ей кажется, что никто не реагирует, но документы дважды были направлены на МСЭ, врачи приходят на дом как положено. А многофункциональная кровать - единственное, что ориентируется на приказ Минздрава № 888 о том, какие средства реабилитации инвалиду положены, - сообщила замглавврача. 

Нина Бальжинимаева добавила, что у Агнии Иннокентьевны даже есть шансы получить инвалидную коляску, но эти вопросы необходимо ставить лечащему врачу, что сегодня, по словам замглавврача, никто не делает. 

«Их желания - это не всегда правильно»

Пока мы готовили этот материал, нам позвонила Валентина Мархандаева и сообщила, что у её бабушки подтвердился коронавирус и она попала в реанимацию. И даже здесь женщина и её семья столкнулись с проблемами. 

- Мне пришлось «звонить во все колокола», чтобы к нам приехали брать мазок. У меня и у мужа симптомы ковида, бабушка лежачая и явно не она ковид в дом принесла. То есть очаг заражения - это я либо муж. Врач взял мазок у бабушки, я объяснила всю ситуацию. Но он сказал мне, что у контактных берут только на десятый день, - возмущается улан-удэнка. - Получается, что сегодня проблема получить лечение касается любой болезни. Для меня сегодня дозвониться в шестую поликлинику - это как квест с приключениями. 

Главврач поликлиники № 6 сослался на приказ Минздрава № 188, согласно которому у контактных лиц брать анализ необходимо на восьмые-десятые сутки. 

- На тот момент, когда брали мазок у бабушки, у них не было проявлений. Мы тоже действуем по правилам, их желания - это не всегда правильно. Они могут быть носителями без проявлений, а у бабушки проявилось сразу, потому что организм ослаблен, - объяснил Игорь Аюшин. 

Валентина Мархандаева продолжает искать справедливости и на сегодняшний день мечтает о том, чтобы её бабушка была здорова. 

– Я просто хочу, чтобы моя бабушка, несмотря на инвалидность, чувствовала себя полноценным человеком, - говорит она, с трудом сдерживая слёзы. - Я очень сильно люблю свою бабушку и для меня всё это больно. Я вижу её страдания и страдаю сама.

Автор: Антон Алексеев

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях