Юлия Жамбалова: «Я приняла трудное для себя решение»
Главное Популярное Все Моя лента

Юлия Жамбалова: «Я приняла трудное для себя решение»

Фото: facebook.com / личная страница Ю. Жамбаловой

Уполномоченный по правам человека в Бурятии рассказала в эксклюзивном интервью infpol.ru о бывшем муже, уголовном деле и разделе имущества

Скандал вокруг уже бывшей четы Жамбаловых, ставший достоянием общественности, похоже, не собирается затихать. Отсутствие каких-либо комментариев от Зорикто и Юлии только подливало масло в огонь. В связи с этим мы решили взять интервью у экс-супругов и дать высказаться каждой стороне. Стоит отметить, это было нелегко.

Трудное решение

Уполномоченного по правам человека в Бурятии наш корреспондент застал у нее на работе. Теме разговора Юлия Жамбалова не обрадовалась. Правда, чуть позже все же согласилась ответить на несколько вопросов.

- Два года назад вы рассказывали журналистам о семейных традициях во время празднования Сагаалгана. Позже Зорикто на своей странице в «Фэйсбуке» обвинил вас во лжи, сославшись на то, что вы скрыли в интервью факт того, что не проживаете вместе?

- На момент интервью мы состояли с Зорикто в браке, но жили раздельно. Сагаалган – семейный праздник, и наш ребенок ждал этого события, ждал, что в этот день мама и папа будут с ним вместе. Противоречия у меня возникли с супругом, но не у него с дочерью. И я была уверена, что Сагаалган мы встретим, как полагается по традициям в семье, с близкими и родными.

- Разногласия ведь возникли из-за дележа общей квартиры. Вы сейчас проживаете с дочерью в ней?

- Нет, сейчас в этой квартире проживает Зорикто с гражданской женой. Мы с ребенком проживаем отдельно. Имущество мы поделили в суде, решение которого вступило в законную силу еще 12 марта 2018 года и в настоящее время не обжалуется.

- Ходят слухи, что вы подали в суд на бывшего мужа. В чем причина?

- В январе Зорикто приехал на встречу с дочерью, но вместо того, чтобы побыть с ребенком, он стал обсуждать со мной вопрос о разделе нашей квартиры, в которой он проживает в настоящее время. Зная, что вопрос о разделе имущества уже разрешен судом, исчерпав законные способы раздела имущества, он под угрозой распространения в СМИ ложных сведений против меня, потребовал передать ему мое имущество стоимостью более 600 тысяч рублей. И я приняла трудное для себя решение обратиться в правоохранительные органы.

К сожалению, сославшись на занятость, вскоре Юлия с нами попрощалась. И мы решили выяснить сами, в чем же заключается «компромат». И здесь невольно возник вопрос, не касается ли это дома родственников Юлии на Левом берегу, о котором писали в СМИ.

Странный поджог

Пообщаться с самими родственниками нам не удалось, но наши корреспонденты нашли прежнего владельца дома.

- Согласно акту №89 от 2002 года на этом месте сгорел дом. По решению суда, виновной была хозяйка дома – инвалид второй группы, признанная недееспособной в связи с состоянием ее психического здоровья. Женщина страдает шизофренией. Как оказалось, ее оставили одну дома и через некоторое время произошел пожар. Участок уже продавала ее опекунша. Мне, по сути, достались сгоревшие доски и территория. Весь хлам я вывез, привез и поставил свой дом. В июне 2005 года я продал участок с домом Марату Гыпылову, - рассказал Еши Агырович, бывший владелец дома.

«Лишнее говорить боюсь»

Мы попытались встретиться и с Зорикто Жамбаловым. Как известно, после задержания он был госпитализирован в одну из больниц Улан-Удэ. К слову, ранее в СМИ некоторые журналисты подвергли сомнению состояние его здоровья. Встретившись с ним, наш корреспондент убедился, что ему и вправду нездоровится. Удивленный гостям, Зорикто любезно отказался от каких-либо комментариев.

- На меня возбуждено уголовное дело. И сейчас пока на данном этапе что-то лишнее говорить я уже боюсь, - сказал он.

Боятся, как выяснилось, есть чего. На выходе из больницы у персонала мы поинтересовались, можно ли к нему прийти еще раз. Но нам пояснили, что круг посетителей у него ограничен.

Судебные тяжбы

Ознакомиться с некоторой информацией о судебных тяжбах Жамбаловых можно в открытых документах на сайте Октябрьского районного суда Улан-Удэ. Напомним, предметом разбирательств в течение двух лет становились то ключи от общей квартиры, то выселение «посторонних», то сама квартира, купленная супругами в ипотеку. 

Так, в решении суда от 25 октября 2017 года говорится об исковом заявлении Юлии Жамбаловой, в котором она просила выселить из квартиры мать Зорикто Жамбалова, которая якобы поселилась на их совместно нажитых квадратных метрах.

«Яблоко раздора» - трёхкомнатную квартиру экс-супруги приобрели ещё в браке, по договору участия в долевом строительстве, но после развода Юлия была вынуждена съехать из неё. Бывший муж вскоре сменил замки и перестал впускать её на порог. Кроме того, омбудсмен сообщила суду, что его мать завезла в квартиру свои вещи и мебель. Но со слов самой женщины в квартире она не проживает, а лишь приезжает к сыну, чтобы поставить ему обезболивающую инъекцию в связи с заболеванием.

После всех разборок выяснилось, Юлия обратилась в суд с иском о разделе совместно приобретённой квартиры стоимостью 2 397 780 рублей. Решением Октябрьского районного суда её требования были удовлетворены – суд определил долю Юлии Жамбаловой в размере 7/10. Доля её бывшего супруга составила 3/10. 

С таким раскладом экс-супруг омбудсмена не согласился и подал апелляционную жалобу. Однако она была оставлена без удовлетворения апелляционным определением Верховного суда Бурятии.

Откуда деньги?

За разъяснением по этому вопросу мы попытались поговорить с еще одним участником конфликта - матерью Зорикто, однако она, подумав, все же отказалась от интервью. Тогда нам удалось связаться с юристом омбудсмена Ольгой Чукреевой, которая рассказала предысторию конфликта.

- После расторжения брака, во избежание раздела имущества супругов в судебном порядке, Юлия Валерьевна обращалась к Зорикто Булатовичу с предложением о продаже квартиры в долях 50/50. Зорикто Булатович согласился, нашелся покупатель. Поскольку указанная квартира была оформлена в ипотеку, покупатель самолично внесла в банк долг по ипотечному кредиту Жамбаловых в размере одного миллиона рублей. Однако за три дня до оформления документов в Управлении Росреестра Зорикто Булатович отказался от продажи квартиры, при этом свое решение он никак не мотивировал. Супруги возвратили один миллион рублей несостоявшемуся покупателю в равных долях, - рассказала нам Ольга Чукреева.

В этом доме находится квартира, которую никак не могут поделить экс-супруги. Фото: Евгений Коноплёв

Именно после этого омбудсмен решилась на судебные тяжбы.

- При рассмотрении дела о разделе общей квартиры Юлией Валерьевной представлены подтверждающие финансовые документы, согласно которым при приобретении квартиры в 104 мкр. первоначальный взнос в размере одного миллиона рублей был перечислен с ее счета на счет застройщика. Оставшаяся сумма оформлена сторонами в кредит, который впоследствии был погашен за счет средств бывших супругов. Доводы Зорикто Булатовича о том, что долг по ипотеке за квартиру, принадлежащую Юлии Валерьевне, был погашен с помощью его матери, противоречит представленным в суд документам, - заявила юрист.

По ее словам, мама ювелира действительно снимала около полумиллиона рублей со своего счета, но эти деньги ушли на покупку автомобиля.

- Долг по ипотеке за квартиру погашен Юлией Валерьевной за счет заемных средств, которые были возвращены ею после продажи своей однокомнатной квартиры, приобретенной до брака с Зорикто Булатовичем. Согласно семейному законодательству имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, является его собственностью. Итак, стоимость квартиры составила 2 397 780 рублей, из которых 41%, то есть один миллион рублей оплачен Юлией Валерьевной из личных средств. Оставшаяся сумма 59% - 1 397 780 рублей оплачена за счет совместных средств бывших супругов в равных долях. Таким образом, Юлия Валерьевна оплатила 70,5% стоимости, - подытожила Ольга Чукреева.

В ходе разговора с юристом всплыла и другая очень любопытная информация. Как оказалось, отец не платит алименты дочери. Вместо денег он пообещал не претендовать на долю в еще одной квартире, в которой сейчас проживают Юлия с дочерью.

- После расторжения брака Зорикто Булатович для того, чтобы не платить Юлии Валерьевне алименты на содержание их несовершеннолетней дочери Софии, потребовал заключить алиментное соглашение. Согласно нему, квартира переходит в единоличную собственность Юлии Валерьевны, а Зорикто Булатович, в свою очередь, в счет оплаты алиментов не будет претендовать на указанную квартиру. При этом хотелось бы отметить, что за указанную квартиру еще надо выплатить ипотечный кредит. Фактически Зорикто Булатович избежал оплаты алиментов в течении более чем 15 лет, - рассказала Ольга Чукреева.

Читать далее