Каким осталось в памяти очевидцев ее начало, в первом из рассказов, присланных нашим читателем Николаем Сандаковичем Батуевым.

san batuev- Я решил написать воспоминания о моём отце, участнике великой войны, родоначальнике большой группы родственников, – начинает свой большой цикл наш читатель. - Я родился 1 июня 1957 года в селе Новоспасск Мухоршибирского района. В 1961 году наша семья переехала на постоянное местожительство в село Шинестуй. Отец работал сторожем местного зерносклада и приходил с работы очень рано, и сразу вокруг него начинали собираться друзья-фронтовики. Этот момент был самым благостным для меня. Я, затаив дыхание, слушал их фронтовые истории. Наиболее хорошим рассказчиком был мой отец. В ходе разговоров мужчины нещадно дымили свои самокрутки, набитые махоркой. Кстати, один ящик нашего комода всегда был забит махоркой. Я начинал постепенно задыхаться, быстро одевался и выходил на улицу, где всегда находилась работа. А люди меня хвалили: какой он молодец, встаёт рано утром и до школы убирает стайку. Знали бы настоящую причину!

И вот я, пока память не подводит, хочу вспомнить некоторые из них, для себя я их называю «махорочные рассказы».

Призыв

Когда началась война, сразу была объявлена мобилизация с 19 лет до 30. Вторичная мобилизация добавила возраст до 35 лет. На западе, в прифронтовой полосе, призывались до 50 лет. Для восточных регионов возраст не менялся, также не была объявлена полная мобилизация, а проводилась частичная. Это означало, что многим давали отсрочки, брони. Кроме того, мобилизация проходила в несколько этапов. Мобилизация 1941 года в Бурятии захватила только молодежь до 25 лет. Лица моложе 19 лет или старше 35 лет попадали на войну или в качестве ополчения, или в добровольном порядке. Давали отсрочки лицам, имеющим более трех детей. Наша семья полностью подпадала под это, ведь сестра Светлана родилась в 1942 году.

Первая волна мобилизации была в октябре-ноябре 1941 года - битва под Москвой. Вторая волна - май-июнь 1942 года - все отправлены на Восток. Третья, большая волна - октябрь 1942 года - Сталинградская битва. Четвертая - январь 1943 года - Демянская операция. Пятая - май 1943 года - Курская битва. По крайней мере, Мухоршибирский военкомат больше значительные призывы не оформлял. Только в 1944 году был большой набор призывников 1922 - 1924 годов рождения, все отправлены на Восточный фронт. Смотрите, несмотря на войну, набор призывников с 1941 по 1944 год не производился. Кроме комплектования военных училищ по разнарядке. Следующий набор призывников произошёл только в 50-х годах. Зато призывники 1944 года служили в армии по 6 - 8 лет.

Пешком на войну

Отца реально могли призвать осенью 1942 года, уже вызвали в военкомат, но военком отправил его на два месяца в рабочую роту в Улан-Удэ на военные объекты. Мог попасть и осенью 1941 года, но в это время он на полгода сел в тюрьму по доносу «друга» (по автоаварии 1939 года и якобы за участие в семейском восстании). Продержав полгода, его отпустили. В январе 1943 года вызвали в военкомат и предупредили, чтобы ждал отдельное предписание. В конце января прибыл посыльный и приказал немедленно прибыть на станцию Онохой. В это время отец готовил лес для колхоза. Он попросил бригаду вывезти дрова для семьи. Сделали два рейса. Затем всю ночь вместе с матерью вывозил остатки сена. А утром вновь пошел за сухими сучьями. Заготовленных дров хватило даже на зиму 1943 - 1944 года, а дальше была очень большая проблема с дровами. Мать после работы ночами ходила далеко в лес и собирала сухие дрова. Колхозный бригадир не давал ни времени, ни коня, ни даже вола. Дескать, пусть вымирает кулацкое отродье! Отец кое-как собрался, его проводили односельчане и семья. Пешком через хребет он ушёл на войну. К утру был на станции Онохой.

«Пересортировка»

На путях стоял заполненный людьми и лошадьми воинский эшелон. Всех опоздавших затолкали в последние вагоны. Большинство были в форме. Эшелон комплектовался уже три дня. Отец очень надеялся, что поезд пойдет на восток. Но эшелон на всех парах рванул на запад, даже не остановился в Улан-Удэ. Мухоршибирцы ехали в четырёх теплушках, и отец сожалел, что поздно прибыл и не попал к своим. Но уже на следующий день их выгрузили на станции Мальта Иркутской области. Это был окружной сборный пункт, одновременно здесь базировался 9-й учебный полк. Все призванные из Иркутской и Читинской областей, Якутской и Бурятской АССР проходили здесь «пересортировку». Здесь создавались маршевые роты и литерными эшелонами отправлялись на запад. Так было перед крупными войсковыми операциями. Ввиду дальности пути эшелоны всегда опаздывали и по прибытии бойцов с ходу бросали в бой.

Памяти бурятских бойцов

В Якутии чтут память бойцов отдельной лыжной бригады, которые погибли на озере Ильмень. За два дня боёв бригада потеряла свыше трёхсот бойцов-якутов. В городе Старая Русса стоит памятник этим событиям. Кроме того, в Якутске имеется улица Ильменская, где стоит стела в честь погибших воинов. Снят художественный фильм «Журавли над Ильменем».

В тот же день на эту станцию прибыл эшелон с бурятскими бойцами, которых кинули чуть южнее, на горловину Демянского котла, где навсегда осталась треть эшелона, свыше 500 человек. Не нашелся ещё человек, который поднял бы вопрос об увековечивании памяти бурятских бойцов.

«Учебка» в поезде

На станции Мальта отцу наконец-то оформили призыв и выдали обмундирование и оружие, а через сутки в спешном порядке отправили на фронт. В эшелоне находилось свыше 1500 человек. Прямо на ходу с вновь набранными в хвосте поезда проводились учебные стрельбы, занятия по штыковому бою, политзанятия, изучали материальную часть оружия. Короче, не давали скучать.

Продолжение следует