Многие специалисты ломают голову, что делать с самоволками, которые заполонили пригород. Сельчане стабильно прибывают в Улан-Удэ на протяжении 20 лет, а вопрос с повестки дня в структурах власти так и не снимается. Возможно, опыт Улан-Батора поможет решить острую проблему с «нахаловками», считает кандидат исторических наук, научный сотрудник Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН Анатолий Бреславский.

В конце июля Анатолий собирается начать трехлетние исследования пригородной зоны Улан-Батора. У него уже есть опыт подобных работ, так в прошлом году у него вышла книга, посвященная сельской миграции.

Он уверен, что проблемы схожи и те инструменты, которые применяют монгольские власти можно использовать и в столице нашей республики.

a breslavsky- В Улан-Удэ проживает около половины всех жителей республики. Бесспорными рекордсменами по росту численности населения стали поселения Иволгинского района, Нурселение, Поселье, которые увеличились с 1989 года в 20 раз, - утверждает Анатолий Бреславский.

В Улан-Баторе вырос Улан-Удэ

Такая же ситуация и в Улан-Баторе, население столицы страны разрастается со страшной скоростью. Жители аймаков ставят юрты в пригородной зоне и образуют целые кварталы.

- Ежегодно в последнее время Улан-Батор прирастает на 50-60 тыс. человек. За 5-7 лет он вырос ровно на численность Улан-Удэ. Из всей этой массы мигрантов из аймаков каждый восьмой из 10 сельских жителей селится в юрточных кварталах, и лишь два жителя из этого потока селятся в многоквартирных домах, - рассказывает ученый.

Из-за отопления юрточных кварталов над Улан-Батором в любое время суток можно увидеть смог. Такую же картину можно наблюдать утром над левым берегом Улан-Удэ. Помимо этого обилие автомобилей, пробки на дорогах, проблемы с инфраструктурой -постоянные спутники кварталов самовольных построек.

Насколько сложно бывает узаконить жилье, многие жители республики знают не понаслышке. У многих накопились целые кипы документов с отказами в узаконении. При этом, из федерального УФССП по Бурятии выделены средства для сноса восьми самовольно возведенных домов в Улан-Удэ.

Власти нашли общий язык

Заметим, в Улан-Баторе долгое время власти игнорировали жителей юрточных кварталов, однако в последние годы признали, что проблема существует.

- Как и в случае с Улан-Удэ власти столицы Монголии и общество, не обращали внимание на развитие юрточных кварталов. Считалось, что они как образовались, так и перекочуют обратно. И только недавно их нанесли на генплан города, - объясняет Анатолий Бреславский.

Таким образом, местные власти наладили связь с сообществами. Инициативные лидеры сообществ получили возможность не только высказывать свое мнение, но и включиться в процесс выработки политики по отношению к этим пригородным районам.

- В случае Улан-Удэ все очень сложно формируется. Пока такого насыщенного диалога между председателями ДНТ и городской администрации мы не наблюдаем. Это, прежде всего, связано с тем, что городской бюджет достаточно слаб, - отмечает Анатолий. – В Монголии городские власти получают значительную финансовую помощь в виде многомиллионных траншей от крупных международных организаций, таких как «Программа развития ООН», Азиатский банк развития и от других фондов.

Вместо «нахаловок» - многоэтажки

Получается, что в Монголии решают эти проблемы не «бульдозерным методом», а переводом юрточных кварталов в стационарный многоэтажный квартал.

al mihalev- Мэр Улан-Батора Бат-Уул планирует к 2020 году решить эту проблему окончательно. Что бы ликвидировать «нахаловки» им нужно просто построить 2-3 двадцатиэтажных дома в одном таком квартале. Государство компенсирует часть расходов на строительство жилья, и предоставит квартиры по достаточно гуманной цене, - отмечает доктор политических наук Алексей Михалев, и добавляет. - Конечно, определенная коррупционная составляющая есть, и заключается в том, кто будет строить эти дома.

Переложенные проблемы

В своих исследованиях пригорода Улан-Удэ Анатолий Бреславский отметил две наиболее значимые проблемы. Первая, касается городской бедности. Основным источником освоения пригородных территорий столицы республики стала сельская Бурятия. По словам ученого, сельские мигранты имеют средний доход или доход ниже среднего уровня, что вызывает вторую проблему, которая связана с самовольным захватом земель. Поскольку самовольный захват застройки принял значительный характер в пригородной зоне Улан-Удэ, муниципальные власти изначально не имели возможность получить неналоговые доходы от продажи муниципальных земель. Соответственно они не смогли обеспечить эти территории инфраструктурой, энергоснабжением, теплоснабжением, дорогами, выделением территории для общественной застройки.

- Самовольные застройки повлияли на то, что проблемы по энергоснабжению, уборке улиц, строительства общественных сооружений сейчас решаются с большим трудом и решаются не местными властями, а переложены на плечи местных жителей, - отмечает он.

Для выхода из такой, казалось бы, тупиковой ситуации, необходимо двигаться по нескольким направлениям. Главные из них, по мнению Анатолия – это создание специальных комиссий, которые состояли бы из представителей разных уровней власти, что позволит создать площадки для дискуссии общества, власти, бизнеса и науки. Помимо этого необходимо создать центр или факультет урбанистики, который позволит исследовать и систематизировать эти процессы. И конечно, необходимо изучать опыт соседних стран и областей России.