5 июня, во Всемирный день окружающей среды отмечается и День эколога. Это профессиональный праздник всех российских защитников природы, специалистов по охране окружающей среды, общественных деятелей и экологов-активистов.

В этот день мы встретились с и.о. директора Байкальского института природопользования СО РАН Ендоном Гармаевым. Вопросов для обсуждения с профессиональным экологом накопилось множества. Это тревожащее всех обмеление Байкала, причины снижения уровня озера, а также деятельность экологических организаций и отношение к ним профессиональных ученых. В Байкальском институте природопользования свой праздник отмечают ежегодно разными мероприятиями. Например, в этом году провели II Спартакиаду, и это мероприятие посвящено также Дню химика, который отметили 31 мая. Праздник прошел с выездом на природу с разнообразной культурно-спортивной программой, конкурсами и т.д.

- Самая обсуждаемая тема сейчас – обмеление Байкала. Как полагаете, уровень озера упал из-за уменьшения притока Селенги?

- Да, в прошлом году Селенга «поставила» в Байкал всего около 65% объема воды от многолетней нормы. В 2014-2015 году с уровнем Байкала действительно сложилась нештатная, скажем, ситуация. По нашим исследованиям, это стало возможным из-за стечения двух основных факторов – продолжающегося маловодного периода и преждевременной сработки воды из Байкала для подготовки к приему запрогнозированных паводковых вод.

- Есть также версия, что уровень рек падает из-за вырубки леса. Это так?

- И этот фактор тоже необходимо учитывать, так как мы сегодня наблюдаем обмеление, даже пересыхание многих малых рек, особенно в верховьях наших крупных источников. Ведь здесь формируется основной сток, и здесь же, к сожалению, допущены вырубки лесов. Между тем, на территории нашей республики именно малые реки составляют 99% всех рек. Поэтому мы сегодня говорим о необходимости проведения инвентаризации малых рек и по возможности выявления связи вырубки лесов с уменьшением объема стока рек, в том числе Селенги.

- Сейчас многие горожане жалуются на вырубку городских парков, утверждая, что вместе с больными вырубаются и здоровые деревья. Не снижается число и «черных лесорубов», есть и граждане, умышленно поджигающие лес. Какими методами, на ваш взгляд, экологи-общественники должны защищать природу?

- Этот вопрос лучше задать, наверное, экологам-общественникам. Есть, например, у нас в городе комитет городского хозяйства, со специальным отделом по природопользованию и охране окружающей среды. А по моему мнению, по примеру других регионов можно было бы создать институт экологической полиции с самыми широкими полномочиями, или общественный экологический патруль из тех же экологов-общественников. И, в конце концов, у нас есть природоохранная прокуратура. А по поводу того, какие методы использовать – это на откуп самим общественным организациям. Другой вопрос – правительству и администрации города необходимо поддерживать общественные организации. А не ожидать, что общественники решат все проблемы с населением, с той же экологической культурой и т.д. Все-таки государственные органы имеют все рычаги управления, и массовое внедрение возможно только при их участии.

- Почему в последнее время слово «эколог» все больше по смыслу приближается к слову «активист-общественник»?

- Среди широкой общественности возможно так и есть. Хотя это, конечно же, неправильно. Экологи – это люди со специальным образованием и подготовкой, прежде всего, естественно-научного и природоохранного профиля. Просто сегодня модно стало, что ли, многим позиционировать себя неким экологом-защитником. Хотя люди не имеют базового представления о том, как обустроены окружающая среда и экосистема. Общественники, безусловно, нужны, но, повторюсь, специально подготовленные. А то сплошь и рядом встречаем людей, которые нахватаются поверхностно разной информации по природоохранной тематике и комментируют направо-налево, зачастую безответственно. Хуже бывает, когда встречаешь непонимание из уст наших высокопоставленных чиновников. К примеру, на одном из заседаний экологического совета правительства нашей республики председательствующий задается вопросом «а где все экологи?», подразумевая при этом представителей общественных организаций. Тогда как по обе стороны от него присутствуют представители государственных природоохранных учреждений и организаций. То есть экологи, в первую очередь, это специалисты со знанием как минимум основ природообустройства, и, как правило, работающие по профилю в государственных организациях и научно-образовательных учреждениях. А потом уже активисты-общественники, имеющие экологическую направленность в своей деятельности.

- Где в Бурятии сегодня можно выучиться на эколога? Много ли выпускников местных вузов работают в вашем институте?

- В нашей республике специалистов по направлению «экология и природопользование» готовят БГУ и ВСГУТУ. Кадровый состав нашего института, безусловно, пополняется выпускниками местных ВУЗов. Мы понимаем, что находимся не в центре России, и выпускники центральных ВУЗов к нам не особо стремятся, хотя многие наши земляки возвращаются. Поэтому мы в институте много внимания уделяем подготовке собственных кадров, многие сотрудники преподают в местных университетах, и далее через систему аспирантуры готовим уже молодых ученых. К примеру, на данный момент у нас обучаются 28 аспирантов и из них 7 человек разных годов обучения уже трудоустроены в нашем институте. Эти усилия в том числе, позволили нам в 2013 году выйти на первое место по численности молодых кадров среди институтов СО РАН по наукам о Земле.

- Чем должны заниматься общественные экологические организации, а чем Общественная палата Бурятии? Как могут такие объединения помогать палате?

- Общественные организации должны действовать согласно их уставу и направлению деятельности, это может быть пропаганда охраны окружающей среды, здорового образа жизни, экологическое воспитание, просвещение и образование и т.п., т.е. работать на повышение экологической культуры населения. Общественная палата, на наш взгляд, это площадка, платформа для обсуждения, высказывания мнений и принятия совместных решений, предложений и выработки рекомендаций по улучшению экологической обстановки в регионе и улучшения качества жизни. Эти структуры не надо противопоставлять, это не противоборствующие стороны спорят о чем-то, а должен быть тандем общества в лице общественных организаций, активистов общества и правительства, государственных органов, в конце концов – это возможность быть услышанными друг другом.

- Какие горячие экологические точки вы можете назвать на карте Бурятии, где возможно серьезное противостояние общества с властью и бизнесом?

- Вопрос не простой. Например, горячие экологические точки, которые приводят к противостоянию общества и хозяйствующих субъектов, возникают там, где появляются проекты по освоению месторождений. В свое время это были Ошурково, Жарчиха в Тарбагатайском районе. Там где есть проекты по строительству крупных рекреационных или коммерческих проектов (ОЭЗ «Байкальская Гавань»), или где есть действующие предприятия (Селенгинский ЦКК, ГОК Озерное и т.д.), в поселениях Центральной экологической зоны Байкальской природной территории, где ограничена хозяйственная деятельность. Здесь особо отметил бы то обстоятельство, что недавно распоряжением правительства РФ от 5 марта 2015 г. вся территория Центральной экологической зоны со всеми людьми и хозяйством оказались в водоохранной зоне Байкала со всеми вытекающими последствиями. Но это уже другая тема. А я, пользуясь случаем, от души поздравляю коллег по цеху с прошедшим профессиональным праздником! Желаю всем крепкого здоровья, стабильности в работе и семье, удачи и процветания!

Кстати
День эколога в России был учрежден указом президента России Владимира Путина 21 июля 2007 года по инициативе комитета по экологии Государственной думы.