Спустя полтора года после этого суд хочет вернуть ребенка родным родителям. Тем, кто поспешил избавиться от малышки сразу после ее рождения

«Наша бусинка»

«Бусинка!» - зовет мама, протягивает руки, и малышка неуверенно, очень робко делает свои самые первые шаги. Эту видеозапись папа Зоригто делал, когда маленькая Арюночка только училась ходить. Есть фотографии с первого дня рождения дочки – шары, огромный плакат, богатый стол и счастливая семья: он, она и их кроха. Вот снимки с первого похода малышки в Этнографический музей. Румянец на пухлых щечках, губки буквой «о»

- Почему «бусинка»? Она, когда совсем крохой была, такая кругленькая была, маленькая. Как бусинка, - улыбаясь, вспоминает мама девочки Баира. Потом грустнеет:

- Это наша кровиночка. Ну как мы можем ее отдать?

А ведь такая вероятность есть. Два суда – районный, а потом Верховный – постановили вернуть девочку биологическим родителям. Но Зоригто и Баира не намерены сдаваться и планируют дальше бороться за свою дочь.

Нашел пастух

«Родился в рубашке» - говорят про счастливых людей, обласканных фортуной. А еще так говорят про тех, кто выжил, несмотря на неблагоприятные стечения обстоятельств. Арюна определенно родилась в рубашке, вырвав свое право на жизнь.

- Она родилась в августе 2013 года в деревне Эхирит-Булагатского района, - рассказывает Баира. – Мать родила ее в пятом часу утра, завернула в пакет и выбросила в яму на окраине села.
Плач ребенка услышал пожилой мужчина, который пас коров.

- Арюну оформили как подкидыша, - говорит приемная мама девочки. – 16 августа в газете вышло объявление, что ребенку ищут родителей или опекунов. Сестра супруга знала, что мы хотим усыновить малыша, поэтому позвонила нам. Мы сразу же выехали.

Баира и Зоригто Шойжилжаповы женаты уже восемь лет. Так уж вышло, что своих детей Бог не дал. Какое-то время назад Баира предложила мужу усыновить ребенка, он согласился. Супруги начали собирать документы и в мае прошлого года встали в очередь, однако шансов стать родителями в скором времени было не так уж и много.

- В опеке нас сразу предупредили, что детей грудного возраста с азиатской внешностью мало, - вспоминает Баира.

Можно назвать это перстом судьбы. По дороге в Иркутскую область, еще ни разу не видя девочку, Баира предложила мужу: «Давай назовем дочку Арюна. Хорошее имя». Когда будущие родители приехали в больницу, узнали, что младенца уже нарекли. Именно Арюной…

Биологический отец

Так как супруги давно готовились стать родителями, основная часть документов была готова. В органах опеки и попечительства сказали, что если здоровье девочки позволяет, то Шойжилжаповы могут забрать ее хоть сегодня, оформив опеку. Отметим, что, когда девочку только нашли, в ушах, рту, носу новорожденной была земля. В больницу она поступила еще и с обморожениями. Но кроха начала быстро поправляться, и 22 августа Баира и Зоригто забрали Арюну домой.

- 22 августа мы ее увезли. А 23-го в органы опеки пришел биологический папа Арюны. Сказал, что он отец. В следующий раз он появился только в ноябре с письменным заявлением, что хочет забрать дочь, - говорит Баира.

По факту оставления новорожденного ребенка в яме было возбуждено уголовное дело. Биологической матери девочки присудили год и восемь месяцев условного наказания.

«Родня хочет посмотреть»

По словам Баиры, на судах биологическая мама Арюны заявляла, что о беременности она не догадывалась все девять месяцев. Не догадывалась о положении женщины и ее родня, решив, очевидно, что она просто пополнела.

- Дедушка, который нашел Арюну в яме, - родной дядя ее мамы. Он категорически против, чтобы ребенка возвратили родным родителям. Но суд его мнение почему-то не учитывает, - недоумевает Баира. – Нашу сторону взяли органы опеки и Иркутского района, и Бурятии… Но и этот факт не учли. Так же, как отсутствие своего жилья у кровных родителей.

Баира говорит, что они пытались пойти на контакт с родными родителями Арюны, но безуспешно.

- Когда мы разговаривали с биологическим папой с глазу на глаз, он соглашался: «Да, ребенок уже привык к вашей семье, но я понес расходы на адвоката и дорогу». Мы ему говорим: «Покроем все расходы», он кивает головой, а на суде вновь упирается, - досадует приемная мама девочки. – Потом говорит: «Родня хочет на ребенка посмотреть, увидеть, в какую семью попал». Мы и на это идем. Несколько раз собирались приехать и показать Арюну, но он в последний момент отказывался.
Предлагался вариант «дружить семьями». Баира и Зоригто хотели рассказать Арюне, когда она подрастет, о ее настоящих родителях, умолчав о страшной истории ее появления на свет.

- Биологический отец кивал головой и говорил, как здорово мы придумали, но воз и ныне там, - говорит Баира.

«Это наша дочка»

Возможно, у мамы Арюны действительно взыграли материнские чувства и желание оправдаться за столь чудовищный поступок. Но ребенок не щенок, которого можно так просто передавать из семьи в семью, отлучать от людей, которых он называет «мама» и «папа». Сейчас Баира и Зоригто подали апелляцию, и Арюна пока остается у них. На вопрос, как им удается пережить ужас того, что дочку могут забрать, Баира отвечает не сразу – переводит дыхание, чтобы не заплакать.

- Каждый суд – со слезами. Но у нас даже мысли не возникало, что мы можем ее отдать. Это наша дочка, - говорит она.

Конфликт исчерпан?

Все же есть большая вероятность, что конфликт решится полюбовно. Биологический папа девочки рассказал, что от притязаний на девочку отказывается с условием, что он будет иметь возможность следить за тем, как она растет.

- Последний суд проходил без моего участия, я не знал, что всё складывается в мою пользу, - сообщил он в телефонном разговоре. – Посовещался с родными, сам подумал и решил, что ребенок действительно привык к другой семье. Поэтому я хотел, чтобы судебное заседание вообще отменили, но не смог приехать.

Мужчина настаивает, что биологическая семья должна играть большую роль в жизни маленькой Арюны.

- Я настаиваю, чтобы она носила мою фамилию и моё отчество, - говорит он. – Хочу, чтобы она знала, что мы ее настоящие родители. У нее есть старшие брат и сестра, а еще младшая сестренка… Бабушки-дедушки, родня тоже хотят видеть, как растет Арюна.

По его словам, он и вправду не догадывался, что его супруга беременна, тем более он не подозревал, что она родит и оставит младенца в яме.

- На нее навели порчу, - уверен мужчина. – Люди позавидовали, что она удачно вышла замуж и жизнь складывается хорошо. Она и сама не чувствовала беременность… Порча есть порча. И сейчас вывести ее не можем. Жена до сих пор такая… вялая, что ли.

Он рассказывает, что, как только узнал о ребенке, сразу обратился в органы опеки.

- Меня там обманули! – возмущается отец Арюны. – Сказали, что якобы у нее обморожение, еще полтора-два месяца в больнице будет лежать, поэтому могу собирать документы. Если бы сказали, что ее могут отдать, я бы сразу стал оформлять. Морока с документами была тоже из-за них. То у них нерабочий день, то сокращенный… Столько дней впустую потратил. При этом у меня на руках еще двое детей было, а жена в больнице лежала…

Мнение эксперта

«Вернуть ребенка – это противозаконно»

Уполномоченный по правам ребенка в Бурятии Татьяна Вежевич встала на сторону семьи Шойжилжаповых и отслеживает непростую ситуацию, сложившуюся вокруг Арюны.

- Возвращать ребенка в семью, в которой мать оставила девочку умирать, – это противозаконно. Однозначно стою на позиции,что ребенок должен остаться в приемной семье. Я организовала Шойжилжаповым встречу с адвокатом. Напишу свое заключение, которое предоставлю в суд. Органы опеки однозначно заявляли, что ребенка нужно оставить в приемной семье. По всем законам, в том числе и моральным, биологическая мать не имеет прав на эту девочку. Нельзя ее возвращать в семью, где уже когда-то была угроза для ее жизни, - уверена омбудсмен. – Наличие других братьев и сестер не является веским основанием для того, чтобы возвращать ребенка кровным родителям.