По словам Алексея Карнаухова, человек, представившийся Виктором из Донбасса, обратился к нему в конце января.

- Виктор позвонил мне и обратился как к секретарю старообрядческой епархии, - рассказал Карнаухов. – Он объяснил, что они приехали из Украины, сейчас проживают в Мухоршибири, сам он старообрядец. Обсудили происходящее здесь в старообрядческой епархии, где-то нашли точки соприкосновения, где-то нет. Держит руку на пульсе – это явно. Поговорили. Дня через три-четыре Виктор позвонил вновь.

По словам Алексея, мужчина попросил его найти человека, который мог бы купить машину дров.

- Виктор рассказал, что дали им хороший кирпичный дом, но его надо топить, а дров-то нет. Приходится собирать щепочки и кое-как отапливать ими. В лес идти нельзя, потому что большие штрафы, - вспоминает разговор с беженцем Алексей. – Маленькая машина дров стоит 4 тысячи, но маленькой мало, нужна большая, а еще уголь. На всё про всё необходимо 15 тысяч. И говорит так: «Не мог бы поручиться за нас, через три недели мы получаем российские паспорта, а еще через три дня финансовую помощь – 160 тысяч рублей на каждого члена семьи. Как получим эти деньги, так сразу и отдадим». В общем, сначала он просил найти поручителя, а потом стал просить деньги непосредственно у меня.

Первые подозрения у Алексея появились, когда беженец стал просить скинуть деньги на банковскую карту, при этом наотрез отказываясь от «натуры».

- Я говорю: «Давай машину дров привезу», а он: «Нет-нет, только деньгами». Я стал предлагать другие варианты – самому завезти ему нужную сумму или отправить через маршрутчика, благо люди у нас отзывчивые. Но и эти варианты ему не понравились, вот исключительно на банковскую карту нужно скинуть, никак иначе, - недоумевает Карнаухов.

Общественный деятель задумался, не с мошенниками ли он имеет дело, когда заметил, что Виктор не может ответить ни на один конкретный вопрос.

- Постоянно путается, то говорит, что в этом доме проживает шесть человек, то позже, что восемь, - рассказывает Алексей. – Когда я начинаю задавать «неудобные» вопросы, путается, сбивается, бросает трубку, а потом присылает смс: «Здесь связь плохая».

На просьбу сказать адрес, чтобы завезти деньги самостоятельно, следовала такая же реакция – Виктор либо бросал трубку, либо начинал нервничать и упрекать Алексея в равнодушии.

После этого Алексей решил узнать побольше о человеке, который представлялся беженцем.

- Поспрашивал у знакомых, узнал по линии епархии и получил такую информацию: нет там таких беженцев, и нет таких кирпичных домов, которые бы предоставляли им, - говорит он.

Именно это стало причиной того, что Алексей Карнаухов обратился в полицию с заявлением.

В пресс-службе Минсоцзащиты Бурятии сообщили, что в Мухоршибирском районе проживает две семьи беженцев. В Шаралдае живут супруги с двумя детьми и бабушкой, а в Мухоршибири – мать с тремя детьми. По словам сотрудников пресс-службы, обе семьи обеспечены жильем и работой, получают ежемесячную зарплату. Семьи, которая походила бы по описанию на семью Виктора, по данным Минсоцзащиты, в поселении нет. Однако вместе с тем в пресс-службе не исключили, что, возможно, в Мухоршибирь переехали те семьи, которые добирались до Бурятии самостоятельно.

- В наших данных только те беженцы, которые находились в пункте временного содержания Светлый – это 287 человек. Через УФМС, как нам известно, прошло уже 800 переселенцев, - прокомментировали в пресс-службе. – Да, некоторые из тех, кто приехал самостоятельно, обращались в отделы соцзащиты за материальной помощью, некоторые – нет.

Мы попытались дозвониться до самого Виктора, но его телефон оказался выключенным.