Окончательное решение о назначении остаётся за Минобрнауки России, и Степан Калмыков не исключает, что это решение будет не в его пользу.

Калмыков отметил: приказ, который он подписал 12 января, ещё будучи ректором, федеральное ведомство вправе отменить. Дело в том, что выборы президента университета могут состояться лишь после того, как станет известно имя нового ректора.

- В соответствии с законом, уставом университета и решением учёного совета я имел право подписать такой документ. Согласились с этим или нет – другой вопрос. У учредителя есть право отменить этот приказ и, скорее всего, он будет отменён. Я не очень огорчён. Не хотят – не надо, – отметил Степан Калмыков.

На вопрос, претендует ли он на пост президента БГУ в будущем, Степан Калмыков ответил: «Поживём – увидим».

- Наверное, во время выборов ректора и президента в апреле будет рассматриваться и моя кандидатура, – предположил он. – А если выборы перенесут на июнь, то, возможно, и не будет рассматриваться. Но я за неё не «цепляюсь»: может, я и правда слишком долго был ректором.

«На хлеб с маслом хватает»

Степан Калмыков прокомментировал и размер зарплаты президента БГУ (напомним, согласно приказу от 12 января 2015 года она составляет 250 тыс. рублей)

- На фоне того, что сегодня происходит в стране, это, конечно, немаленькая зарплата. Но такую сегодня получают президенты всех вузов. Они подписывают контракт с Министерством образования и науки России, и по контракту в эту сумму и выходит, – пояснил Калмыков. – Притом ректор – не госслужащий. Я «сажусь», образно выражаясь, на свои 16 тысяч рублей. Хотя, у меня не 16, конечно. Я член-корреспондент, 13 тысяч ежемесячно «тикают». Есть поддержка со стороны региона. Почему-то Иркутская область до сих пор мне выплачивает за какие-то услуги определённую сумму. Так по-разному набегает. На хлеб с маслом, я думаю, пока хватает. Но сегодня посмотрел курс доллара, со временем может и не хватить.

Обращение к народу

Бывший руководитель БГУ анонсировал обращение к населению Бурятии, которое должно прозвучать на митинге сотрудников вуза 30 января. Подробностей не сообщил, лишь отметил, что оно посвящено сложившейся в Бурятии политической ситуации.

- Сам факт обсуждения проблем, которые сегодня происходят в республике, заставляет меня сделать некое политические заявление, обращение к народу. Я его уже подготовил: за два с половиной часа написал текст на 10 страниц почти без единой правки, – сообщил Степан Калмыков. – Возможно, часть этого заявления будет озвучена на митинге.

Он добавил, что обращение содержит фамилии конкретных людей. В нём также упоминается их роль в жизни республики и, в частности, в становлении БГУ.

- Я ухожу совершенно спокойно, в полной уверенности, что работоспособный, творческий коллектив университета при всех сложностях «вырулит» и будет развиваться дальше. Всё было бы нормально, если бы не одно: вдруг выясняется, что к нам приходит человек со стороны. Были слухи. Я говорю: «Успокойтесь, наверное, это какой-то юмор», потому что в повседневной научной жизни вуза это представит трудно, – рассказал Калмыков. – Это мог быть какой-то крупный учёный, крупный организатор. Выясняем – не совсем.

По его словам, коллектив возмутило именно то, что Николай Мошкин бы назначен «сверху», в обход мнения учёного совета БГУ.

- Министерство (науки и образования России) предложило нам вариант в довольно ультимативной форме, зачитало приказ. Сейчас решение уже принято. С точки зрения легальности Николая Ильича Мошкина вопросов нет: есть приказ министра образования и науки Российской Федерации. С точки зрения легитимности, конечно, возникает масса вопросов, потому что он никогда ни одного часа не вёл в университете. Я однозначно знаю, что ему будет очень трудно, – заявил Степан Калмыков. – Сейчас идёт подбор кадров, в том числе проректоров. Думаю, что всё-таки будут приняты разумные, взвешенные решения. «Запас прочности» в университете среди преподавателей и студентов очень велик, и он не позволит университету при некоторых, может быть, не совсем однозначных решениях сойти с колеи.

Вышло за рамки

Решение о назначении врио Николая Мошкина, уверен Степан Калмыков, выходит «за рамки университета».

- Почему у нас в республике, в Улан-Удэ стала позволительна практика, когда откуда-то приходят совершенно незнакомые люди, занимают должности и начинают управлять определёнными процессами, – отметил он. – Не слишком ли мы грубо подходим к этим кадровым вопросам? Руководство республики, назначая на разные должности, не всегда понимает, о чём идёт речь и иногда исходит из арифметических понятий: больше, меньше или уравняли: всё хорошо.

Бывшего ректора, впрочем, как и многих преподавателей БГУ, возмутила своеобразная манера общения директора департамента кадров федерального Минобраза Владимира Голубовского.

- До этого мы ни разу не встречались, не пересекались. Думаю, такой «приказной» стиль для университета не годится. Это не университетский язык, – считает Степан Калмыков. – По команде строем шагать и заниматься научной, воспитательной работой очень трудно. Практически невозможно.