Денис Окань получил известность в Бурятии в 2013 году, когда опубликовал в своём блоге несколько записей о полётах в Улан-Удэ. В частности, он писал о памятнике Ленину на площади Советов, Арбате, Иволгинском дацане, буузах и Байкале.

«Бюрократы в белых халатах» – именно так называется пост, опубликованный в его блоге в ЖЖ 7 декабря. В нём автор приводит подробный разговор с фельдшером улан-удэнского аэропорта и предлагает читателям самим решить, «нормально это или нет».

Публикуем его пост полностью.

«Сегодня утром на медконтроле перед вылетом из Улан-Удэ фельдшер со слезами на глазах обратилась с просьбой:

- Прошу вас, родненькие, умоляю, если в полёте на борту кому-нибудь станет плохо, сообщайте фамилию и возраст человека. Вот ваши сейчас прилетели, у них в полёте женщине стало плохо с сердцем, вызывают врача... Но тут (в аэропорту Улан-Удэ) врача нет! Я – фельдшер, я тут вообще одна. И бригада «скорой помощи» может подъехать из города лишь за двадцать минут...

Молча слушаю.

- ...И они отказываются принимать вызов, если им не сообщают фамилию и возраст. Вот и сегодня сказали: «Как только самолёт сядет, узнайте фамилию и возраст, после чего и вызывайте». А у меня на смене был подобный случай совсем недавно –  привезли женщину, и пока «скорая» таким образом ехала, она умерла... И меня с того дня по прокуратурам мучают, а эти, со «скорой», в стороне стоят. А у неё с девяти лет кардиостимулятор стоял... Что я могу тут одна сделать, у меня ничего нет!»

Сам Денис Окань признался: с такими случаями ему сталкиваться ещё не приходилось.

- А ведь мы на самом деле не сообщаем такие подробности, более того, даже в голову не приходило, что в некоторых аэропортах может быть такая ситуация с бюрократией в белых халатах. Уж сколько было посадок, в том числе и в незапланированных аэропортах, если внезапно пассажиру становилось очень плохо, и ни разу не сталкивались с подобной ситуацией, – пишет он. – Старшая бортпроводница пытается сразу переложить на реалии: «Мы не всегда может узнать возраст и даже фамилию – пассажиры часто пересаживаются на свободные места, и если совсем плохо, то как узнать?». Говорю: «Получается, надо любую фамилию называть и примерный возраст – лишь бы эти бюрократы согласились выехать». Вот такая «Скорая Помощь», господа.

Женщина с кардиостимулятором, о которой говорится в посте – 30-летня жительница Улан-Удэ Диана Толстова. Напомним, она умерла 15 ноября во время регистрации в аэропорту. Женщина потеряла сознание перед входом в зону досмотра. Фельдшер прибыла меньше чем через минуту, но помочь ей уже не смогла. Официального заключения ещё нет, но родственники предполагают, что причиной смерти стал сердечный приступ, и спровоцировал его металлодетектор.

Множество вопросов вызвало качество оказания медицинской помощи. Близкие погибшей заявляли, что её можно было спасти, но кислородный баллон в аэропорту не работал, а прибывшие на место врачи «скорой» кроме лекарств, ничего предложить не смогли.