В этом интервью не будет стандартных вопросов об увлечениях и образе жизни интервьюируемых. Их личности можно описать кратко: употребляли наркотики, ВИЧ-инфицированные, сейчас ведут здоровый образ жизни.

Совершить суицид – эта мысль появляется у каждого инфицированного ВИЧ, но супруги Ольга Медведева и Валерий Тараненко ее перебороли.

Ольга на данный момент - равный консультант в СПИД-центре, председатель координационного совета ВОО Общества людей живущих с ВИЧ в СФО, а ее муж Валерий - представитель этого общества.

10 лет прошло с тех пор, как 48-летняя женщина узнала о том, что инфицирована ВИЧ. Она же рассказала нам о том, как научилась жить со смертельным вирусом и видеть «позитивную сторону» в своей ситуации.

- Ольга, я очень рада, что вы согласились дать это интервью, ведь тяжело, наверное, обсуждать такие вещи…

- Знаете, если честно нет. Об очень многих вещах, о которых трудно было сначала даже думать, сейчас я говорю как о чем-то повседневном и обыденном.

- Означает ли это, что вы смирились со своей болезнью и с ее неминуемым фатальным исходом?

- Нет, это не смирение. Когда человек получает диагноз, появляются мысли о самоубийстве, кажется, что сама смерть стоит и дышит к тебе в затылок, и поэтому появляется какая-то переоценка ценностей, в конце концов, я стала ближе к Богу. Люди, которые не приняли меня с таким диагнозом – отошли, а самые близкие приняли меня такой, какая есть. Получив диагноз, начала читать Библию. В ней сказано: «Возлюби болезнь свою». И я возлюбила. Все болезни наступают за грехи в жизни. Ведя неправильный образ жизни, я осознавала, что наказание - будет. Для меня ВИЧ – это наказание за мои грехи.  

Фатальный исход неотвратим для каждого. Люди приходят к нам в центр, а потом раз - их уже нет в живых. Просто кто-то живет и борется, а кто-то нет. Современная терапия позволяет продлить срок жизни человека с ВИЧ более 30 лет с момента заражения, а это немало. К тому же, с каждым днем методы терапии улучшаются. ВИЧ - это возможность исправить свои ошибки.

- По вашим словам получается, что ВИЧ – это не такая уж и страшная проблема?

- ВИЧ – это не приговор. Человеку дается возможность переоценить свою жизнь. Если человек не останавливается, продолжает вести разгульный образ жизни, употреблять алкоголь, наркотики инфекция очень быстро забирает из жизни человека. После 45 лет я закончила курсы бухгалтера–экономиста. Никогда не поздно начать все сначала.

Получив диагноз, было страшно, на фоне моей тогдашней слабой информированности. У меня на тот момент была одна ассоциация: ВИЧ - смерть. Но, оказывается, есть болезни и намного страшнее, которые убивают за несколько месяцев. Это инфекции, которыми заражаются, как и ВИЧ через кровь. Если бы я не пересмотрела тогда свой взгляд на вещи, возможно, меня сейчас уже не было бы в живых, как и многих из моих знакомых.

- Ольга, я внимательно вас слушаю, но до сих пор не поняла вашего истинного отношения к ВИЧ. И какое вообще к нему должно быть отношение у людей?

Разные люди относятся к нему по-разному. Лично я, как это по-дурацки не звучит, после своего диагноза в корне изменила свою жизнь в лучшую сторону. Начала ее больше ценить. За эти годы у меня появилась хорошая работа. Появился муж. Веду здоровый образ жизни.

- Как вы узнали о своем положительном статусе ВИЧ?

- Я его ждала. Это наказание за безответственный образ жизни.

- Какова была реакция вашей семьи, когда вы рассказали обо всем?

- У меня уже взрослые дети. Когда я открыла свое лицо в прессе, сын посчитал, что я опозорила его, но потом, узнав сколько знакомых с диагнозом, успокоился. У дочери появилась жалость в глазах. В основном ничего не поменялось. С близкими родственниками отношения давно испорчены другим вопросом – «квартирным», не знаю, как они относятся.

- Во сколько лет вы узнали, что заболели или инфицированы? Как вы заразились ВИЧ?

- Я не люблю слова «больна», и своим клиентам не рекомендую так говорить. Я ВИЧ – инфицирована, но не больна. Человек болен тогда, когда у него букет болезней: туберкулез и т.д., а это уже приводит к смерти. Наркотики я употребляла, но в моем случае это не причина инфекции. Я инфицировалась после 30-ти лет половым путем. Это единственные пути передачи инфекции на сегодня. ВИЧ передается тремя путями: при половом контакте, через кровь зараженного человека либо от инфицированной матери — ребенку (вертикально).

- Как вам удалось построить новую жизнь после инфицирования?

- Пути господни неисповедимы. Работа началась, когда при СПИД–центре организовывался «Информационный центр» и требовался консультант на телефон Доверия. Они знали, что у меня есть диагноз и веду здоровый образ жизни. Сейчас работаю равным консультантом. В первую очередь в этой работе я делюсь опытом с людьми, жить с инфекцией, поддерживаю, привожу человека в чувство, что жизнь еще не потеряна. Даю информацию о терапии. Я своеобразный «проводник» между клиентами и врачами, потому что клиентам сложно понять медицинские термины инфекционистов, а я доношу информацию, исходя из своего опыта на «простонародном» языке.

Приятно слышать благодарность от людей, получивших диагноз ВИЧ, о спасении их жизни. Так было с женщиной, которую я консультировала по телефону два года назад. Сейчас она замужем. Разговоры по телефону бывают очень долгие, можно проговорить с человеком 2 часа, чтобы успокоить. Приятно, когда человек приходя со слезами, уходит с улыбкой. Приятно чувствовать свою значимость. Совершить суицид, страх, что не поймут близкие, люди отвернутся - эти мысли появляются у каждого инфицированного ВИЧ. У меня тоже были такие мысли, без них никак, но я их переборола. Надо радоваться жизни, каждой капельке дождя, каждой луже. В православии говорят: «Радуйся…». Диагноз ВИЧ приблизил меня к Богу.

- Как вы познакомились с нынешним мужем?

- Своего мужа я увидела задолго до знакомства во сне. Работая в СПИД- центре, я познакомилась с ним, он на тот момент начинал принимать терапию от ВИЧ.

- Получаете ли вы какое-нибудь медицинское лечение для того, чтобы поддерживать свое состояние?

- Терапию получает мой муж. А у меня пока высокий иммунитет, поэтому не принимаю лекарств.

- Хотели бы вы зачать или усыновить детей?

У меня уже возраст такой, что не могу родить. Были мысли усыновить ребенка. Но, к сожалению, наши депутаты внесли поправку в закон, что ВИЧ - инфицированные не имеют права усыновлять детей. Я с этим не согласна. Никто не сможет заботиться о ребенке с ВИЧ-инфекцией лучше, чем сам ВИЧ инфицированный. Говорят, «вдруг мы умрем». В основном отказываются от таких детей неблагополучные женщины, которые не принимают терапию. Мы понимаем, что наша жизнь идет на убыль. У меня есть знакомый, который живет более 30 лет с инфекцией. На все воля Божья.

Сейчас медицина шагнула вперед. Женщине, вставшей на учет, прописывают терапию для предупреждения передачи инфекции от матери к ребенку. Принимая их регулярно, ВИЧ–инфицированным мамам можно родить совершенно здорового ребенка от отца с таким же диагнозом.

Если наши депутаты поймут, что мы такие же люди, как и они, то я с удовольствием приму инфицированное дитя. Сейчас очень много отказников, им многим необходимо постоянно принимать препараты.

- Возможен ли совет для молодежи?

- Пусть молодежь живет по Библейским заповедям, нет греха – нет наказания. Что касается наркотиков, то лучше вообще никогда их не пробовать, поскольку человек даже не осознавая того, становится наркозависимым. Обязательно нужно предохраняться. Это может защитить не только себя, но и партнера. Ну и, конечно же, нужно вести здоровый образ жизни.

- Спасибо вам за интересный рассказ. Думаю, многие люди, прочитавшие это интервью, изменят свой взгляд на проблему ВИЧ и на людей, живущих с ним. А кому-то оно, возможно, возвратит надежду и придаст сил.

Очень рада, если это действительно так. Но думаю силы людям, узнавшим о том, что у них ВИЧ, в большей степени придаст поддержка близких им людей. Не отворачивайтесь от них. Ваша поддержка - это то лекарство, без которого применение любых медикаментов потеряет свой смысл.