В столицу Бурятии приехала известная певица Намгар. На своей родине она исполнит песни бурятских композиторов. Концерт состоится 17 ноября в театре оперы и балета. Это выступление будет отличным от других не только по репертуару, Намгар выйдет на сцену в классических женственных платьях, а не в национальных костюмах. Певица недавно посетила Норвегию, где уже второй год подряд с успехом прошел проект «Nordic Namgar» («Северная Намгар»). Чем еще певица будет удивлять земляков, и какими новостями поделилась артистка?

- Расскажите, что еще ждет зрителей на концерте?

- Это будет красивый зрелищный концерт. Когда театр «Байкал» предложил мне исполнить песни бурятских композиторов, это было просто как исполнения желания. Я очень люблю бурятские песни. К тому же не часто получается сделать в Улан-Удэ серьезный основательный концерт. Будут также и народные песни, будут номера с коллективом «Эрдэни ятаг». Вести будет Даши-Доржо Болотов, он же также будет читать стихи на бурятском языке, получится такой музыкально-поэтический вечер.

Примет участие певец Баттувшин, колоритный бас Бадма Гомбожапов, лирический тенор Михаил Пирогов. Очень боюсь, переживаю, ответственно выступать у себя дома.

- Nordic Namgar – что это?

- В 2012 году мы получили предложение от музыкантов самой известной норвежской певицы сделать с нами проект. Они нас услышали в Норвегии. Мы, конечно, обрадовались, не могли даже поверить. Год мы реализовывали его, и в 2013 году сыграли в Норвегии. Процесс работы шел через Интернет. Мы постарались дать вторую жизнь  многим забытым бурятским песням, которые никто не поет. Норвежские музыканты написали мелодии на стихи Галины Раднаевой. Совсем бурятская музыка получилась. Норвежцы слушали много бурятской музыки, видимо прониклись. Им это было очень интересно и очень необычно. Они мечтают приехать к нам в Бурятию, надеюсь, получится приехать сюда с этим проектом.

- Вы все время переходите на бурятскую речь, вы все время на говорите на бурятском?

- Да, я в основном на бурятском говорю. Дома всегда на бурятском, в семье, с сыном. Бывает так даже, что когда общаюсь с якутами, тувинцами, невольно хочу перейти на бурятский. Да даже с японцами. Вижу азиатское лицо – и сразу такие порывы говорить на бурястком (смеется).

- Как вы относитесь к тому, что сейчас много молодежи, которая не знает родной язык?

- Для меня как агинской бурятки проблема незнания родного языка не стоит так остро. У нас все говорят на бурятском. Как сказать…печально, что вырастают дети, которые не знают родного языка. Потому что другие народы, даже не говоря о кавказцах, для них просто нонсенс не знать языка, якуты, тувинцы – они все говорят на своих языках. Для них наоборот - русский язык второй. Думаю, что в первую очередь надо дома говорить на бурятском. Даже не школа, не детский садик должны влиять в первую очередь, а именно родители должны разговаривать с детьми. У нас сын разговаривает на бурятском, повлияла, конечно, русская школа, немного с акцентом, но говорит и все понимает.

- Почему это так важно, на ваш взгляд?

- Человек, когда знает свой язык, он приобщен к традициям, культуре, имеет стержень. Он разносторонний, глубокий человек с большой буквы. А так связь теряется. Ты видишь азиатское лицо в зеркале и сам себя не можешь осознать. Кто ты, русский или бурят? К русским пойдешь, они все равно тебя будут считать не русским, правильно? Может быть, я ошибаюсь, но я так чувствую, что человек от этого теряет много глубинного. За границей человек интересен, если он представляет себя, зная свою культуру, традиции. В Европе сейчас глобализация. Я против глобализации, она же все стерла – все различия между людьми. Что в Германию поедешь, что во Францию – все одинаково. Европейские страны они совершенно похожи внешне, не говоря уже о культуре и их традиционных мелодиях.

- На каких языках вы еще говорите?

- Монгольский понимаю, немного говорю. И все. Ну, английский понимаю, знаю основные фразы, но свободно не говорю, это все моя лень бурятская (смеется).  

- Что можно сказать о бурятской культуре сейчас?

- Если говорить о культуре и если сравнивать с моей молодостью, то конечно в Бурятии идет хорошее такое стремление говорить на бурятском, носить национальную одежду, праздники отмечать. Это хорошо.

- У вас очень интересный стиль в одежде, как вы подбираете свой гардероб?

- Изначально, наверное, все началось с Даши Намдакова. В 2009 году он нарисовал эскиз одежды, а воплотила рисунки его сестра Доржима Намдакова, сделала головной убор. А дальше все само собой. Не знаю, можно ли этим хвастаться и стоит ли говорить об этом (смеется). Все очень просто мне кажется.

- Ну и по традиции, вопрос – ваши творческие планы?

- В Японии хотят тоже сделать с нами проект. Попробовали с японскими музыкантами играть, дали им музыку перед концертом, через два часа пришли – у них уже ноты и все с ходу уже играют. Невероятно, просто инопланетяне, какие-то. Когда мы там были, мне, кстати, вот что понравилось. В разных городах к нам подходили люди и говорили – «знаете, в Японии проводили исследования, и оказалось буряты – самый родственный народ, мы от вас!». И когда выступаешь там – как будто перед бурятами, и очень тепло принимают.

- После концерта в Улан-Удэ куда дальше держите путь?

- Потом снова уезжаем. Сначала в Казахстан, там тоже сольный концерт в Алма-Ате, затем участие в фестивале в городе Дудинка.

- Где встретите Новый год? В Бурятию вновь не хотите?

- В Новый год надеюсь, отдохнем. Потому что когда много ездишь, это опустошает, и работа превращается в ремесло. Морально устаешь, и ничего не хочется делать. Ой, в Бурятию приехать – это, наверное, роскошь. Мы ведь живем в Москве, потому что там работа.