Он не считает себя режиссером, но пишет сценарии, снимает и продюсирует собственные фильмы. У него есть бизнес, на доходы от которого он снимает кино. Его фильмы не окупают себя, но становятся участниками самых знаменитых кинофестивалей мира. Он нашел свой рецепт свободы, свой способ жить и работать, создавая «пятое измерение» - бурятское кино. О кино, Монреале и многом другом режиссер Баир Дышенов рассказал «ИП».

Первый полнометражный фильм на бурятском языке «Талын наадан» («Степные игры») режиссера Баира Дышенова был показан в рамках 33 – го международного кинофестиваля в Монреале, проходившего с 27 августа по 7 сентября 2014 года. 30 октября фильм выйдет в прокат в Улан – Удэ.

Об участии в международных фестивалях

Дело в том, что у меня нет комплексов. Когда мы заканчиваем работу над фильмом, мы очень нескромно начинаем отправлять заявки на самые большие фестивали. Ближайшим фестивалем на этот раз был Монреальский. И мы отправили туда заявку, на которую очень быстро пришел ответ. Вообще, если представить, сколько тысяч заявок приходит на рассмотрение со всего мира, то попасть в число 18 участников конкурса дебютов – большая удача. Это значит, что где – то на другом конце света, люди, скорее всего, имеющие небольшое представление о бурятах смогли понять то, о чем мы хотели сказать. В Монреале наш фильм показали четыре раза. И каждый раз нам удавалось держать зал.

О фильме

Это первый полнометражный фильм, в котором даже титры выполнены на бурятском языке. Главные герои фильма не люди, а …Тугнуйская долина и бурятские народные песни. Это драма о трех воинах, живущих в разное время на просторах Великой степи. Все три истории соединены между собой тремя народными песнями и одной степью, где все и происходит.

О творчестве

Я не снимаю кино по заказу и не занимаюсь кино, как бизнесом. Кино для меня – это медитация, в процессе которой я живу и меняюсь. Я против ура – патриотического кино. Я против того, чтобы бить в грудь и кричать: «мы – буряты самые лучшие». В юности я «с гор спустился» сразу в Питер. Между Закаменском и Питером у меня не было перехода. ( смеется) А там профессора нас учили так… Оценка ничего не означала. То, что они дали мне, засело так крепко, что попытка уйти в более «устойчивый» бизнес, не связанный с кино окончилась возвращением…в кино.

О команде

Я всегда собираю профессионалов и никогда не работаю с людьми, лишенными энтузиазма. Если я вижу, что человек мыслит: «Мои деньги не в этом банке», я расстаюсь с ним. Мы заражены кино. Этим в нашей команде занимаются не ради денег.

О съемках

Фильм снимали тяжело и…легко. Дожди, клещи, пожары, туманы – мы воевали с натурой постоянно. Клещи кусали так часто, что каждый участник съемочной группы имел баночку, куда складывал клещей, снятых с тела. Эти баночки отвозились на анализ в Улан – Удэ, и… все работали дальше. Над фильмом работали специалисты из Монголии, Иркутска и Бурятии.

О работе и безработице

Я всю жизнь был оптимистом. Много лет назад я был уволен из Бурдрама с компанией таких же актеров, устроивших «бунт». Сейчас я понимаю, что мы были противные ребята. (смеется) После увольнения, каждое утро в половине восьмого я выходил из дома «на работу». Жена спрашивала: «Куда ты?» Я говорил: «На работу». Мы оба знали, что работы у меня не было, но я все равно шел. На улице было начало 90-х, инфляция, жизнь менялась! Было время, я просто стоял на улице. Я уходил «на работу» до тех пор, пока не нашел ее. Нет, у меня не было отчаяния. Я всегда относился ко всему с юмором. Много ли человеку надо? Мужик всегда должен найти средства на еду. Если надо – воруй или улицы подметай. Все свое студенчество я подметал, мыл полы и что – то разгружал. В этом смысле у меня нет ни комплексов, ни стыда… ни совести. ( смеется)

Закон перемены жизни

Каждые лет 6-8 надо менять свою жизнь. Хотя бы работу. Я уходил, когда чувствовал, что мне стало скучно. Иногда я понимал, что «перерос» свою работу. С должности директора театра кукол я уволился в один день. Даже жена не знала о том, что я собираюсь уволиться. В тот день я опять ушел «в никуда». Не остановили ни должность, ни зарплата, ни пресловутая надежность. Когда театр получил «Золотую маску», знающие люди звонили мне, бывшему директору, потому что понимали, что мы вместе с Эрдэни Жалцановым , худруком «Ульгэра» шли к этому… Я хотел отрубить, чтобы двигаться дальше. Мне нужна была свобода. В моей жизни началась новая история, связанная с изданием газет, и это дело также занимало меня лет 6 – 7.

О кинематографе

Я никогда не называл себя режиссером. Может быть, только на съемках «Степных игр» я стал понимать в этом немного больше. Кино можно заниматься ради денег, славы, удовольствия, потребности самовыражения и …ради того, чтобы заниматься кино. ( смеется) Зачем этим занимаюсь я? У бурят нет своего кино. Я не знаю, во что выльется моя деятельность, но я занимаюсь бурятским национальным кино и вижу в этом инструмент продвижения бурятской культуры. Для того, чтобы лет через 10 - 20 в Бурятии вырос свой большой режиссер, нужно сейчас наладить производство фильмов, спектаклей.

О настоящем и будущем

Я всегда живу настоящим. Мне сложно возвращаться в прошлое. Всегда должно быть прекрасно сегодня. Мы еще не уехали в Монреаль, когда я сел писать новый сценарий. «Степные игры» уже родились и живут своей жизнью. Сейчас я уже думаю только о новом сценарии. Я не знаю, где я возьму деньги, но я знаю, что я буду снимать этот фильм в следующем году.

О провинциализме

В Монреале я познакомился с профессором, которая проводит семинары по арт – менеджменту по всему миру. Было бы полезно всем послушать ее. Мы должны доказать конкурентоспособность нации. Меня просто оскорбляет отношение, которое сидит в головах людей, некий провинциализм, не допускающий мысли о том, что мы не можем быть лучше или на уровне.

О коммерческом кино

В какой – то степени это плохо – снимать только творчества ради. Я бы с удовольствием снял коммерческое кино, если б умел. И сейчас, после Монреаля, я понял направление, в котором нужно двигаться.

Об амбициях

«Жить можно и в дурачках» - написал я в 9 классе. Я не знаю, почему я это написал, но понимаю, что главное – это жить. Я хотел стать председателем колхоза. Я точно (!) осознавал, что хочу этого, чтобы сделать наш колхоз самым лучшим. Я и сейчас хочу, что наш большой «колхоз» был самым лучшим. Организовывая газету, я «железно» знал, что это – «ради нашего колхоза». И кино я занимаюсь «ради нашего колхоза».

О юморе

Некоторые не понимают, шучу я или не шучу. «Шутишь?» - спрашивают меня порой. Это классно! (смеется) К жизни нужно относиться немножко несерьезно.

О хобби

Хобби для души – это самое верное определение кино для меня. Как только я начну заниматься этим серьезно, ходить по коридорам власти, просить деньги, организовывать какую – то структуру, я знаю, что в этом можно застрять и ничего не сделать.. Сам процесс съемок – это наркотик, дающий ощущение беспредельной свободы, не существующей в реальной жизни. Снимая кино, ты уходишь в пятое измерение вместе с теми двадцатью придурками, что снимают кино вместе с тобой. Это стресс, по которому всегда скучаешь.

Справка

Баир Дышенов, режиссёр, сценарист, продюсер, руководитель студии «БурятКино». Родился 17 февраля 1966 года в Закаменском районе республики Бурятия, в селе Дутулур. Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ныне:Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства), факультет искусств по специальности актер драматического театра и кино (класс профессора В.В. Петрова).