Авторы породы овцы «буубэй» с 2008 года не могут заключить договор с племенным заводом «Баян-Гол» о вознаграждении за селекционные достижения. Как утверждают селекционеры, за это время завод получил более 22 млн. рублей, осуществлял воспроизводство и продажу овец «буубэй», а авторы селекционного достижения работали на одном энтузиазме и никаких выплат не получали.

Это и послужило поводом для подачи иска в суд Хоринского района. Однако, райсуд оценил убытки всего в 76 тысяч рублей и почему-то присудил их только одному автору, а не семерым, как требовалось. Такое решение не удовлетворило селекционеров и они обратились в Верховный суд.

- Мы просто хотим заключить с заводом договор и покрыть наши убытки. Они должны заплатить то, что положено по закону, но не 2% - это смешно, а 30% от тех, я считаю, «халявных» денег, которые приходят с Москвы. Ни за то, что ухаживают, ни за то, что сено косят, ни за то, что в стойлах убирают, а за то, что овцы племенные и породы «буубэй». Только за это платит государство, потому что государству нужно, что бы такая порода была, - возмущается один из авторов Булат Лхасаранов.

Напомним, что 25 лет назад аборигенная овца была полностью уничтожена и заменена тонкорунной овцой. Только в 80-х годах бурятскую овцу в небольшом количестве нашли у потомков бурятских эмигрантов во Внутренней Монголии. В начале 90-х годов ученый Булат Лхасаранов привез ее на историческую родину. За годы селекционной работы авторам удалось увеличить массу овец, улучшить вкусовые качества и качество пуха породы «буубэй».

По многолетним наблюдениям, расходы на содержание одной головы такой овцы составляют всего лишь 210 рублей в год. Заметим, при рождении овцы государство на каждую голову выделяет 7000 рублей.

- Ягненок родился, на него государство дает 7000 рублей, проходит полгода и его уже можно сдавать на убой, сумма варьируется от 5 до 25 тысяч рублей. Когда я сотрудничал с племенным заводом, они постоянно выигрывали золотые медали как бараны-производители, при этом стоимость одного барана сразу поднималась до 25 тысяч. После того, как у нас пошли разногласия, они попытались снова участвовать в конкурсе, но организаторы выгнали их с позором, - рассказывает Булат Лхасаранов.

На первом заседании Верховного суда директор СПК «Баянгол» Эрдэм Дондуков отказался платить взыскиваемую сумму в 6 млн. рублей, сославшись на то, что авторы не рожали овец, а всего лишь вывели породу, утверждает Булат Лхасаранов. После этого заявления на рассмотрение дела приходит только адвокат племзавода.

- Вознаграждение должно выплачиваться от реализации овец «буубэй». Сколько продали этих овец, столько и нужно отдавать автору. Мы не отрицаем, что завод продавал овец, но человек не согласен, говорит, что СПК должен платить из государственных денег, - комментирует ситуацию адвокат СПК «Баянгол» Балдан Митыпов.

К тому же ответчик настаивает на том, что в конце 80-х годов совхоз сам привозил этих овец с Внутренней Монголии и Булат Лхасаранов не причастен к возобновлению породы.

- У него сейчас позиция очень бравая: «я в 90-х годах привез, оставил их якобы в завхозе Удинском, несколько баранов оставил в Кижинге, чтобы они плодились. И все это время был там, чабанам платил, что бы они за этими баранами следили». Ничего такого не было на самом деле, - утверждает Балдан Митыпов.

Однако на третьем заседании суда вопрос об авторстве даже не поднимался. Рассмотрев бухгалтерские документы, судья посоветовала до следующего заседания договориться о сумме выплаты, которая устроит обе стороны.

- Мы договорились, что директор СПК «Баян-Гол» свяжется со мной, однако никаких звонков пока не было. В любом случае, мы будем настаивать, чтобы размер вознаграждения составлял не менее 2% от суммы ежегодных поступлений, получаемых патентообладателем за использование селекционного достижения, включая поступления от продаж лицензии, согласно закону, – комментирует кандидат биологических наук Булат Лхасаранов. – Разве они не понимают, какой это труд? С каждым годом количество овцеводов и овец становится все больше, и это хорошо, но задумайтесь, нас, авторов, становится все меньше, и если пропадет какая-нибудь порода, кто сможет ее восстановить?

Очередное заседание Верховного суда по делу бурятской овцы назначено на 1 октября.