Суд признал их дома самоволками и вынес решение о сносе. Доведенные до отчаяния люди, годами пытавшиеся узаконить свои дома, сейчас готовы отстаивать свое имущество до последнего.

Счет не на десятки, а на сотни дворов

Блок-пост мы нашли без труда: все местные жители знают, на какой из улиц поселка Таёжный сейчас разворачиваются почти военные баталии. Подъезды к улице действительно загорожены блоками. Неподалеку на скамейке дежурит несколько человек – бабушка и несколько мужчин.

Нас встречают с настороженностью. Дотошно выясняют, из какого мы СМИ, и писали ли про них раньше.

- Приехали тут из одной газеты, написали потом, что мы тут «коктейлями Молотова» кидались, мы про этот коктейль только из газеты и узнали, - в сердцах машет рукой пожилой мужчина.

Узнав, что мы из другого издания, люди успокаиваются. Из того самого дома, который с таким трудом отстояли жители, выходит женщина и соглашается на интервью.

- Мы живем здесь вчетвером: я, муж и двое детей, - рассказывает Ольга Семёнова. – Построились в 1995 году. Все эти годы пытались узаконить землю, нам и в администрации обещали помочь, и депутаты, которые шли кандидатами от нашего округа. В 2007 году мы пришли в администрацию района, нам сказали сдать копии паспортов, что будут нам помогать. А потом суд обманным путем вынес решение о сносе нашего дома.



В такой же ситуации оказалось еще три семьи – их дома должны снести по решению суда. Однако людей, не узаконивших участки, в поселке Таёжный гораздо больше. И здесь счет идет уже не на десятки, а на сотни домов.

- Получается, мы первые идем на снос из-за того, что есть решение суда, - говорит Ольга. – Остальные уверены, что они следующие на очереди.

- Около двух тысяч домов здесь, из них ровно половина дворов без документов, - добавляет сосед Ольги.

Именно поэтому на помощь Семёновым пришли десятки человек.

- Если снесут их, то снесут и нас, - категорично говорит жители посёлка.

Сцепились за руки

15 сентября в посёлок приехали судебные приставы с бригадой, которая должна была разобрать дом. К этому дню семья Семёновых уже устала бороться – они вывезли из дома мебель и вещи, оставив только матрас и холодильник. Однако за них продолжили борьбу жители посёлка, которые перегородили судебным приставам вход в дом, сцепившись за руки.

- Их было около сорока человек, они шли на жителей, расцепляли им руки, - рассказывает очевидица стычки. – Дошло до драки, я бросилась к мужчине, который был у них главный: «Дайте им команду остановиться, они же перебьют друг друга!», а он ноль внимания. Потом кто-то написал, что мы бензином их облили – не было такого, просто водой плеснули.

Приставы уехали, но обещали вернуться. Намерены продолжить борьбу и сами жители.

- Я даже не знаю, кто шлакоблок привез. Хотели вещи вывезти, смотрим, проезд перегородили. Нам говорят: «Куда это вы вещи повезли? Мы будем и дальше отстаивать ваш дом!». Честно говоря, мы сами в шоке, что люди так нас защищают, - признается Ольга. – В этот раз народ отстоял. А что будет дальше?

Сразу после выборов

В борьбе за дом, в котором прожила ее семья 15 лет, Ольга обошла все инстанции. Где-то только разводили руками, а где-то давали надежду, что не все кончено.

- Ну дался им этот клочок земли – 8 соток всего, ну зачем он городу? Мы же не говорим, что хотим бесплатно жить, мы готовы купить этот участок, готовы оформлять документы. Куда мы сейчас с двумя детьми, – восклицает женщина. – Говорят, что в 2015 году выйдет закон об узаконении домов, которые были построены до 2001 года. И во всех городах взяли тайм-аут на снос до 2015 года! Почему тогда у нас так? Ссылаются они сейчас на то, что мы бездействовали. Это неправда! Мы пытались узаконить землю! И ведь приехали сносить сразу после выборов, буквально на следующий день… При этом мы еще и 150 тысяч останемся должны государству за то, что наш дом снесли. Уже арестовали наш автомобиль.

На вопрос журналиста, что они будут делать дальше, у собравшихся жителей поселка был совершенно разный ответ. Ольга устало пожимает плечами, а мужчины явно намерены стоять до конца.

- А что будем делать? Войнушку устроим, вот и все, - категорично говорят они.