Позже директор московского театра назвал эту ситуацию позорной. По мнению Кирилла Крока, руководство местного театра не выполнило договоренностей по техническому обеспечению. В спектакле «Евгений Онегин» не смогли поднять качели.

- Из-за нерасторопности и разгильдяйства технической службы Русского драмтеатра мы были вынуждены на час задержать начало премьерного спектакля «Евгений Онегин», - подчеркнул он, - Сценическую площадку не подготовили должным образом, хотя в техническом райдере все это согласовывалось еще полгода тому назад. Местный театр буквально опозорился в этом плане.

По словам Крока, ему до сих пор стыдно перед бурятскими зрителями, которые могли подумать, что виновник задержки – театр имени Вахтангова (дескать, приехали москвичи и так себя ведут). Тем не менее, он выразил огромную благодарность публике, воспринявшей это как должное и с удовольствием смотревшей «Онегина». Отметим, что инцидент, который Кирилл Крок окрестил «позором», произошел в связи с тем, что привезенная московскими гостями сценография не вписалась в местную площадку, сообщало вчера ИА «Восток-Телеинформ».

В интервью ТРК «Ариг Ус» директор русского драма Петр Степанов так объяснил причины данного инцидента.

- Когда мы обсуждали подъем качелей, нам никто не говорил, что качели должны подниматься по программе, а не в ручном режиме. Мы банально думали, что человек будет сидеть, кнопки нажимать, поднимать-опускать. Категорически отказались в ручном режиме, началось программирование. Программирование – не час, не полтора, несколько часов должно быть. И мы просто банально не успели. Просто не успели! Но я все-таки считаю, что основная вина на Вахтанговском, что они нам дали полную дезинформацию. С другой стороны, казалось бы, нет худа без добра. Режиссер спектакля Римас Туминас мне пожал руку и сказал: «Спасибо за качели». Я говорю: «Почему?» - «Потому что я увидел наземные мизансцены лучше. Приезжаю в Москву, я отменяю качели, обостряю ситуацию, спектакль будет без качелей». Наш театр никогда не подводил, но вот здесь, конечно, я очень сожалею, что так случилось. Но повторяю: все-таки русского театра вины здесь меньше.