Напомним, infpol.ru уже публиковал интервью с журналистом из Сибири, который оказался в центре боевых действий на Украине. Александр находится в Донецкой области уже несколько месяцев. 17 июля он стал очевидцем того, что происходило после падения «Боинга 777».

Малазийский лайнер упал недалеко от Донецка 17 июля – по словам очевидцев, «Боинг» был сбит ракетой. Вместе с пассажирами и экипажем самолета на борту было около 290 человек, среди которых 80 детей. Все они погибли.

- Это буквально в часе езды от Донецка. Зона активных боевых действий. Тут, кстати, очень непонятный момент – почему Украина разрешает полеты над этой зоной? Стрельба со всех сторон. В этом районе неоднократно сбивали самолеты – например, за день до катастрофы «Боинга» сбили две «СУшки», - рассказывает Александр. – В основном сбивают ополченцы. У Киева есть самолеты, а у ополченцев нет, поэтому они обороняются зенитными установками. Однако «Боинг» летел очень высоко, его ополченцы сбить не могли, попросту нет у них таких мощных установок.

Когда появились самые первые сообщения о сбитом самолете, Александр и его коллеги были уверены, что речь идет об очередном военном «СУ».

- После стали появляться сообщения, что это международный «Боинг». Мы выехали на место, - говорит журналист.

Самолет упал в поле между селами Грабовое и Рассыпное.

- Он взорвался в воздухе, когда в него попала ракета и там же стал рассыпаться на куски, покрыл очень большую площадь, - продолжает рассказ коллега. – За калитками домов в селе Грабовое валялись куски металла. Во дворы падали не только мелкие детали самолета, но и вещи людей. На самом поле – тела людей, некоторые пристегнуты к креслам. Видели тела детей в памперсах. Когда мы стояли в поле у села Рассыпное рядом с грудой металла, человеческих тел и их багажа из «Боинга», из нее, прямо из этой кучи, зазвонил телефон. Жутко. Кто-то потерял своих родных и стал волноваться.

Александр был страшно поражен тем, как была организована работа местных властей после ЧП.

- Если бы в России такое произошло, все давно было бы оцеплено, приехали бы все службы от МЧС до полицейских. Тут же до сих пор, спустя такое количество времени, только районное местное МЧС, рядовые сотрудники, которые с такими трагедиями никогда не сталкивались. Они ходят по полям и отмечают места падения тел. Пока, насколько я знаю, обнаружено 148 тел. До сих пор нет судмедэкспертов из Донецка, хотя за ночь их можно было привезти хоть из Киева или Москвы. Это ужасно, что конфликт дошел до такой степени. Больше всего обидно, что погибли не участники конфликта, а посторонние люди, которые просто пролетали над этой территорией.