И если мама к новости отнеслась взволнованно («Бурятия? Где это?»), то папа вполне держал себя в руках.

- О'кей, - невозмутимо сказал он

О России Маттео знал, конечно, многое. А о Бурятии – совсем ничего.

- Извините, - сокрушенно просит прощения он, когда я спрашиваю, что он слышал о нашей республике раньше.

С момента приезда итальянца-волонтера в Улан-Удэ прошло уже больше месяца. О том, почему его удивляет странная вежливость местных жителей, что его поразило в нашей республике больше всего и с каким призывом он хотел бы обратиться к улан-удэнцам, Маттео Спертини рассказал журналисту «Информ Полиса».

Никогда не изучал русский язык

Полгода назад наш еженедельник писал о 25-летнем волонтере из Германии Алексе Эвельте, который приехал к нам, чтобы работать в детском доме. Улыбчивый иностранец давно мечтал приехать волонтером в Россию, почти в совершенстве владел русским языком и страшился в Бурятии только одного – знаменитых сибирских морозов.

Тем разительнее разница между ним и Маттео. Маттео 26, он графический дизайнер. До приезда сюда волонтер жил в небольшой деревне недалеко от Милана, никогда не изучал русский язык и ничего не слышал о Бурятии. Но и Маттео, как Алекс, сразу оказался очарован нашей республикой – необъятными просторами степей, величественным Байкалом и, как он выражается сам, «странной вежливостью людей».

- Как и Алекс, я приехал сюда на 10 месяцев с помощью общественной организации «Сибирская творческая группа». Работаю с детьми в «Малышке», но бываем и в других детских домах, - рассказывает итальянец. – Если тепло, то дети высыпают на улицу, и мы играем в футбол, подвижные игры, веселимся. А если плохая погода, то организовываем игры, интересные мастер-классы в помещении.

Зима близко

Маттео – путешественник со стажем. Он объездил всю Европу, был в Японии, Великобритании и других странах. Возможно, благодаря этому, всего за месяц он научился почти сносно говорить на русском. Но общаемся мы все равно через переводчика – все же русский лексикон иностранца пока маловат.

Родители заядлого путешественника от поездки не отговаривали, хоть и явно были озадачены решением сына ехать в загадочную Сибирь. По всей видимости, с опасением к поездке отнесся и сам Маттео, хотя сейчас этого и не говорит. Но все же признает: приехав в Улан-Удэ, он был приятно удивлен.

- Я знал о России и знал о Монголии. Первое представление о Бурятии было такое – смешение этих двух стран. Удивило, что внутри России есть республика, которая одновременно и часть страны, и самостоятельный регион, с другой интересной культурой. Это как страна в стране, - поражается итальянец.

Маттео приехал в тот самый майский день, когда в столице Бурятии развеселилась погода, одарив горожан внезапным зимним снежком. Неудивительно, что сейчас волонтер с ужасом относится к фразе «зима близко».

- Если у вас такой май, то боюсь представить зиму, - не очень радостно улыбается парень.

Приключения итальянца в Бурятии

В Улан-Удэ итальянец живет в семье – у Елизаветы и ее сына Михаила.

- Она очень добрая, относится ко мне как мама и готовит много всего, - рассказывает Маттео и, подумав, добавляет: - Иногда даже слишком много всего. Но мне нравится.

Буузы, шулэн, бухлер – итальянцу очень нравятся бурятские блюда.

- В принципе мне нравится все, кроме кваса. Когда я приехал и увидел, что все постоянно пьют квас, мне тоже очень сильно захотелось его попробовать. Но попытка оказалась неудачной: квас – такой странный напиток, я не понимаю, как его пьют, - делится впечатлениями Маттео.

Одним из самых ярких впечатлений, конечно же, оказался Байкал.

- Байкал? Вау! – эмоционально реагирует он на вопрос. – Это одна из самых лучших и прекрасных вещей, которые я видел когда-либо. Озеро показалось мне морем.

Теплолюбивый итальянец решился даже искупаться в Байкале в мае, несмотря на еще плавающий в озере лед.

- Один раз в жизни нужно попробовать, - уверен Маттео. – У нас в Европе есть три больших озера, но они большие в понимании Европы. У вас, конечно, совсем другие представления о размерах. Мы ездили в Кяхту и Джиду, и я сравнивал. В Европе тоже долины, как у вас, города, но все это очень близко расположено. А у вас такие пространства, пейзажи, дикие долины, горы и ни одной постройки рядом. Это дает мне спокойствие.

А еще Маттео, как, впрочем, и всех иностранцев, поражают улан-удэнцы в маршрутках.

- Очень странные способы быть вежливыми, - тактично замечает он. – Вчера ехал в маршрутке, сидел недалеко от водителя, было человек восемь. Все они молча передавали мне деньги, и никто не говорил «пожалуйста», «спасибо». В Италии, например, каждый раз говорили бы: «Пожалуйста, передайте деньги», «Извините за беспокойство, будьте любезны». Но, однако ж, это совсем не экономило бы время.

«Там живут хорошие дети…»

Маттео очень много рассказывает про детский дом, говорит, что незнание языка мешает несильно – дети в общении с ним стараются говорить медленнее, объясняться на жестах.

- Я действительно понимаю, что волонтеры не могут реально поменять жизнь ребенка из детского дома. Но я считаю, что это очень важно. Важно, чтобы у каждого ребенка был друг, - объясняет Маттео. - Мне хотелось бы обратиться ко всем жителям Бурятии: детей в детском доме можно и нужно посещать, принимать их в свои семьи, становиться им друзьями. Детский дом – это не какая-то закрытая организация, волонтером может стать каждый. Там живут хорошие дети, которые очень нуждаются во внимании. Нужно понимать, что детский дом – это тоже часть общества, и дети, выйдя из его стен, тоже будут его частью. Поэтому им нужно чаще общаться с тем миром, который находится за пределами учреждения. А еще ведь это так позитивно – общаться с детьми и приносить им радость.
Цитата: «Важно, чтобы у каждого ребенка был друг».