Весной на главной улице Улан-Удэ в пешеходной зоне появился мужчина европейской внешности в одежде ламы. Каждый день на протяжении длительного времени он стоит в одной и той же позе: правая рука за спиной, в левой кружка для денег

Нам он представился как Еше Жамцо и пояснил, что собирает деньги на жизненные нужды.

- Каждый монах должен жить за счет подаяния. Именно за счет подаяний я и живу.

- То есть вы называете себя буддийским монахом? Вы где-то обучались?

- Конечно. Я двадцать три года изучаю и практикую буддизм. Прошло уже пару лет, как я принял монашеский обет и стал буддийским монахом.

- А почему тогда вы стоите на улицах города, а не в дацане, как другие священнослужители?

- Если вы глубоко погружаетесь в предмет, то обнаруживаете в нем множество нюансов. Именно они решают все. Сейчас монаху просто так устроиться в дацан очень сложно, поверьте. Я говорю это, потому что сам не новичок в этой сфере.  Как я понимаю, вы православная? Так вот, если вы хорошо знаете свою религию, там есть священники и монахи. Между ними существуют некоторые различия. Хотя иногда монах может стать настоятелем церкви. Но в основном они живут в монастырях. У нас в Бурятии на данный момент буддизм находится как бы в зачаточном состоянии. В том плане, что монастыри по большей части состоят не из монахов, а из священнослужителей – лам. А между ламами и монахами, которых достаточно мало, существует, естественно, напряжение. Не по вине монахов, а по вине священнослужителей.  Если сказать проще, между ними есть  духовная зависть. Я говорю это не просто так, я сам сталкивался с этим неоднократно. Поэтому на данный момент «мой монастырь» еще не построен.

- Ваш монастырь? Объясните, что это значит?

- Это монастырь, где в равной степени были бы и монахи, и священнослужители, но где бы соблюдалась только монашеская дисциплина. Я не буду говорить за священников. Вы же знаете, в вашей епархии тоже не всё гладко. Святых людей мало. Самое печальное, что людей, которые стремятся реально к святости, не очень много. Вот такая вот ситуация. Не очень, я бы сказал, благополучная.

- Вы знаете, сейчас в социальных сетях о вас многое пишут и даже называют «мошенником».

- Это вполне закономерная вещь. Когда человек реально идет по духовному пути, его начинают обвинять во всех смертных грехах. Если какой-то человек серьезно встает на путь, хоть христианства, хоть буддизма, на него обрушивается шквал ложных обвинений, клеветы и ругани.

- А были ли у вас проблемы с правоохранительными органами?

- Как же без этого? На меня одно время писали заявление в милицию, угрожали тюрьмой только за то, что я практикую учение. Это вполне нормально. По-буддийски  это называется «сжигание кармы». В этом нет ничего страшного. Это не смертельно. По-моему, это вполне закономерно.

- А почему именно буддизм? Вы не пробовали изучать, например, христианство или мусульманство?

 - Конечно, в своё время я изучал все системы. Остановился на буддизме. Осознанно сделал свой выбор, потому что буддизм и буддийская система дали ответы на все мои вопросы. Из других систем люди почему-то уходили. Даже не почему-то, а по причине того, что они не могли найти ответы на вопросы, которые у них возникали. Ну, если человек дотошно выбирает истину, которая его устраивает, в этом ничего страшного нет.  Мои верования были разными - от христианства до буддизма. В свое время, примерно в 90-х годах, когда в Улан-Удэ было множество представителей почти всех конфессий, исключая, может быть, мусульман, я обошел их, знакомился, разговаривал, углубленно задавал вопросы. Ну, вы знаете, можно легкомысленно идти по поверхности, а можно углубленно. Углубленных людей, как вы знаете, очень мало. Возьмите специалистов. Сколько хороших врачей? Единицы. Сколько хороших учителей? Единицы.  Сколько настоящих духовных людей? Тоже единицы. Все остальные люди, к сожалению, любят жить, не напрягаясь, и плыть по течению. Это очень печально.

Никакого отношения не имеет

В интервью известному блогеру Алдару Гунтупову этот блогер уверял, что имя Еше Жамцо получил от лидера общины «Ринпоче-центр» на Лысой Горе.

- Я получил его 30 июля 2012 года от Еше Лодой Ринпоче, когда принял от него монашеские обеты гецула. Мое светское имя Владимир Владимирович Духовников, – рассказал он блогеру. - Так как я получал монашеский обет от Досточтимого Еше-Лодой Ринпоче, то, естественно, отношусь к общине, концентрирующейся вокруг него.

Мы обратились в эту общину. Помощник Ело Ринпоче геше лхарамба Тензин-лама категорически отверг слова Еше Жамцо о том, что он ученик тибетского Еши Лодой Ринпоче.

- О мужчине, который называет себя Еше Жамцо и собирает подаяние на Арбате, я слышу впервые. Официально могу заявить, что никакого отношения к нам, и в особенности к уважаемому Еше Лодой Ринпоче, он не имеет, – заявил Тензин-лама. - Не знаю, чего он хочет добиться, но этот человек никогда не обучался у нас и уж тем более не принимал монашеский обет. Что касается духовной зависти, это его личное мнение. На мой взгляд, в дацанах такого не было, нет и не будет.

Справка

В старину таких лам называли «ба́дарчин» - бродячий лама, монах-паломник у монголоязычных народов. Термин от санскритского слова «бадар патра» — чаша для сбора подаяния. Бадарчинами называли как монахов, по каким-то причинам изгнанных из монастырей, так и специально снаряжаемых лам-паломников. Считается, что такие бадарчины получали знания в монастырях по минимальной программе. Может, поэтому в народе так была популярна поговорка «В местах, где бадарчин бывает, прегрешений всяких много, а в тех местах, где мухи водятся, там и личинок-червяков много».

Ученый Наталья Жуковская пишет:

- Ночевали бадарчины где придется — и в юрте бедного арата, и, если повезет, в доме нойона, и, конечно, в больших и малых монастырях, где имелись специальные дома для странников. Большие оседлые монастыри всегда слу жили центром притяжения окрестного населения — туда шли на богомолье, на большие праздники-хуралы, сроки проведения которых заранее вычислялись по лунному календарю, шли поклониться святыням, принести большие и малые жертвы, совершить обряд обхождения святого места. Были среди пришлого населения и странствующие монахи. Монастырский устав позволял им три дня жить в монастыре — небольшая передышка на далеком пути. У странников отбирали котомку и посох, три дня их поили и кормили за счет монастыря. Тем, кто хотел задержаться подольше, приходилось отрабатывать свое пребывание. Если ты гелонг или гецул, пожалуйста, участвуй в богослужении. А если ты банди или хуварак, подметай двор, разноси еду или чай, обходи мирян с блюдом для пожертвований — работа всегда найдется.