Сейчас о трагедии, которая с ним случилась, 61-летний уланудэнец Виктор Казаков рассказывает уже спокойно - смирился. Инвалидом он стал 22 года назад - упал с 4-го этажа.

- Врачи поставили диагноз «компрессионный перелом двух позвонков с вывихом», сделали операцию, - вспоминает улан-удэнец. - Но шансов, что буду ходить, практически не было… Жить не хотелось, но помогла семья. Любимая жена и дочери - у меня их три - поддерживали, заботились, помогали.

Так у Виктора в 39 лет началась другая жизнь. Мужчина даже нашел работу: чинил телевизоры, технику. Потихоньку все вошло в свое русло. Одно только не давало покоя мужчине - невыносимые боли в спине. С каждым годом они становились все сильнее.
 
- Я спрашивал у врача, почему болит. А он мне: мол, у тебя сломан позвоночник, чего ты хотел? - продолжает Виктор. - Дошло до того, что я даже не мог сидеть. Спасали только сильнодействующие анальгетики, на которые уходила вся пенсия. Тогда я настоял, чтобы провели обследование и сделали МРТ (магнитно-резонансная томография. - Прим. авт.).

Аппарат показал какое-то затемнение, похожее на опухоль.

По совету друзей Виктор поехал на операцию в Новокузнецк, где находится один из лучших центров реабилитации для инвалидов. Снова обследование, снова операция и… неожиданный исход. Образование в спине оказалось не опухолью, а… марлевым тампоном размером с куриное яйцо! При прошлой операции его забыли вытащить. «Кокон» в буквальном смысле врос в ткани и поэтому доставлял столько боли сибиряку.

По возвращении из Новокузнецка Виктор Казаков обратился в суд. Доказать, что марлю оставили в теле пациента 20 лет назад сразу после трагедии было, конечно, сложно.
 
- Районный суд дело закрыл, - возмущается Виктор. - Врачи утверждали, что это была не марля, а гемостатическая губка - материал для остановки кровотечений, который спустя время должен был рассосаться сам. Но это ведь не так! Я подал апелляцию.
 
В итоге через год Верховный суд Бурятии отменил решение районного суда, признал медиков виновными и назначил выплатить Виктору 100 тысяч рублей за причиненный моральный вред. Но на этом потерпевший останавливаться не собирается. Он говорит, что 20 лет страданий от забытой в его теле марли такой суммы не стоят, - сообщает «Комсомольская правда».