Корреспондент из Сибири Александр (настоящее имя мы не указываем в целях его безопасности) уже давал infpol.ru интервью, где подробно рассказывал, что творится сейчас на востоке Украины, в самом неспокойном регионе. По его словам, ситуация усугубляется с каждым днем – если раньше число жертв исчислялось единицами, то сейчас счет идет уже на десятки погибших.



Так, 26 мая на глазах у мирных жителей почти миллионного Донецка произошла настоящая бойня.

Переговоры зашли в тупик

- В Донецке большой и довольно современный международный аэропорт, - рассказал Александр. – Уже давно там, как на важном стратегическом объекте, находятся отряды киевской армии, украинский спецназ МВД, спецназ СБУ, национальная гвардия и, по некоторым слухам, западные «специалисты». В ночь на 26 мая к аэропорту подъехали ополченцы и потребовали, чтобы военные освободили его. Они решили, что могут требовать это, потому что украинские военные считаются иностранцами – ведь они находятся в Донецкой народной республике.



По словам журналиста, переговоры длились на протяжении нескольких часов. Аэропорт объявил о прекращении своей работы, все полеты отменили.

- К утру стало понятно, что переговоры зашли в тупик. Началась перестрелка – неизвестно, кто ее начал. Довольно быстро появилась авиация: вертолеты МИ-24, МИ-8, истребители. Они открыли огонь. И тогда началась бойня, - рассказывает Александр.

Погибли и мирные жители

Донецкий аэропорт находится в черте города, поэтому мирные жители слышали и видели все.

- Ополченцы говорят, что сбили два вертолета, но, кажется, это не совсем правда, - считает корреспондент. – Самолеты стреляли ракетами, конечно, для жителей это стало шоком. Ополченцы стали разбегаться, многие отступили в частный сектор, вертолеты их преследовали и продолжали обстреливать. В итоге погибло около 8-9 мирных жителей.



Потери у ополченцев огромные – в бойне погибло не менее 50 человек. Сколько погибло со стороны киевских военных, неизвестно. Однако дело этим не закончилось.



- Ополченцы хотели на «КАМАЗах» вывезти своих раненых и убитых. Для этого отправили подкрепление, но, когда начали собирать тела, военные подстрелили еще нескольких. Два «КАМАЗа» попали в засаду. Тут важно уточнить, что обе стороны очень привирают, искажая факты в свою пользу, поэтому ко всем словам нужно относиться с определенной долей недоверия. Ополченцы утверждают, что в автомобилях были раненые. Возможно, это были тела убитых, не знаю. Факт в том, что грузовики обстреляли. Сегодня лично видел их. Они просто изрешечены пулями, как сито. Все в крови и кусках тел. Летают мухи, подходят собаки, никто их не убирает. Капли крови даже на рекламном билборде, который расположен над «КАМАЗом». Представляете, это как нужно стрелять, чтобы кровь долетела до билборда, – возмущается журналист. – Никто не отменял международную конвенцию, согласно которой недопустимо убивать раненых. Но даже если там были не раненые, а трупы – все равно это страшно и не по-человечески. Был я и в морге. Когда мне говорили про горы тел ополченцев, я думал, что это преувеличение. Это действительно так. Пока не увидишь – не поверишь.

Чем дальше – тем хуже

Жители Донецка сейчас в очень подавленном состоянии. На следующий день после перестрелок не работало много магазинов и бизнес-центров, однако сегодня все начало постепенно приходить в прежнее русло.

- Вчера опять были слышны звуки стрельбы, сегодня видели военный самолет. Может, разведка, а может, действуют на нервы ополченцам. Не знаю. Железнодорожный вокзал работает, говорят, что очень трудно билеты купить – люди бегут. У кого есть возможность, едут в Россию, другие – в регионы, - говорит корреспондент.



По его словам, у ополченцев достаточно серьезные силы. Постоянно прибывают новые добровольцы, среди которых много россиян.

- Есть тут легендарный командир Игорь Стрелков, он рассказывал, что в день прибывает до сорока человек, но после первого же обстрела многие вдруг вспоминают о срочных делах дома. Да и я замечаю. Звонишь знакомым ополченцам, точно знаешь, что человек жив, а он трубку не берет или говорит, что все, уехал. Я здесь с перерывами уже два месяца, помню, раньше российский паспорт был чуть ли не экзотикой, сейчас же процент россиян сильно вырос. Заметил даже кавказцев и чеченцев. Все это подается как добровольческие отряды. Серьезные добровольцы среди ополченцев прямо рвутся в бой, готовые и убивать, и гибнуть, - уверен наш собеседник.



Чем дальше в лес – тем больше дров. Александр считает, что конфликт все больше усугубляется и это далеко не последние жертвы на востоке страны.

- Помню, раньше, если были перестрелки, мы выясняли, сколько убитых – один или два. Похороны, все очень торжественно. Сейчас же масштаб трагедий уже совсем другой, - рассказывает журналист.