- Завершился интересный этап дискуссий по бурятскому языку. Я даже рад, что он длился достаточно долго, - начал совещание глава Бурятии Вячеслав Наговицын. - Сейчас ситуация уже не та, что в 70-х годах, когда бурятский язык фактически прекратили изучать в школах. Только в 90-е годы, с приданием ему статуса государственного, началось его возрождение в школах. Заметим, что именно поколение 70 - 80-х годов, лишенное бурятского языка в школах, сегодня бьет тревогу. Сегодня из 457 школ республики на постоянной основе изучают язык 319. Нам надо дать возможность оставшимся школам ввести такое обучение. Но и общество должно помочь нам мотивировать детей. Мы хотим, чтобы бурятский язык был распространен в интернете, в клубах, на вывесках, в лагерях и детсадах.

Глава подчеркнул, что не строит иллюзий о программе. Она не решит проблемы за один год. Поэтому она рассчитана пока на 6 лет - до 2020 года.

- В июне мы предусмотрим средства и стартуем уже в этом году. Будем корректировать ее по мере реализации. И надо прекратить дискутировать по закону об образовании, - намекнул Вячеслав Наговицын. - Наш закон ничем не противоречит федеральному.

Следующим выступил министр образования и науки РБ Алдар Дамдинов. Он уточнил цифры. На сегодня бурятский язык изучают 63221 школьник, что составляет 54,5% от общего числа учащихся. 255 учителей преподают бурятский как родной, то есть его носителям. 399 педагогов работают по системе «бурятский как государственный». Они сами полушутливо себя называют «гахайн-нохойн багша», намекая на то, что за два часа в неделю ребенка можно обучить только отдельным словам.

Индикаторы программы

Пока один из целевых индикаторов программы - 100-процентный охват обучения бурятскому языку в школах РБ. Столько же должна составить обеспеченность образовательных организаций учебно-методическим комплексом по бурятскому языку нового поколения.

На 50% должна увеличиться и доля охвата обучения и воспитания детей на бурятском языке в детских садах. На 25% - вырасти доля молодежи среди телезрителей и слушателей радиоэфира на бурятском языке. На 15% должно стать больше материалов на бурятском языке на электронных носителях в Интернете.

Министр напомнил, что с прошлого года в Минобрнауки РБ работает экспертная комиссия. В ней учителя-предметники, ученые-исследователи и представители органов управлении образованием выявили основные проблемы в сфере обучения бурятскому языку.

- Несоответствие методики преподавания современным требованиям, недостаточный уровень квалификации и методической подготовки учителей бурятского языка, отсутствие современных методик преподавания предмета и необходимость разработки разноуровневых программ изучения бурятского языка, - перечислил Алдар Дамдинов.

Директор единственного в республике национального лицея-интерната Баир Жалсанов не просто поделился опытом, но и рассказал о тенденциях.

- С каждым годом среди поступающих в первый класс детей становится все меньше говорящих на бурятском, - констатировал директор лицея. - Замечено, что даже говорившие на нем дети с переездом в город в детском саду утрачивают родной язык. Двух часов в неделю недостаточно для возрождения языка. Просим вас помочь с созданием непрерывного комплекса «детсад - школа». Такого комплекса нет в соседних бурятских округах.

Баир Жалсанов предложил решить наболевший вопрос с конкурсом в его лицей путем открытия в районах республики сети таких же национальных лицеев-интернатов.

- Мы готовы помогать им во всем. У нас разработана программа естественного освоения бурятского языка на основе методики обучения английскому языку, - показал на экране презентацию Баир Жалсанов. - Надо срочно предпринимать шаги. Потому что мы сейчас наглядно видим, к чему привело незнание бурятского языка как родного. В Бурятии практически не осталось поэтов и писателей, которые писали бы на родном языке.

Всех особенно заинтересовал проект лицея-интерната «Туяахан» - интенсивный краткосрочный курс обучения бурятскому языку.

- Первопроходцам всегда сложнее. Будем вам помогать, - пообещал директору лицея глава республики.

Зачет – незачет

Директор школы №32 Татьяна Митрофанова предложила не выставлять оценки на уроках бурятского языка.

- Очень трудно оценить, на «пятерку» или «тройку» знает бурятский язык школьник. Может, лучше ввести систему «зачет - незачет», - предложила Митрофанова и даже показала таблицу с опросом родителей.

По ней выяснилось, что из 915 родителей 25 человек желают, чтобы их детям бурятский язык преподавали факультативно и 22 родителя отказались от его уроков.

Преподаватель БГУ Жаргал Бадагаров рассказал, как можно использовать новые информационные технологии в изучении бурятского языка, привел примеры монгольско-китайских словарей в Китае.

- Все мы видим, как нынешние дети легко овладевают новыми гаджетами, играют в компьютерные игры. А они часто на английском языке. Даже в Монголии есть проблема, когда дети целыми днями смотрят фильмы и играют на компьютере с использованием только английского языка, - рассказал Бадагаров.

Руководитель детского развивающего центра «Заахан бэрхэ» Янжина Данзанова поделилась опытом работы по методике «английский с пеленок». Переложив его на преподавание бурятского, в этом центре ввели еще иппотерапию. С 21 июля центр откроет первый сезон детского лагеря с погружением в бурятский язык. Всего будет три сезона.

Политики не остались в стороне

После таких выступлений не смогли остаться в стороне и политики. Вице-спикер Хурала Бато Семенов посетовал, что в единственном в мире театре бурятской драмы нет драматургов, пишущих на родном языке. Депутат предложил финансировать журналы «Байкал» и «Байгал».

- Ролики Солбона Лыгденова телекомпании должны бы показывать несколько раз в день, - также посоветовал депутат.

Президент ВАРКа Владимир Булдаев отметил, что совет этой организации решил учредить именные стипендии студентам - будущим учителям бурятского языка.

Жаль, что самому успешному на сегодня общественнику Булату Шагжину, организатору курсов для взрослых в школах и литературных вечеров, не дали выступить с трибуны. Он ограничился сообщением с места и рассказал о том, как обстоит дело с бурятским языком в Иркутской области и Забайкальском крае.

- Особенно мне понравилась работа активной Общественной палаты в Чите. Ни один законопроект в Забайкальском крае не проходит без экспертизы Общественной палаты, - отметил Булат Шагжин. - Мы предлагаем помочь учителям бурятского языка открытием курсов для взрослых в каждой школе. Это немного решило бы проблему маленьких зарплат при подушевой оплате учителей.

На сегодня Булат Шагжин выпустил несколько книг, в том числе карманный русско-бурятский словарь.

- Сегодня мы только даем старт этой программе. Она еще будет рассматриваться на июньской сессии. Финансирование программы планируется утвердить на июньской сессии Народного Хурала. Координатором программы будет мой первый зам Иннокентий Егоров, - завершил совещание глава республики.

Вопросы без ответов

К сожалению, при всей актуальности совещания и оптимизме выступавших большинство проблем осталось за бортом. Многие хорошие, по сути, проекты вызвали вопросы, на которые трудно найти ответ. Например, расхваливая бизнес, активно помогающий возрождению языка, никто не упомянул, что спонсируют бурятские проекты и книги почти одни и те же люди и компании. Вывески и ценники на двух языках сделали только две торговые сети - «Абсолют» и «Хозяин». Обещание властей продублировать названия населенных пунктов и рек, вернуть им искаженные в советские годы исконные названия, так и осталось пустым обещанием. Мечта нескольких поколений - слушать бурятское ФМ-радио - дважды разбилась на конкурсной комиссии. Уже два раза частоты выигрывают местные бизнесмены и открывают новые радиостанции с фактически одинаковым форматом, который не разрешает ставить в эфир бурятские песни.

- Кинотеатры Улан-Удэ отказываются брать фильмы на бурятском языке, - признавался недавно режиссер Солбон Лыгденов.

Как сделать патриотами таких бизнесменов?

Детские сады с погружением в бурятский язык открыть невероятно тяжело не только из-за бюрократических препонов. Кто там будет говорить с детьми на бурятском? Днем с огнем не найти воспитателей, владеющих бурятским языком. Их уже давно не выпускают ни в БГУ, ни в педколледже. Возможно, данная программа сумеет решить эту кадровую проблему.

Еще острее встает вопрос со старением школьных учителей бурятского языка. На смену им приходит все меньше молодых специалистов. Бюджетных мест для студентов «бурятской филологии» оставляют с каждым годом все меньше. Хотя руководство БГУ должно понимать, что на коммерческой основе люди предпочтут учиться на юриста или врача, чем на учителя бурятского языка. Не наступит ли день, когда ни один абитуриент не подаст заявление на специальность «бурятская филология»? Что в таком случае делать факультету?