В годы войны многие наши земляки прошли через всю Беларусь, освобождая ее от немцев. Многие из них сложили свои головы в белорусском полесье. Таковой является и судьба уроженца хоринских степей Митыпа Аюшеева, ценою своей жизни спасшего десятки тысяч узников концлагеря «Озаричи».

Памятный платок

Более 50 лет родственники не знали об обстоятельствах гибели и месте захоронения героя. И только в наши дни, узнав, где покоится прах их деда, внучки Митыпа Аюшеевича побывали в Белоруссии и своими глазами увидели, как в соседней стране чтят память воинов-освободителей.

Родился Митып Аюшеевич в 1905 году в улусе Ойбонт Хоринского района Бурят-Монгольской АССР.

- Нашей маме, Даре Аюшеевне Очировой, было 7 лет, когда её отец уходил на фронт. На всю жизнь девочка запомнила тот день, - рассказывает Татьяна Бардаханова, внучка фронтовика. - В середине августа 1941 года, прибежав с речки домой, она увидела под крыльцом кисточки от своего красивого клетчатого платка. Это была дорогая для нее вещь, поэтому она заплакала и с криком «Зачем разрезали платок?!» вбежала в дом. Все молчали. Через некоторое время бабушка сказала: «Дара, твой отец уходит на войну. Мы разрезали твой платок ему на портянки. Папа привезет тебе новый красивый платок».

Вечером того дня  подъехали три подводы. Телеги были выкрашены в зелёный цвет.

- Это был гужевой транспорт военкомата Хоринского аймака. Мужчины уходили на войну. Маленькая Дара в надежде, что её возьмут с собой, со слезами побежала за отцом до самой поскотины. Там её поймала мать. Больше отца она не видела, - рассказывает Любовь Цыренжапова, еще одна внучка Митыпа Аюшеевича.  

Жена солдата, Зундыма Найдановна, проводив мужа на фронт, осталась  с тремя детьми. Как рассказывают родственники, ей пришлось сполна хлебнуть горя, как и многим женщинам в тылу. По утрам она доила коров на колхозной ферме, днем работала на лесосплаве, а ночами стерегла табун. Дома с детьми оставалась её старенькая мать. От мужа время от времени приходили весточки с фронта. В 1944 году ей пришла похоронка.

Прошли годы. Дара выросла, выучилась, создала семью и вырастила с мужем пятерых детей.

Тот не человек, кто это забудет

Зимой 1944 года Красная Армия вела активные наступательные операции по всем фронтам. Верховным командованием был дан приказ освободить пленных мирных жителей из концлагеря «Озаричи». Он был единственным в оккупированной Европе лагерем, где более 50 тысяч человек содержались в болоте в холодное время года, без крова, тепла и пищи. Фашисты преднамеренно заражали тифом пленников, чтобы болезнь перекинулась и на солдат Красной Армии, которые освобождали Белоруссию. Ценой своей жизни тысячи советских солдат, в том числе и Митып Аюшеев, выполнили приказ командования.

До сих пор родственники солдата точно не знают, в какой части служил их дед. Однако в фронтовых сводках указано, что концлагерь «Озаричи» был освобожден частями 18-го корпуса 65-й армии в составе 1-го Белорусского фронта.

В течение трех дней солдаты по разминированным проходам выводили и вывозили на повозках тысячи истощенных узников и тифозных больных. В армейской газете 65-й армии «Сталинский удар» появилось специальное обращение к советским воинам: «Тот не человек, кто это забудет! Это нельзя, невозможно забыть, как облик своей матери и нежное личико своей дочурки». Дурная слава концлагеря «Озаричи» была озвучена и на Нюрнбергском процессе как одно из страшных преступлений фашизма против человечества.

Поездка в Беларусь

- В 2013 году, спустя 69 лет после гибели деда, мы съездили в Беларусь и поклонились могиле своего деда. Для этого отправили запрос  военному комиссару Республики Беларусь с просьбой указать место захоронения Митыпа Аюшеевича Аюшеева. Через некоторое время нам ответили, что наш дед погиб в бою 2 февраля 1944 года и похоронен в братской могиле №3948 возле деревни Сыщицы Крюковичского сельсовета Калинковичского района Гомельской области Беларуси, - говорит Татьяна.

В Белоруссии их поразило то, что все памятники находятся в идеальном состоянии. При  каждой сельской администрации хранятся книги, в которых указаны имена захороненных в братских могилах солдат, а также и информация о них. По словам сестер, где бы они ни находились в Беларуси, везде люди относились к ним доброжелательно и стремились помочь.

- Видно, что большое внимание там уделяется патриотическому воспитанию молодежи. Мы посетили множество детских лагерей, где помимо отдыха дети активно учат иностранные языки, в том числе немецкий и китайский. В школах стоит множество бюстов советским героям. Все они ухоженные и везде множество братских могил. Все могилы утопают в цветах, - рассказывает Татьяна.

Подарок через 70 лет

Женщины приехали в деревню Сышицы, где их встретила председатель Крюковичского сельского исполкома Галина Антоновна Пантелеенко.

- Она ознакомила нас и показала все журналы со списками погибших воинов, захороненных в братской могиле. Затем мы посетили братскую могилу, которая находится в четырех километрах от деревни Сыщицы. Это место захоронения деда и других солдат, сложивших головы в кровопролитных боях, проходивших в этом районе в 1944 году, - говорит Любовь Бадмацыреновна.

После войны местные власти захоронили всех погибших в братские могилы. Появилась такая и в деревне Сышицы. По словам женщин, жители села содержат ее в идеальном состоянии. Кроме того, это место охраняется государством.

- Мы подошли к братской могиле, нашли фамилию деда, поклонились, завязали синий хадак, положили горсть бурятской земли на могилу, поставили ритуальный огонь «зула», зажгли «санзай», и терпкий запах травы ая-ганга начал куриться над могилой нашего деда, - рассказывают внучки фронтовика.

Председатель Крюковичского сельского исполкома отправила в подарок дочерям погибшего солдата Даре Аюшеевне и Зинаиде Аюшеевне белорусские рушники. Спустя долгие годы отец отправил своей дочери из далёкой Беларуси обещанный ей в 1941 году платок.

Концлагерь «Озаричи» - открытая болотистая площадь, обнесенная колючей проволокой, подступы к которой были заминированы. Концлагерь был создан у переднего края немецкой обороны. В нем содержалось более 50 000 советских граждан. В народе был прозван «Озаричский лагерь смерти».