Впервые в истории республики учителя бурятского языка собрались на съезд. Подтолкнула их к этому сложившаяся ситуация. Скандалы вокруг нового закона об образовании привели к тому, что многие родители массово отказываются от обучения своих детей бурятскому языку

Намекнули на Крым

Заявили о своем участии на съезде 120 человек. Зарегистрировались 171, из них 134 - преподаватели бурятского языка. В конференц-зале Национальной библиотеки не хватило мест, многие слушали, стоя в дверях. Символично, что организаторы съезда сами не говорили на бурятском языке.

- Мы не могли равнодушно относиться к тому, что происходит сейчас в республике в языковой сфере, и надеемся, что депутаты законодательно закрепят обязательное изучение бурятского языка, как государственного языка республики, во всех общеобразовательных учреждениях, - открыла съезд председатель Ассоциации учителей бурятского языка и литературы Баирма Лхасаранова.

Вторым взял слово председатель Общественной палаты Бурятии Владимир Прокопьев. Он сделал акцент на том, что этот съезд особенно актуален в связи с событиями в Крыму.

- Руководство Бурятии было на выступлении президента России в день вступления Крыма в состав страны. И Владимир Путин объявил, что официальными языками новой Республики Крым объявляются три языка: русский, украинский и крымско-татарский. Весь зал бурно аплодировал этому, в том числе глава Бурятии и председатель Народного Хурала, - намекнул Владимир Прокопьев.

Отметим, что в день проведения съезда Матвей Гершевич и Вячеслав Наговицын как раз находились в Крыму, где предлагали властям новой республики поучиться у них межнациональной толерантности.

Зато на съезд учителей бурятского языка пришли неравнодушные депутаты Хурала Баяр Цыденов, более известный как Молон-лама, Баир Цыренов, Татьяна Мантатова, Екатерина Цыренова, Федор Бураев и «автор» закона об образовании - председатель Комитета по социальной политике Александр Стопичев. Но первыми начали выступать чиновники, и съезд быстро превратился в очередную отчетную «говорильню».

Сумма вызвала усмешки

От Министерства образования РБ на съезде присутствовал первый замминистра Александр Бочеев. Он умолчал о фактах отказа многих школ от бурятского языка, а лишь озвучил цифры. На сегодня из 457 школ Бурятии в 138 второй государственный язык не изучается совсем. Оставшиеся 319 школ преподают бурятский язык в минимальном объеме. Не осталось ни одной школы, где преподавание велось бы на родном языке. Чтобы поддержать учителей бурятского языка с их мизерной зарплатой, Министерство образования республики предложило повысить подушевые нормативы на изучение родного языка и установить повышающий коэффициент.

- Есть неприятие внедрения бурятского языка в учебный процесс как со стороны родителей, так и со стороны отдельных руководителей школ. Такие родители и директора школ ссылаются на то, что не хватает учебных часов и нет условий для преподавания языка, - признал замминистра образования. - Но при поддержке главы республики принимается государственная программа сохранения и развития бурятского языка до 2019 года, в которой будет заложено финансирование в размере 28 млн рублей в год.

Эта цифра вызвала среди сидящих усмешки. Многие начали сравнивать, во сколько раз больше обошлись бюджету «гостевой домик» и новые мусорные баки.

Руководитель Управления образования Улан-Удэ Ульяна Тимофеева первая начала выступление на бурятском языке, что вызвало удивленный и одобрительный гул в зале.

- Причины отказа от бурятского языка носят как субъективный, так и объективный характер, - констатировала Ульяна Тимофеева.

От Общественной палаты эмоционально выступила Цыцык Будаева, напомнив о манкуртах и примере первого декана экономического факультета БГУ Индры Хабаевой, которая сумела ввести успешное обучение студентов бурятскому языку по учебнику «Мэндээ!».

«Хватит хвалить Наговицына!»

Депутат Федор Бураев, единственный, кто открыто назвал «подлогом» появившуюся в законе поправку, напомнил о правовом регулировании статуса национальных языков. По его мнению, статус обоих государственных языков в Бурятии юридически одинаков и предполагает обязательность использования языка в образовании, в публичной жизни, при оказании государственных услуг. Разница лишь в границах распространения: русский язык как государственный действует на всей территории страны, бурятский - в пределах республики.

Директор Восточного института БГУ Гарма-Ханда Гунжитова привела в выступлении выдержки из своего интервью «Информ Полису». Эта статья «О языке без эмоций» в ксерокопированном варианте раздавалась всем присутствующим.

- Хватит тут хвалить Наговицына и восхищаться Павловым за его владение бурятским языком, в то время как все больше появляется нойонов, вообще не владеющих бурятским языком, - резко выступил дид-хамбо Дагба Очиров на родном языке. - Бурятам то ли стыдно, то ли неудобно говорить на родном языке. Надо это преодолевать. И не стоит забывать, что ко всему прочему бурятский язык - это еще и язык веры. Если бурят зайдет в дацан и будет молиться не на родном языке, то бурхан его не услышит.

После этого начали выступать сами учителя бурятского языка. Поразило то, что они начали не делиться проблемами и путями их решения, а отчитываться о своей работе. Сыпались цифры о проведенных конкурсах и призовых местах. Сидевший в президиуме дид-хамбо Дагба Очиров вынужден был просить учителей не рапортовать об успехах, а называть проблемы и предлагать их конкретные решения. Учитель из Кижинги призвала коллег украшать кабинеты бурятского языка, подобно божнице, увеличить количество бюджетных мест в БГУ для учителей бурятского языка. Отличалось выступление Соелмы Энэбишиевой из Гусиноозерска. Она не только говорила на родном сонгольском диалекте, но и поставила вопрос о том, что два часа в неделю для возрождения бурятского языка мало.

- Я против того, чтобы бурятский язык продвигали как товар на рынке. Применяли к нему такие понятия, как спрос и мода, - возмутилась учитель Маргарита Шожоева. - С таким отношением местных властей нас вынудят обратиться к президенту России о правовой защите бурятского языка.

Директор единственного в республике Национального лицея-интерната №1 озвучил свою давнюю идею – открыть побольше детсадов, где бурятский будет языком воспитания. Проблема в том, что у нас давно не выпускают специалистов дошкольного воспитания со знанием бурятского языка. Журналист Ольга Намдакова вызвала смех в зале, приведя меткую народную поговорку. С бурятского ее можно перевести как «у малосильного народа - нойоны плохие».

Редакция «Информ Полиса» тоже не смогла остаться в стороне и внесла свое предложение, поскольку процесс старения специалистов, владеющих бурятским языком, касается не только педагогов, но и журналистов. Поэтому представитель редакции обратилась с предложением к правительству Бурятии выделить целевые места для учителей бурятского языка и специалистов в области журналистики.

Отметим, что президент ВАРКа Владимир Булдаев выступать не стал.

Запрет на жалобы

На претензии в том, что учителя бурятского языка даже на своем съезде боятся сказать всю правду о своем тяжелом положении, они согласились высказаться только анонимно.

- Нам запретили выступать с жалобами в районном управлении образования. Приказали рассказывать только о хорошем, - призналась позже одна из сельских учительниц. - И все же по сравнению с девяностыми и двухтысячными годами это собрание - большой шаг вперед. Нас пришли выслушать из правительства и Хурала, СМИ. Раньше мы собирались между собой и «плакались» друг другу.

На многочисленные призывы повысить качество обучения, сделать уроки интереснее у педагогов есть свои аргументы. С советских времен учителей бурятского готовили преподавать только носителям языка. На них были ориентированы все учебники и методика. Поэтому обучать бурятскому как иностранному в новых условиях без методики и учебников невероятно тяжело. Отсюда и жалобы детей и родителей на качество уроков.

- Всю вину только на учителей перекладывать не стоит. Попробуйте, например, учителя математики заставить обучать без учебников и методики! Еще и требовать результаты, - объясняют учителя. - Для уроков английского детей делят на две группы, так легче по методике преподавать язык. А учителям бурятского зачастую приходится учить большие классы по 30 человек.

Между тем в Министерстве образования нет даже отдела по бурятскому языку, есть только один специалист. И тот, по мнению учителей, перегружен дополнительной работой, которая не касается бурятского языка. К этим многолетним проблемам учителей бурятского языка добавилась перспектива остаться без работы. Сейчас в школах проводится анкетирование родителей. Что говорить о Бичуре, если в городской школе №7 опрошенные родители на сто процентов отказались от бурятского языка, ссылаясь на новый закон об образовании.

- В сентябре придем в школу и без работы останемся, - предсказывает учитель Людмила Банзаракцаева.

Вернутся к скандальному закону

Власти Бурятии любят козырять тем, что у нас самая толерантная республика из национальных регионов России. Казалось бы, нашей многонациональной республике предназначено стать примером в защите принципа двуязычия, в создании гарантий не только сохранения, но и развития умирающего бурятского языка.

- На деле язык одного народа грубо «выпихивают» из школ, приговаривая: вам надо, вы и учите в семье и на курсах, открывайте свои школы и классы. Трудно сказать, чего больше в такого рода суждениях -  шовинизма или неуважения к Конституции России и другим законам, - недоумевает родитель Дмитрий Базаров. - Как могут помешать два часа бурятского языка в неделю? Своим отказом от них такие родители сталкивают государственные языки республики вместо того, чтобы разумно их сочетать.

Участники съезда не смогли удержаться от вопроса депутатам, как получилось, что на последней сессии они проголосовали, не заметив поправку в закон «Об образовании». За всех опять пришлось «отдуваться» депутату Аркадию Цыбикову. Он и Федор Бураев, проанализировав языковое законодательство других национальных республик, обратились к коллегам с предложением пересмотреть закон на апрельской сессии. Это предложение зафиксировали и в проекте обращения съезда.

В резолюции съезда учителей общественность потребовала вернуться к рассмотрению закона «Об образовании» и закрепить обязательное изучение бурятского языка во всех школах. Принять безотлагательные меры по обеспечению методическим комплексом, электронными ресурсами, усовершенствовать систему подготовки кадров, предусмотреть достойное финансовое обеспечение, разработать финансовые нормативы для учителей. Также в резолюцию внесли пункты о том, что лица, занимающие государственные должности в республике, должны знать бурятский язык, что в Министерстве образования РБ должен быть создан отдел по бурятскому языку. В резолюции говорится и о необходимости введения экзаменов для учащихся по языку в 9-х и 11-х классах, об увеличении часов преподавания языка до трех в неделю и введении уроков литературы в размере одного часа в неделю. Съезд также постановил выслать соответствующие обращения президенту РФ Владимиру Путину, Совету Федерации, Государственной Думе РФ и полпреду президента РФ в Сибирском федеральном округе.

Как стало известно, 24 апреля сессия Хурала Бурятии вновь вернется к обсуждению скандальной статьи закона «Об образовании», где говорится  о преподавании и изучении государственных языков в республике.