На интервью я пришла чуть раньше назначенного. Обведя глазами зал, в котором тренировались гимнасты и акробаты, своего интервьюируемого я не нашла.

А где Николай Гармаев? — спрашиваю у гимнастов.

— Малыш-то? Скоро должен подойти.

— Да он вроде не малыш, а наоборот… самый большой, — немного теряюсь я и слышу в ответ хохот:

— Так он и есть Малыш!

«Самое приятное – это аплодисменты»

24-летний Николай Гармаев, пожалуй, один из самых запоминающихся и колоритных артистов Бурятского государственного цирка. Самый могучий в труппе акробатов, Гармаев с непринужденной легкостью под восторженные ахи зрителей подхватывает своих коллег, подбрасывает их, держит на плечах нескольких акробатов и производит впечатление несокрушимого человека-скалы. И он же — трогательный клоун Малыш, такой же наивный и добрый, как его маленькие зрители, симпатичный клоун Всезнайка, неизменно вызывающий смех у детей и взрослых.

Устроившись на работу в цирк, Гармаев практически продолжил династию артистов.

— Как и все мальчишки, в детстве кувыркался, садился на шпагат, но серьезно о перспективе работать в цирке не задумывался. Подумал об этом позже, уже в школе, — рассказывает циркач. — Моя мама работала в Бурятском государственном драматическом театре актрисой (сейчас трудится там же помощником режиссера). Тогда цирк был при театре, а я часто ходил к маме на работу, наблюдал за тренировками артистов, смотрел за всеми выступлениями. После 9-го класса мама спросила: «Почему бы тебе не поступить на цирковое отделение?». Я подумал и решил, что да, это мое. Учась, я только утвердился в этой мысли. Почти сразу освоил азы жонглирования, захотелось научиться чему-то большему.

Первое выступление на сцене Малыш запомнил на всю жизнь.

— Работал клоуном. Было страшно, я очень стеснялся, боялся, что что-то не получится, — вспоминает артист. — Ощущение, что сцена — это мое, пришло гораздо позже.

После учебы Николай устроился на работу в цирк. Рассказывает, что для него цирк нечто большее, чем просто работа. Это коллеги, ставшие не просто добрыми друзьями, но и практически семьей. Это эмоции от каждого выступления и аплодисменты зрителей, без которых уже сложно представить свою жизнь.

— Цирк — это моя жизнь. Самое приятное в любом выступлении — это аплодисменты зрителей. Сразу такой душевный подъем, очень приятно, — говорит Николай.

«Не в образе клоуна иногда не могу найти общий язык с ребенком»

Образ Малыша родился с подачи художественного руководителя цирка Туяны Догдановой.

— Это была первая реприза с Малышом, где я должен был вылезти из коляски. И как-то с тех пор прикрепилось: «Малыш то, Малыш это». Иногда в жизни так обращаются ко мне коллеги. Те, кто видит меня первый раз, очень удивляются, услышав, как меня называют, — улыбается Николай.

Друг друга циркачи поддерживают не только на сцене.

— Очень хорошие друзья со всеми. Всегда помогут, подскажут. Многому меня научил Бато-Шулун Данжалов, заслуженный артист Бурятии, с которым мы выступаем в паре Батончик и Малыш, — говорит Гармаев.

Кстати, на улице молодого артиста узнают не как самого запоминающегося акробата-вольтижера, а как клоуна.

— Недавно шел с другом по улице, навстречу мама с маленьким ребенком. Мальчик меня увидел, засмеялся: «Мама, смотри, это же Всезнайка! Всезнайка, привет!». Иногда в маршрутке узнают. Спрашивают: «Вы же артист?». С одной стороны, конечно, очень приятно. С другой — как-то неловко, все начинают тебя внимательно разглядывать, — признается Николай.

И в акробатике, и в клоунаде есть свои преимущества, поэтому мой собеседник не может твердо сказать, какой вид циркового искусства ему больше по душе.

— Везде свои сложности. В акробатике нужно выполнять трюки, тренироваться каждый день, большая физическая нагрузка. А в клоунаде очень важно актерское мастерство, тоже нужны тренировки. Еще клоун должен быть смешным и обаятельным и любить детей. Я детей люблю, но, если честно, не в образе клоуна иногда с трудом нахожу общий язык с детьми, — говорит Николай.

Своей необычной профессией артист очень гордится.

— Иногда знакомишься с кем-нибудь, спрашивают, где я работаю. Говорю: «В цирке, акробатом-вольтижером». В ответ вижу недоумение и удивление. «Наверное, клоуном работаешь?» — шутят. «Ну да, клоуном тоже», — смеется циркач.

Проблемы нужно оставлять за сценой

О семье 24-летний артист пока не задумывается. Но уже сейчас считает, что его будущие дети не должны работать в цирке.

— Тяжело это все-таки, хоть и здорово, — говорит он. — Физическая боль, растяжения, постоянные тренировки.

Бывает, что наваливаются свои проблемы, а все равно нужно выходить на сцену и дарить зрителям хорошее настроение и позитив.

— Когда выходишь на сцену, все свои проблемы ты должен оставлять вне ее. Здесь ты артист, ты должен нести радость, зрители не должны чувствовать, что у тебя какие-то проблемы, — уверен артист.

Очень серьезно относящийся к своей работе Николай часто просыпается от кошмара: снится, будто не успевает подготовиться к выступлению, будто звучит уже музыка его номера, а он только накладывает грим. Но в жизни, к счастью, таких эксцессов не происходит.

Он умеет смеяться над собой и радуется, когда зрители смеются вместе с ним. Николай говорит, что это качество очень помогает ему и в жизни — иногда над проблемами просто стоит улыбнуться.