Специалисты Бурятского научного центра СО РАН и их коллеги их Забайкальского края изучают аномалии, обнаруженные летом 2013 года в ходе экспедиции «ТрансЕвразийский перелёт: Леман-Байкал».

Этот совместный проект швейцарских и российских учёных стал логическим продолжением подводной экспедиции «Миры на Байкале», когда специалисты, используя глубоководные аппараты, детально исследовали дно озера, нашли новые нефтеносные породы и открыли ряд новых микроорганизмов. Минувшим летом они поднимались в небо на сверхлёгких аппаратах – дельталётах. С высоты птичьего полёта исследователи детально оценивали экологическое состояние Байкала. Тогда-то в дельте Селенги и удалось обнаружить восемь идеально ровных, симметричных кругов. Диаметр каждого из них – около 20 метров. Все они были расположены на одинаковом расстоянии друг от друга.

Тайна восьми колец

Восемь тёмных кругов в дельте Селенги наблюдались несколько дней подряд, в разное время суток и при разной погоде. Учёные попытались исследовать акваторию озера в районе аномалии на катере, однако не заметили ничего необычного.

Тогда же некоторые специалисты предположили, что круги на водной поверхности возникают под действием газовых источников или грязевых вулканов на дне озера и связали это с сейсмической активностью и тектоническими процессами Байкальского рифта. Исследования, которые подтвердят или же опровергнут эти догадки, решили продолжить в марте этого года, когда лёд на Байкале окончательно «встал».

Экспедиция в районе дельты Селенги стартовала 17 марта. В проект вовлечено множество организаций, в том числе Фонд содействия сохранению озера Байкал и Байкальский институт природопользования. Уже несколько дней учёные из Бурятии и Читы проводят различные химические и радиофизические исследования в зоне аномалий. Возможно, что какие-то предварительные итоги работ обнародуют уже 25 марта. Корреспондент infpol.ru провёл один день на месте экспедиции, пообщался со специалистами и узнал их мнение о возможных причинах возникновения таинственных кругов.

Комплексный подход

В восемь часов утра мы прибыли на базу, где расположились учёные. В составе научной группы – химики, физики, лимнологи и геоэкологи из Института природопользования и Института физического материаловедения БНЦ СО РАН и команда специалистов Института природных ресурсов, экологии и криологии СО РАН из Читы. У каждого из них своя миссия, своя ответственная и очень непростая работа. Безопасность участникам экспедиции обеспечивает МЧС в лице госинспектора группы патрульной службы № 1 Кабанского участка ГИМС Бориса Сучкова.

Фоторепортаж Марка Агнора с места событий >>>

Возглавляет экспедицию старший научный сотрудник лаборатории геоэкологии Байкальского института природопользования Баир Цыдыпов. Во время завтрака специалисты рассказали нам о целях экспедиции.

- Начало нашим исследованиям было положено ещё во время экспедиции «Байкал-Леман», – объясняет научный сотрудник лаборатории геоинформационных систем Байкальского института природопользования СО РАН Эдуард Батоцыренов. – В первую очередь мы планируем изучить лёд и его свойства, например, становые трещины, пропарины, которые стабильно образуются на озере каждый год благодаря выходу газогидратов.

Специалисты изучают химический состав и физические свойства воды – измеряют температурный режим, берут образцы донных отложений, определяют толщину льда. Всё это позволит детально изучить состояние Байкала и сделать выводы о том, как изменяются климатические условия, состояние озера и поверхностных вод.

Один из важных этапов экспедиции – определить происхождение восьми загадочных кругов в дельте Селенги. Учёные придерживаются версии, что появление аномалий связано с выделением газовых гидратов на дне озера.

- С помощью химических анализов, а также визуально мы хотим определить происхождение этих кругов, – говорит Эдуард Батоцыренов. – Там, где есть газогидраты, лёд будет отличаться по своим физико-химическим параметрам.

Учёные отмечают: провести такое исследование летом, в открытой воде, было бы гораздо сложнее. Сейчас, когда Байкал «встал», можно брать необходимые пробы льда не только в радиусе самих кругов, но и за их пределами – чтобы результаты были более точными.

Особенность экспедиции – комплексный подход. Помимо наземных, при обработке результатов будут учитываться данные, полученные при съёмке со спутников и дельталёта. Сравнение изображений и корреляция информации, по мнению учёных, позволит получить новые данные о Байкале.

- Координаты этих кругов были определены с помощью GPS-оборудования, мы их зафиксировали и установили в центре каждого круга вешки, – сообщил Баир Цыдыпов. – Будем производить бурение, осуществлять все сопутствующие работы – химические,  радиофизические.

Наземный сбор данных более надёжен, но обходится в разы дороже. В то же время небольшой дельталёт недорог в эксплуатации и может взять на борт достаточно аппаратуры для глубокого исследования различных природных объектов. В этот раз для полётов используют российскую модель дельталёта «Фрегат» и уникальную аппаратуру, которая раньше имела исключительно военное назначение.

- В частности, гиперспектрометр был только у военных, – говорит Баир Цыдыпов. – Этот прибор начинён высокоточной аппаратурой. Когда идёт съёмка из космоса или самолёта, это обычно подвергается скепсису: на земле ведь нет проверки. А здесь наземные данные коррелируются со спутниковыми и данными с дельталёта.

Кстати, изначально экспедиция предполагала изучение популяции байкальской нерпы, но из-за сокращения объёмов финансирования исследование пришлось отложить на конец марта.

Георадары и дночерпатель

Через полтора часа пути мы оказываемся вблизи Селенги и уже оттуда на аэролодке движемся к дельте реки – там, где с высоты птичьего полёта летом можно разглядеть восемь симметричных кругов.

Подготовка к работе длится около 40 минут. Учёные бурят лёд, вычерпывают осколки из воды, чтобы затем взять «чистые» образцы на химанализ. В арсенале у специалистов различные исследовательские приборы. Нам поясняют их функции и назначение. Так, с помощью георадара «Око-2» специалист Института физического материаловедения Валерий Хаптанов, определяет толщину льда на всех восьми участках. Научный сотрудник Байкальского института природопользования Игорь Павлов измеряет температуру воды и берёт пробы для дальнейших химических исследований. После этого наступает очередь Эдуарда Батоцыренова: он погружает в воду небольшой прибор с дисплеем и датчиками.

- Это эхолот, который часто используется для рыбалки, – поясняет он. – С его помощью я буду определять глубину и температуру воды.

Все полученные данные заносятся в тетрадь. Учёные приступают к следующему этапу. Игорь Павлов опускает в лунку железную конструкцию на длинной верёвке.

- Это дночерпатель Петерсена, на конце верёвки – «ловушка», которая после погружения должна «захлопнуться», – говорит Баир Цыдыпов.

С помощью дночерпателя специалисты производят забор донных отложений, чтобы изучить их химический состав. От первого круга переходят к проруби, расположенной на расстоянии нескольких метров: помимо основных проб в радиусе колец, исследователи берут фоновые – для сравнения данных. И так – в трёх точках, близ первого, четвёртого и восьмого кругов. После этого собранные образцы отправят в лабораторию на анализ.

Первым свою работу – исследование толщины льда с помощью георадара – заканчивает Валерий Хаптанов. Остальным предстоит провести в дельте Селенги ещё несколько часов. Нас предупреждают: исследование может занять целый день. Прощаемся со специалистами, делаем памятный снимок и спешим в Истомино, где базируется экспедиция. Именно там происходит исследование поверхности Байкала с высоты птичьего полёта.

Собрали сами

В Истомино нас встречает группа учёных из Читы во главе с руководителем Александром Гурулёвым и пилот Владимир Вихарев. Именно на него в этой экспедиции возлагается почётная миссия – управление дельталётом, оснащённым суперсовременной радиотехникой. Пока специалисты проверяют работу программ и готовят аппарат ко взлёту, мы успеваем поговорить с Александром Гурулёвым.

- Аппаратура, которая устанавливается на дельталёт – это радиометрические приёмники, – поясняет учёный. – Они принимают собственное тепловое излучение любой поверхности – земной, водной, ледяной – в конкретном диапазоне, на который они настроены. Например, люди привыкли видеть всё в оптическом диапазоне – то есть в нанометрах. Именно так мы воспринимаем свет. А эта аппаратура воспринимает световое излучение в сантиметровом диапазоне. С её помощью мы сможем видеть параметры льда.

По словам Александра Гурулёва, радиометрические датчики способны разглядеть толщу льда сквозь снег.

- Снежный покров для них радиопрозрачен, как будто снега и вовсе нет, – отмечает Александр Гурулёв. – Таким образом, мы сможем «мониторить» загрязнения льда или поиск различных нарушений – торосов, выхода газовых пузырей. Это могут быть и месторождения, и гниение органики.

Кстати, дельталёт «Фрегат», на котором в этот раз осуществляется полёт, уже не французского, а отечественного производства. На установку радиометрических приёмников уходит около двух часов. Наконец, Владимир Вихарев делает первый пробный круг над крышей базы отдыха. Приземляется и сообщает о результатах: аппаратура закреплена хорошо, полёту ничего не мешает. После последних наставлений он выдвигается в сторону дельты Селенги. Результаты, полученные после воздушного мониторинга, будут приобщены к другим данным экспедиции. Это позволит сделать выводы о состоянии поверхности Байкала и, возможно, пролить свет на природу таинственных кругов.

Фото Марк Агнор и Фонда содействия сохранению озера Байкал