Напомним, что весь 2013 год шли письменные обращения в Хурал, подписанные как «родительская общественность Республики Бурятия». 23 октября 2013 года противники обязательного изучения бурятского языка обратились к уполномоченному по правам человека в Бурятии Ивану Калашникову. 5 декабря на сессии Хурала, принимая закон об образовании, депутаты зашли в тупик. В итоге решили вырезать из законопроекта самую «горячую» статью 11 о языках и принять  закон. Такая торопливость объяснялась тем, что до Нового года закон должен был быть принят. Поэтому на предстоящей 27 февраля сессии предполагалось принять поправки к закону.

- Правовое управление и прокуратура отказали нам в связи с тем, что обязать изучать мы не имеем право. Для этого необходимо сначала внести изменения  в республиканский закон о языках народов Бурятии, - разъяснил тогда министр образования республики Алдар Дамдинов.

Законы о языках – компетенция хуральского Комитета по межрегиональным связям, национальным вопросам, молодежной политике, общественным и религиозным объединениям. Поэтому работающие в нем депутаты  поработали над двумя законопроектами.

Два отозванных закона

Первый - «О государственных языках Республики Бурятия и других языках в Республике Бурятия».

- Дело в том, что закон «О языках народов Республики Бурятия» от 1992 года морально устарел, чтобы сейчас регламентировать бурятский язык, – объясняет председатель комитета Цыденжап Батуев. – Необходим новый закон, где будут прописаны принципы языковой государственной политики. Ведь язык не ограничивается только сферой образования. Нужно подумать и о его поддержке в науке и культуре. Причем думать больше не о старшем и среднем поколении, более-менее владеющем родным  языком, а о молодежи. Им нужны современные  обучающие компьютерные игры и аудиовизуальные материалы, электронные словари и переводчики.

Второй законопроект - «Об использовании бурятского языка как государственного языка Республики Бурятия». Цель этого закона -  уточнить функции бурятского языка как государственного языка и регламентировать его использование на территории республики. Такой закон должен был поддерживать, защищать, сохранять и развивать бурятский язык.

«Политический донос»?

По этим двум законопроектам пришли письма общественности как руководству Хурала, так и главе РБ, главному федеральному инспектору. Как итог, оба законопроекта неожиданно отозваны. Такая ситуация вокруг языка подозрительно быстро обрела ярко выраженный политический характер. Это породило множество слухов и комментариев о том, что якобы эти письма с подписями организовали депутаты от этих трех районов: Тарбагатайского, Бичурского и Заиграевского. Запахло политическим доносом.

- Ничего подобного! Мне больше нечем заняться! – возмущенно опроверг эту версию Александр Стопичев, бывший глава, а  ныне депутат от Заиграевского района. – Письма были, но в них нет ни слова о том, что не надо изучать бурятский язык. Там ставится вопрос о возможности двуязычия для государственного аппарата. А по новому закону об образовании школа самостоятельно выбирает учебный план и, что немаловажно, согласовывает его с родительским сообществом. Следовательно, все пожелания родителей о выборе изучения тех или иных предметов должны учитываться, – сообщил нам председатель Комитета по социальной политике Александр Стопичев.

Бичурский депутат и вице-спикер Владимир Павлов тоже категорически отрицает свою причастность к письмам из своего района.

- Как я могу быть против бурятского языка? – возмущается Владимир Анатольевич и переходит на бурятский язык. – Я всегда говорю, что в душе я бурят, а обличием русский. Наоборот, я когда-то настаивал на том, чтобы в бичурском чисто семейском селе изучали бурятский язык. Зять у меня бурят, и я хочу, чтобы внук мой изучал бурятский в школе. Я даже учебник «Мэндээ» купил. Письма, кстати, были не только из семейских районов, но и из Кабанского, Мухоршибирского районов.

Федеральная власть

Сам автор отозванных законопроектов Цыденжап Батуев объясняет сложившуюся ситуацию тем, что у него прошли встречи у главы республики и поступили звонки из столицы Сибирского федерального округа.

- Мы совместно решили, что языковая и национальная политика - прерогатива федеральных  органов власти, – ответил председатель профильного комитета, – поэтому подготовили новый законопроект, он называется «О мерах поддержки бурятского языка как государственного языка Республики Бурятия».

Депутат соглашается с тем, что бурятский этнос «тает» в языковом отношении. «Ножницы» между численностью бурят и численностью владеющих бурятским языком все шире. Продолжает сокращаться и число изучающих бурятский язык. Очевидно, без выстроенной языковой политики сохранить язык на уровне свободного владения чрезвычайно сложно.

Фото Марк Агнор