На днях общественницы на сайте «Байкал-Информ-Сервис» опубликовали свой, как его можно обозначить, манифест. ИА «ARD» приводит его текст:

«Напомним, вопрос рассматривался на третьей, декабрьской сессии Народного Хурала, однако был отложен из-за серьезных разногласий между правительством, предложившим проект закона об образовании, и основной частью депутатов Хурала.

Обсуждение обещает быть горячим. Общественность уже готовится к предстоящей схватке. Представляем вниманию читателей «Февральские тезисы о бурятском языке» республиканской общественной организации «Женщины Бурятии «Наследие Оэлун»:

«Бурятский язык является одним из государственных языков, как и русский, и должен преподаваться в школах Республики Бурятия на равных условиях с русским языком, причем именно как государственный язык с соответствующим государственным финансированием и в одинаковом объеме, как для бурят, так и для русскоязычных школьников.

1. В декабре прошлого года Народный Хурал принял Закон об образовании, статью 11 об изучении бурятского языка перенесли на следующую сессию. Бурятская общественность твердо встала на защиту бурятского языка - при условиях добровольного изучения начнется массовый отказ в школах, т.к. коренного населения меньшинство.

2. В 2012 году в связи с вводом новых образовательных стандартов уроки бурятского языка перестали помещаться в школьной сетке в рамках 5-дневки. Под руководством активной мамы из Бичуры Ирины Гнеушевой была созвана конференция в составе 250 человек, и активисты добились исключения урока бурятского языка из расписания, ссылаясь на пункт в «Законе о языках Республики Бурятия», подтверждающем право изучать предмет учащимися по решению родителей. В условиях меньшинства коренного бурятского населения началась волна отказов от предмета, что поставило под угрозу исчезновения языка в целом. Необходимо заметить, что при подушевом финансировании образования целесообразности преподавания урока только бурятским детям нет.

3. 4 апреля 2013 года на диалоговой площадке «Арадай Угэ» было составлено открытое письмо Главе Республики Бурятия Вячеславу Наговицыну с предложением ввести обязательное изучение бурятского языка в школах.

4. Согласно Федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации» (статья 14) в республиках может вводиться обязательное изучение государственных языков республик.

5. В статье 1, главы 1 «Основы конституционного строя» записано: «Республика Бурятия есть демократическое правовое государство, субъект Российской Федерации», поэтому бурятский язык должен преподаваться и финансироваться как государственный язык.

6. ЮНЕСКО внесла бурятский язык в перечень исчезающих языков мира.

7. Статья 30 Конвенции о правах ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей 20 ноября 1989 года гласит: «в государствах, где существуют этнические, религиозные или языковые меньшинства или лица из числа коренного населения, ребенку, принадлежащему к таким меньшинствам или коренному населению, не может быть отказано в праве совместно с другими членами своей группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком».

8. В Декларации ООН о правах коренных народов также закреплено право коренных народов «возрождать, использовать, развивать и передавать будущим поколениям свою историю, языки, традиции устного творчества, философию, письменность и литературу». При этом там говорится, что «государства принимают действенные меры по обеспечению защиты этого права». Кроме того Декларация дает право коренным народам «создавать и контролировать свои системы образования и учебные заведения, обеспечивающие образование на их родных языках, таким образом, чтобы это соответствовало свойственным их культуре методам преподавания и обучения».

9. Наши законные требования некоторые неравнодушные граждане стали относить к националистическим, к экстремизму. Все наши и даже не наши действия политтехнологи начали выдавать обществу как угрозу для русского населения. На общественных слушаниях некий господин Соколов выступил с предупреждением, что русских здесь явное большинство и пожелал – быть осторожными. Это используются методики ельцинской эпохи – черного пиара, запугивания и искажения фактов до неузнаваемости

10. Дискуссия о защите бурятского языка показала, что русскоязычное население республики недостаточно осознает важность изучения бурятского языка для восстановления равноправного евразийского паритета в бурятской части Российско-евразийской цивилизации и, вообще, не понимает сугубо евразийский характер своей собственной цивилизационной культуры, а также важность равноправного евразийского паритета в республике для ее геополитической роли Ворот или Моста России в страны Центральной и Восточной Азии, для развития международного туризма и других форм сотрудничества. В условиях продолжающейся глобализации это недопустимо.

11. Нашими самыми близкими духовными братьями, сотоварищами и партнерами по Евразийскому содружеству, исторически сложившемуся в России-Евразии и в Бурятии, являются представители всех христианских и буддийских конфессий.

Истинные буряты должны всемерно укреплять и развивать равноправное Российско-евразийское партнерство и добиваться настоящего евразийского паритета, построенного на взаимном уважении и терпимости. В частности и в особенности, как сами буряты, так и все русскоязычное население Республики Бурятия, в том числе его русско-евразийская часть, должны осознавать, что бурятский язык является священным языком древнейшей культурно-религиозной традиции, и что необходимо укреплять и развивать его сакральные функции. Евразийское содружество и партнерство должно быть взаимным, равноправным и обоюдным.

12. Бурятский язык раньше в центральной и восточной части евразийской цивилизации выполнял роль языка межнационального и международного общения наравне с китайским, монгольским, русским и английским. Эту роль необходимо восстановить с учетом призыва Путина В.В. строить новую евразийскую эру и развивать широкое сотрудничество со странами АТР, ЮВА, Дальнего Востока, в том числе с Южной Кореей, которую было бы целесообразно рассматривать как модельную территорию для разработки стратегии развития Бурятии в новых геополитических условиях.

13. Преподавание бурятского языка как государственного для русскоязычного населения не исключает всех других форм и методов его преподавания в школах и ВУЗах Республики: в случае недостатка учителей бурятского языка в школах с преобладанием русскоязычных учащихся можно и нужно внедрять дистанционное обучение с использованием современных медиатехнологий; можно также шире внедрять разработанные в БГУ методики преподавания бурятского языка как иностранного не только для русскоязычных, но и для бурят, не владеющих родным языком; заменять классно-урочную форму работы формами внеклассной работы в виде кружков, клубов любителей языка (при этом предоставлять льготы русскоязычным учащимся при оценке итоговых знаний с учетом их внеклассной активности и меньшего объема классной работы).

14. Вообще, в Республике Бурятия как составной части Российско-Евразийской цивилизации необходимо развивать многоязычие или, по крайней мере, 3-язычие в разных вариантах: англо-русско-бурятское, японско-бурятско-английское, русско-корейско-бурятское, китайско-бурятско-русское, монгольско-турецко-русское и т.д., и т.п.

15. Заставить чиновников овладевать бурятским языком, одновременно принять меры по защите и развитию русского языка в РБ, используя такую программу, разработанную в БГУ.

16. Мы призываем всех жителей Республики Бурятия отказаться от бессмысленного спора и вместе – всем народом принять возможность повсеместного изучения бурятского языка всеми детьми вне зависимости от национальности. Два часа в неделю не должны стать предметом противостояния и розни! Пусть изучение нашими детьми бурятского языка нас всех объединит и станет символом дружбы между народами солнечной Бурятии!»

Фото Марк Агнор