Однако судьба свела их вместе лишь в зрелом возрасте благодаря участию посторонних людей. Необычную историю двух сестер довелось узнать совершенно случайно, познакомившись с ними на новогоднем представлении в театры оперы и балета. Они привлекли внимание своей особенной теплотой, доброжелательностью друг к другу и счастьем, которое буквально светилось в глазах двух красивых женщин.

Роковой морфлот

Отец сестер Владимир Кирпичев - уроженец села Макаринино Баргузинского района. 18-летним он был призван в ряды Советской Армии. В Бурятии у него остались молодая жена и совсем маленькая дочка Людмила. Красивый, высокий, плечистый молодой человек по распределению попал в морфлот на Камчатку.

Тогда он еще не знал, что армейская служба кардинально изменит его жизненные планы и устоявшийся семейный быт. Во время четырехлетней службы он познакомился с местной девушкой Валентиной, а после демобилизации принял решение навсегда остаться с новой возлюбленной в городе Вилютинске Камчатской области. В новом браке у него родилась тоже дочь, которую назвали Ириной. Разница у двух дочерей Владимира Кирпичева пять лет.

Лишь спустя 50 лет выяснилось, что вторая семья моряка абсолютно ничего не знала о существовании в Бурятии другой, первой семьи. В то время как бурятской жене, узнав о неожиданном решении мужа, оставалось лишь принять его. Она не пыталась выяснять с ним отношения, продолжала жить, как и прежде, работать и растить их дочку Людмилу и всегда, несмотря ни на что, поддерживала связи с родственниками супруга Владимира.

Зов крови

А маленькая Люда, подрастая, не могла избавиться от чувства обиды на отца. Хотя ей говорили, что он постоянно о ней расспрашивает.

- Когда мне было 7 лет, он просил свою сестру, чтобы она сфотографировалась со мной и отправила снимок ему на Камчатку, - говорит Людмила Паченкина.

Смерть дедушки в 1968 году свела дочь и папу вместе -  впервые и лишь на один раз.

- Я пришла из школы, смотрю, в кухне сидят бабушка и мужчина. Я сразу поняла, это он, отец. Он взял меня за руку и говорит: руки – наши. Как сейчас помню, в какой-то момент смотрю - я, отец и дядя Саша сидим в совершенно одинаковой позе.  Я быстро села иначе, дескать, я не как они, - со смехом рассказывает Людмила.  

А потом он уехал.

- Как говорят, кровь свое берет, - вспоминает женщина. – Что-то такое горячее подступило, так не хотелось его отпускать. И он, когда я пошла по лестнице в подъезде вверх, побежал следом, посмотрел снизу на меня и крикнул: «Я обязательно приеду к тебе!».
Однако больше Людмила его не видела. Спустя три года в 33-летнем возрасте отец утонул на Камчатке, спасая тонущего мальчика.

Веселый, с гармошкой

Ирине Мирошниченко повезло больше. Она хорошо помнит папу, который остался в ее памяти красивым статным мужчиной, который всегда был очень добрым, веселым, играл на гармошке и любил мастерить технику. На Камчатке он работал на судоремонтном заводе, а в свободное время чинил мотоциклы.

-  Он старался всегда все нести в дом, ходил на охоту и рыбалку, - говорит Ирина Мирошниченко. - А в свободное время играл на гармошке.     

Девочка успела впитать в себя любовь отца, его заботу и ласку. И ни маленькая Ириша, ни ее мама не подозревали, отчего он так трепетно и особенно нежен с дочерью, какую тайную вину он держал в своем сердце. Мужчина всегда помнил о своей первой дочери в далекой Бурятии и, словно пытаясь искупить вину, был вдвойне внимателен и заботлив к младшей.

Ей было десять лет, когда отец погиб, но сумел спасти мальчика из ледяной воды. А спустя некоторое время мама встретила мужчину, который был ее первой юношеской любовью, и вышла за него замуж. Когда Ирине исполнилось 15 лет и пришло время получать паспорт, отчим записал девочку полностью на свои фамилию и отчество.

- Чтобы уже в полном смысле слова быть одной семьей, - рассказывает она. – А потом я вышла замуж и снова сменила фамилию, поэтому, когда меня начала искать Людмила, она вряд ли бы смогла меня разыскать. На мой взгляд, это было просто нереально.

Обе искали

Людмила Паченкина, зная о существовании младшей сестры, долгие годы не решалась ее искать. Однако пять лет назад дочь Светлана, видя переживания матери, стала настаивать на поисках.

- К тому времени я осталась совершенно одна, мамы не стало рано, - говорит Людмила Паченкина. - Дочка стала говорить мне: «Мама, напиши в программу «Жди меня». Но мы стали вести поиски самостоятельно через интернет, писали по старым адресам, искали по фамилии отца Кирпичева, но безрезультатно. Я же не знала, что они сменили ее.

Женщина уже практически отчаялась. А тем временем ее сестра Ирина Мирошниченко тоже искала родных в Бурятии. Помня о том, что у отца есть младшие братья, она пыталась наладить связь с дядями, не подозревая о существовании родной сестры. И тут два года назад в Бурятию с Камчатки приехала родственница Ирины Мирошниченко, у которой муж из села Таловка Прибайкальского района. Она рассказала о поисках Ирины другой родственнице из села Баргузин Анне Капустиной, которая и решила помочь.

Она по телефонному справочнику обзвонила всех Кирпичевых в Баргузинском районе. И ей удалось найти, когда казалось, что все уже безнадежно. Уже через несколько дней в интернете на страничку Ирины Мирошниченко пришло сообщение, что нашли ее дядю в Бурятии, который немедленно ей позвонил.   

- Я плакала от счастья, а он, дядя Кеша, мне говорит: «Ириш, у тебя же есть сестра». Я спрашиваю: «Двоюродная?». А он говорит: «Нет, родная, по отцу, старше тебя на 5 лет». Я три дня плакала, не могла успокоиться. А потом Людмила мне позвонила. Мы обе рыдали, - со слезами вспоминает Ирина Мирошниченко.

Поразительное сходство

Самым дорогим подарком к Новому году для Людмилы и ее семьи стал приезд долгожданной сестренки Ирины. Вместе с супругом Сергеем они через Москву прилетели в Бурятию, преодолев 14 тысяч километров.  

Ирина волновалась, что не будет билетов, и только в самый последний момент московские кассиры сумели выбить им два авиабилета. Не спала всю ночь в ожидании сестры и Людмила, то и дело находя себе занятие, готовясь к встрече.

- В аэропорту я буквально прилипла к стеклу, высматривая их, а когда увидели, обнялись, заплакали и уже не могли оторваться друг от друга, - вспоминают сестры.

- Вот ты! Ты живая, настоящая, - все так же со слезами счастья говорит Людмила.  

Сейчас, словно боясь снова потерять друг друга, они неизменно держатся за руки, как две маленькие девчонки. То всплакнув, то смеясь, они вспоминают каждую деталь дорогих для них моментов, встречи в аэропорту, телефонные разговоры.

- Представляете, наши мужья сразу отметили, как мы похожи, на поразительное сходство моей дочери с Ириной и ее младшим сыном, - говорит  Людмила.

Но, как оказалось, сходство сестер не только внешнее: в характере, манерах, поведении, вкусовых пристрастиях в еде.

- У нас даже футболки и платья одинаковые, мы даже смеемся похоже. Посмотрите на наши ладони, они похожи, и даже в отношениях с мужьями одинаково  шутим и смеемся, - с улыбкой говорят женщины.   

Вместе они побывали на родине отца в селе Макаринино, где благодаря их любимому дяде Кеше сохранен семейный дом Кирпичевых.

- Представляете, в старых альбомах мы нашли свои детские фотографии, - с восторгом рассказывают Людмила и Ирина.   
Они навестили могилы своих предков и даже составили родословное древо с помощью своих оставшихся двух дядей. Сейчас они счастливы от такого исхода своей непростой жизненной истории и, несмотря ни на что, благодарны своему отцу за такое нечаянное счастье.

Фото из архива сестер