Улицу Мокрова в нашем городе знают все, однако для большинства горожан эта фамилия лишь очередное безликое географическое название. А ведь эта улица названа в честь нашего земляка, сражавшегося в Афганистане. Кавалер ордена Красной Звезды Александр Михайлович Мокров родился в Улан-Удэ, учился в 49-й школе, потом - на строительном отделении лесотехникума, активно увлекался спортом, шахматами, фотографией. Но читателям, наверное, гораздо более интересно узнать о его боевом пути.

Воспоминания сослуживцев

В Улан-Удэ ещё можно найти людей, воевавших вместе с Мокровым, ветераны Афганистана охотно поделились воспоминаниями о своём сослуживце.

- Мы были призваны в 1982 году – рассказывает Валерий Тухачёв. - Нас подготовили под Ташкентом по ускоренной программе спецназа, после чего отправили в Афганистан в составе 154-го отдельного отряда специального назначения. Его ещё называли «мусульманским батальоном», потому что первоначально, перед операцией по штурму дворца Амина, он комплектовался уроженцами Средней Азии, потом его вывели на территорию СССР и, переформировав, снова отправили в Афганистан. С Александром я виделся достаточно часто, правда, служили мы в разных ротах и знакомство у нас было больше «шапочным», на уровне «привет, земляк, угости сигаретой».

- В Улан-Удэ мы жили на соседних улицах, я на Бабушкина, он на бульваре Карла Маркса, – вспоминает другой сослуживец Владимир Калашников. – В Афганистане оказались в одной роте и воевали бок о бок, вместе идя под пули моджахедов.

Задачей 154-го батальона была борьба с афганскими бандформированиями, очищая от них важные направления. Обычно это делалось так: после того как разведка получала информацию о наличии в районе группы душманов или ожидающемся караване с оружием, туда выдвигался спецназ, чтобы выследить боевиков или устроить на них засаду. Афганцы были опасным противником – они превосходно знали горы, тогда как советский спецназ то и дело терял ориентацию. В горах вообще было очень непросто – часто приходилось лазить по крутым скалам с альпинистским снаряжением, рискуя попасть под огонь. Чтобы не попасть в плен к душманам, каждый боец носил гранату, дабы взорвать себя.

Александр в отряде был снайпером, на войне это ремесло всегда считалось очень сложным и важным делом.

- Он был настоящим солдатом, – говорит Валерий Андреевич. – В Афганистане, если человек хоть раз струсит в бою, веры ему уже не было. Даже если потом, желая искупить вину, он рвался в самое пекло: вдруг ему придётся прикрывать твою спину, где гарантия, что он не струсит снова? Так вот Александр в бою не трусил никогда.

А однажды Мокров спас ему жизнь.

- Это было во время операции по зачистке перевала Саланга, – вспоминает Валерий. – Через него шёл путь на Кабул, так называемая «дорога жизни», поэтому было важно выбить с него бандформирования. Наш отряд тогда занял в горах высоту. Вдруг на нас со всех сторон обрушился огонь, меня ранило в ногу. Был приказ отступать, и тогда Саша отдал мне свою СВД, на ближней дистанции от неё было всё равно мало толку, а сам забрал мой автомат и, пока я спускался по ложбине, используя винтовку как костыль, прикрывал мой отход огнём.

Подвиг и гибель

Подвиг, за который Александр Мокров получил орден Красной Звезды, по злой иронии судьбы произошёл почти в один день с его гибелью.

- Это случилось 21 - 22 марта 1983 года, когда наш отряд ушёл «на засаду», – вспоминает Владимир Калашников. – Не успев прибыть, к половине восьмого мы уже выдвинулись на поиск банды душманов в районе слияния рек Кунар и Кабул. В том бою Александр сумел «взять» из «снайперки» гранатомётчика. Они были опасными врагами, уничтожать гранатомётчиков было сложно, поскольку каждого из них сопровождала мощная группа прикрытия. По негласной традиции за это полагался орден Красной Звезды.

А ночью на вторые сутки после этого боя группа возвращалась назад и снова форсировала ранее преодолённую горную реку. Тогда и произошла трагедия.

- Видимо, в этот раз выбрали неудачное место для переправы – то ли река была там шире, то ли течение быстрее, – рассказывает Владимир. - БМП, на которой мы переправлялись, затонула, а шестерых человек, ехавших на броне, смыло течением. Спаслись лишь те, кто был внутри машины, из ехавших на броне не выплыл никто. Возможно, так получилось из-за тяжести носимого боекомплекта - тогда не было модных сейчас «разгрузок», мы шили их сами, переделывая из спасательных жилетов, они были тяжело набиты боеприпасами.

Александр был одним из унесённых течением, его тело позже нашли ниже по руслу реки. Среди шестерых погибших в ту ночь был ещё один улан-удэнец – Юрий Оленников, правда, его тело не нашли, как тела ещё троих. Их объявили пропавшими без вести.

Вместо послесловия

Как сложилась бы жизнь Александра, не погибни он в Афгане? Ответ мы вряд ли узнаем. Из его сослуживцев кто-то трудится водителем маршрутки, как Валерий Тухачёв, кто-то пожарным, как Владимир, либо кем-то ещё. О войне, в которой пришлось участвовать, они вспоминают с гордостью и не считают, что война была ненужной.

- Любая война, конечно, дело грязное, но я выполнял солдатский долг и не жалею об этом, – говорит Валерий Тухачёв. – Я и сейчас помню слова нашего замполита: «Вы в первую очередь охраняете южные рубежи Родины и уже потом выполняете интернациональный долг».

В той войне было заметно и активное вмешательство НАТО. Валерий Андреевич вспоминал, что бойцы 154-го батальона иногда среди пленных душманов находили «европейцев», по его мнению, в действительности нашим противником тогда были США.

- В то время эта война была совершенно оправдана: если б мы не заняли Афганистан, там оказались бы американцы, – считает Владимир Калашников. – Кто мог знать, что СССР вскоре рухнет и все наши жертвы в Афгане окажутся напрасными?

Фото предоставлено БРО Российского союза ветеранов Афганистана
Автор: Василий Тараруев
Источник: Еженедельник "Информ Полис"