Согласно распоряжению премьер-министра РФ Дмитрия Медведева от 30 декабря прошлого года, все структуры Бурятского научного центра СО РАН вошли в перечень учреждений, подведомственных Федеральному агентству научных организаций (ФАНО). Об этом сообщается на официальном сайте правительства РФ.

В соответствии с документом, Бурятский научный центр, Институт физического материаловедения, Институт общей и экспериментальной биологии, Институт монголоведения, буддологии и тибетологии, Байкальский институт природопользования и Геологический институт СО РАН теперь находятся в ведении ФАНО России. На последнее теперь возлагаются обязанности по исполнению функций и полномочий собственника федерального имущества, закреплённого за указанными организациями, а также полномочия учредителя указанных организаций.

Всего в ведение новой структуры передано 1007 учреждений, которые раньше подчинялись Российской академии наук, Российской академии медицинских наук и Россельхозакадемии, перейдут в ведение ФАНО.

Напомним, закон о реформе госакадемий был подписан президентом в конце сентября 2013 года. Согласно документу, к Российской академии наук присоединяются академии медицинских и сельскохозяйственных наук, которая теперь должна заниматься исключительно фундаментальными исследованиями. При этом собственность академий переходят в ведение ФАНО. Именно этот пункт вызвал тогда наибольшее неприятие среди ученых, протестовавших против нововведений.  Кроме того, в рамках реформы создан Российский научный фонд, который будет финансировать крупные научные проекты, сообщает ИА UlanMedia.

Как сообщил председатель президиума Бурятского Научного Центра СО РАН, член-корреспондент РАН, депутат Наордного Хурала Борис Базаров, это подготовленный процесс.

- В течение года об этом шли обсуждения, как результат — реформирование академии наук. Сейчас все организации, входящие в состав БНЦ, все шесть структур, переданы в ведение ФАНО. Я вижу в этом логичное завершение затяжного периода реформы.

Я не вижу никаких принципиальных изменений в связи с передачей, потому что мы находимся так или иначе в составе Российской академии наук. АН отвечает за результаты научной деятельности и что принесет включение сюда государственной структуры: просто ли упорядочится роль государства в формировании научной политики или наоборот этот организационный период внесет некоторую сумятицу — грядущее покажет.

Пока я не вижу слишком уж тяжелых последствий для российской науки — финансирование сохранено, сохранены все основные позиции, которыми мы занимались. Пока еще видимого ущерба академической науке я не вижу. Конечно, с точки зрения структурной целостности, системности и так далее, здесь возникает очень много вопросов, особенно ответственности за результаты научной деятельности и за правительственную оценку этих научных исследований. По крайней мере нам более или менее понятно, кто теперь за эту экспертизу отвечает и я надеюсь, что ее научный уровень не будет снижен, сообщил Борис Базаров.

Фото russianstock.ru