На прошедшем недавно конкурсе «Сибирский Санта» Виктор Яо-Фун-Тан был самым настоящим сказочным старичком: с накладным животиком, пушистыми усами и бородой, фирменными санта-клаусовскими очками. А в жизни Виктора, пожалуй, тоже можно назвать волшебником: каждый день этот парень дарит радость детям – ученикам своей школы танцев. Да и сам он, не стесняясь, признает, что не изжил в себе ребенка – любопытного, смешливого, каждый день готового к открытиям и чудесам.

- Вот есть у меня друзья, которые могут сказать: «А чего я на людях буду придуриваться. Я же мужик, большой и взрослый». А я воспринимаю мир глазами ребенка – также куда интереснее! – считает он.

«Начал впадать в депрессию»

«Виктор, ты лучший!», «Танцы – это жизнь!» - испещрена мелками стена около двери школы танцев. Известный танцор, участник бурятских реалити-шоу, учредитель собственной школы Виктор в свои 24 года - успешный бизнесмен, творчески реализовавшаяся личность и счастливый семьянин. «Человек, сделавший себя сам» - говорят в Америке о людях, самостоятельно добившихся карьерных вершин.

- Многие считают: «Ну, немудрено свою школу открыть, наверно, родители все оплатили». А у меня самые простые родители: папа – строитель, мама – продавец, - говорит Виктор.

Танцами Виктор начал заниматься в десять лет. После окончания школы отучился в училище культуры и искусств, однако чуть позже неожиданно для всех решил освоить другую специальность.

- Сказал так громко: «Танцы – это не для меня», - вспоминает Виктор. – И пошел учиться на пиарщика.

Но после университета он вновь подумал о танцах как не о хобби, а как о работе. Незаурядному танцору не раз приходили заманчивые предложения уехать в центральные регионы России.

- Приглашали работать в питерский клуб. Жизнь в коттедже, зарплата, на которую можно объездить весь мир. И сказали: «Будешь тридцатым танцором в клубе». Я подумал и решил: лучше буду первым здесь, чем тридцатым в Питере. Да и вообще считаю верной поговорку: «Где родился, там и пригодился», - улыбается Яо-Фун-Тан.

И Виктор начал грезить о собственной школе танцев. Для того чтобы открыть ее, требовались немалые вложения.

- Решили открыть совместно с девушкой. Взял много кредитов с помощью родственников, у друга занял крупную сумму денег, так потихоньку, помаленьку собрали начальный капитал. Было такое, когда мы заплатили арендную плату за пять месяцев, а денег не осталось даже на гипсокартон, - рассказывает Виктор. – Да еще и дети не шли, был постоянный недобор. И тут я начал впадать в депрессию. Стало казаться, что я слишком много на себя взял, что у меня не получится выплатить все кредиты и, может, зря вся эта затея... Не отчаяться до конца и не опустить руки мне помогла моя девушка Зоя, которая теперь моя жена.

Сейчас о прошлых проблемах в школе не вспоминают, теперь у них не то что недобор учеников, а перебор.

- Я всегда думал, что максимальное количество занимающихся в школе, естественно, в разное время, в разных группах – это 150 человек. А сегодня у нас 202 ученика, и еще есть желающие, поэтому мы открыли второе отделение школы, - говорит Виктор. – При этом занимаются не только дети, но и взрослые люди – кто-то ходит для себя, кто-то просит поставить танец, к примеру, на корпоратив. Это так интересно - открывать для себя, что и взрослые люди могут вести себя с такой же непосредственностью, что и дети, при этом прислушиваться к тебе.

«Даже внутри себя не могу оскорбить ребенка»

- Я россиянин, - говорит Виктор на вопрос о его национальности. Рассказывает, что в детстве, будучи на каникулах у семейской бабушки в деревне, не понимал, почему у двоюродных братьев и сестер светлые волосы, а у него смоляные. Став старше и начав путешествовать по России, терялся, когда его спрашивали про национальность.

В конце концов причудливо смешавшиеся китайские, русские и семейские корни Виктор определил для себя термином «россиянин». Удивительно, но и его жена – потомок русско-китайских браков.

Виктор сделал предложение своей девушке на публичном мероприятии, так красиво и трогательно все обставив, что женщины в зрительном зале пустили слезу умиления. Пара женилась этим летом.

О жене он говорит с искренней любовью, однако честно признается – на первой встрече она ему не понравилась.

- Познакомились в общей компании, помню, подумал: «Слишком красивая и слишком умная». Молодой был, думал стереотипами: девушка должна быть красивой, но умом блистать ей не стоит. Ей еще и палец в рот не клади, острая на язык. А спустя время встретились опять, и вот тут-то я пригляделся к ней получше, - вспоминает танцор.

Когда они решились на открытие школы, им было-то всего ничего: ему 21, ей 20.

- Первое время чувствовал себя неловко с детьми, не знал, как к ним подойти, что говорить, как объяснить. Теперь, конечно, со «своими» детьми, то есть учениками, всегда нахожу общий язык. Я для них не тот учитель, который даст кучу заданий, будет ходить проверять и ругать за ошибки. Я скорее старший друг. Мне нравится иногда подурачиться вместе с ними, посмеяться, они чувствуют, что мне с ними легко и комфортно. Даже система наказаний и поощрений у нас необычная: если они делают ошибки, то отжимаются.

Если я что-то забываю, то тоже отжимаюсь. Часто предлагаю: «Если хорошо станцуете, отожмусь!». В таких случаях они танцуют ну очень хорошо, - смеется Виктор. – Иногда от них же слышу, что учителя могут, ругая их, как-то обозвать, «ты тупой как пробка», например. Да, я тоже могу поругать детей. Но никогда, ни в коем случае даже внутри себя я не могу позволить себе обозвать ребенка, усомниться в его способностях.

Автор: Валентина Габышева
Источник: Еженедельник "Информ Полис"