Это Иволгинская сопка, её также иногда называют Острой горой или Баян-Тогод (Богатый павлин), изредка Сопкой любви. Но мало кто знает, что за обратной её стороной скрыты древние памятники археологии Бурятии. Их и решено было осмотреть. Любитель археологических древностей, эколог БНЦ Эдуард Батоцыренов, давно обследовавший достопримечательности сопки и водящий студенческие экскурсии, любезно согласился стать гидом.

Святое место

Прибыв в Иволгинск, сворачиваем с трассы налево и едем вверх по улицам, потом за околицей продолжаем подъём по крутому уклону в гору. Наконец, останавливаем машину на ровной площадке возле гостевой беседки.

В паре десятков метров виднеются остатки плиточной могилы. По словам Эдуарда, она разрушена давно то ли древними грабителями, то ли уже раскопками современных археологов. Вообще-то плиточные захоронения Бронзового века в Бурятии не редкость, они разбросаны повсюду, где есть степи, иногда их насчитывают несколько десятков в одном месте.

Обильно растущий на холме кустарник весь увешан хий моринами – у окрестных жителей сопка считается местом сакральным. Двигаемся по снежному склону к громоздящимся выше скальным массивам, там уже как по лестнице поднимаемся по камням в небольшом ущелье между двумя утёсами. В скальном нагромождении по левую сторону ложбины виднеется маленькая пещерка, скорее даже ниша, где может разместиться сидя один человек. Внутри - блюдце, ритуальные лампадки. По словам Эдуарда, в ней регулярно проводят шаманские обряды. Собственно, именно в таких маленьких гротах традиционно и жили древние шаманы, уединяясь от людей и проводя время в мистических ритуалах и медитациях.

Забравшись на скалы, поднимаемся ещё выше по каменистому склону, теперь уже смотрим сверху на утёсы, по ложбине между которыми только что поднимались. Один из них с обратной стороны выглядит как окаменевшие люди, вставшие в ряд.

- Я часто вожу сюда студентов на экскурсии, – говорит Эдуард Батоцыренов. – Они особенно любят фотографироваться на фоне этих окаменевших воинов.

Осколок неолита

Двигаемся дальше мимо торчащих скал, огибая гору по тропинке. Теперь мы идём по её обратному, юго-восточному склону, который, в отличие от обращённого к посёлку пологого северо-западного, представляет собой высокий скалистый обрыв. Тропинка идёт через заросли кустарника у подножия крутой стены, всё так же густо обвешанной разноцветными хий моринами. Наконец, из-за кустов нашим взорам предстаёт обширная продолговатая полость в скале под козырьком отвесного обрыва, это и есть ниша Гун-Саба. Этот археологический памятник некогда открыл академик Окладников, много позже тут проводил исследования Тиваненко. На стене и сводах грота с левого края, если присмотреться, можно разглядеть нанесённые охрой рисунки, традиционные для неолита Забайкалья – силуэты птиц и людей, маленькие косые кресты (души умерших), широкий закрашенный круг (считается, что это изображение солнца). Подобные изображения я уже видел не раз на археологических объектах Заиграевского района. Многие по краям обведены мелом. Эдуард объяснил, что так раньше делали археологи, чтоб лучше перерисовать контуры петроглифов, сейчас этот способ не употребляется, поскольку вредит наскальным рисункам. Возможно, в древние времена эта ниша также служила неким святилищем, а может, просто укрытием для стоянки первобытных охотников.

Вандалы не пощадили и археологический памятник – кто-то начертил мелом здоровенное сердце прямо поверх силуэтов людей и птиц. Кроме того, в нише разводили костёр, из-за чего своды сильно закоптило, наверняка испортив бесценные древние рисунки.  Чтобы попытаться защитить пещеру, кто-то даже оставил самодельную табличку с надписью: «Внимание! Перед вами памятник археологии – петроглифы. Просьба не сорить, не разводить костры и не закрашивать их!».

- Совсем недавно петроглифов было больше, – говорит Эдуард. – Но последнее время они быстро разрушаются под антропогенным воздействием. Хотя эти рисунки, сделанные простой охрой, сохранялись на протяжении нескольких тысяч лет.

Гун-Саба и сейчас служит для ритуальных целей – возле углей от костра лежит широкое блюдо с ритуальными лампадками, на каменном уступе правой стены видно фигурку бурхана с отломленной головой, рядом синеет придавленный камнем хадак, повсюду разбросаны мелкие монеты.

- Есть поверье, что эта ниша на самом деле засыпанный вход в обширную пещеру в толще горы, в которой был целый шаманистский храм, – рассказывает Эдуард. – Но раскопок никто пока не пробовал проводить, это дело непростое.

На вершине сопки

Осмотрев петроглифы ниши Гун-Саба, двигаемся дальше по тропинке, что ведёт вдоль отвесной каменной стены. В десятке метров правее ниши на высоте метров трёх снова виднеется вход в небольшой грот. К счастью, к нему несложно добраться, карабкаясь по неровностям скалы. Внутри – типичное для таких мест «кладбище божьих коровок».

Обрыв за обратным склоном Иволгинской сопки мы полностью обогнули, теперь начинаем восхождение на самую её вершину. В основании одного из утёсов тоже находим маленькую пещерку, но пролезть туда можно разве что ползком. На снегу обнаруживаем следы лёжек какого-то животного, скорее всего, это была лисица. Продолжаем подъём, огибая самый высокий утёс. Один из его уступов сплошь покрыт белыми потёками – по словам Эдуарда, здесь гнездовье коршунов.

И вот мы наверху. С вершины открывается величественная панорама на Иволгинскую долину – посёлок у подножия, обширные степи по сторонам, линии сопок на горизонте. Вдали за Тапхаром можно различить руины апатитового завода. На вершине Иволгинской сопки воздвигнут субурган, явно попорченный какими-то вандалами, рядом возвышается огромный треножник геодезического пункта.

- Вот такой можно было бы тут сделать туристический маршрут, – говорит Эдуард. – Большинство объектов легко доступны даже для пожилых туристов.

Налюбовавшись с высоты окружающими пейзажами и немного отдохнув, мы начали спуск к машине. Экскурсия завершилась.

Другие тайны Иволгинской долины

Надо упомянуть, что в окрестных степях есть и другие интересные места. Например, между Иволгинском и Тапхаром есть сопка с плоским плато наверху, покрытая своеобразным «садом камней». Хотя с виду это вроде бы обычные скалы, не покидает ощущение, что камни на самом деле расположены не хаотично, а по некоему порядку, словно Стоунхендж. А местами они выложены геометрически правильными прямоугольниками. Немало на плато и плиточных могил. И знакомые экстрасенсы утверждают, что ощущают там некую ауру, какая обычно сопровождает т.н. «места силы». (Впрочем, к подобным рассуждениям сам я отношусь весьма скептично). К сожалению, в публикациях по археологии Бурятии мне не удалось найти никаких упоминаний об этом месте, хотя, возможно, просто плохо искал. А за руинами апатитового завода близ Тапхара, если проехать дальше за сопки, в скалах на берегу реки на высоте пяти метров есть достаточно глубокая пещера.

- В Бурятии вообще полно объектов, интересных для этнотуризма, – говорит Эдуард. - Одно время в качестве такового активно пиарили Гуннское городище, хотя там для неспециалиста нет ничего интересного – просто участок степи с непонятными ямами то там, то тут. Между тем в республике много археологических и природных памятников, где даже несведущему в археологии человеку есть на что посмотреть.

Фото автора

Автор: Василий Тараруев
Источник: Еженедельник "Информ Полис"