Он до сих пор считается одним из самых крепких и основательных строений. Постройка и сейчас хранит детали, выполненные мастерами XIX века: сводчатые потолки и окна, кузнечная кованая отделка над входом. «Помоложе» тяжелые деревянные двери толщиной в восемь сантиметров, замененные в тридцатых годах уже XX века, хотя и их можно смело назвать раритетом.

Тюремный особняк

Несмотря на свою историческую значимость, это строгий режимный объект. Ни в одну дверь просто так не войдешь и не выйдешь. Только по спецразрешению и служебным удостоверениям. Даже пообщаться с подследственными непросто – необходимо разрешение суда либо органов следствия, которые расследует уголовное дело в отношении арестанта.

Функция следственного изолятора - обеспечить надлежащие условия для их содержания. Мы проходим КПП и только потом оказываемся на территории СИЗО. Честно признаться, внешне условия и обстановка мало чем отличаются от исправительных колоний. По периметру колючая проволока, посты охраны и наблюдения и лай служебных собак.

Сейчас бурятское СИЗО - это комплекс из пяти зданий, в которых располагаются медчасть, карантинный блок, для несовершеннолетних и женщин и спецблок. К последним доступ не у всех сотрудников СИЗО - только по спецразрешению руководителя. После евроремонта существенно преобразился административный блок. Здесь есть помещения, в которых имеют возможность общаться адвокаты и следователи с арестованными.

- Теперь девять таких кабинетов, во время процесса беседы рядом наблюдает наш сотрудник, имеется тревожная кнопка на случай неадекватного поведения подследственного, - рассказывает Александр Бурдуковский, заместитель начальника СИЗО-1 г. Улан-Удэ.

Еще одно нововведение – из корпуса в корпус арестантов проводят теперь через подземный переход, который соединяет все здания СИЗО. Это существенно облегчает перевод новоприбывших по камерам либо для вывода на встречи с адвокатами.

- Бывает, что к нам доставляют без верхней одежды, если у нас есть какая-то одежда, мы, конечно, выдаем, но переход снимает такую проблему, - отметил Александр Бурдуковский.

Небо «в клеточку»

В СИЗО строгая процедура распределения новых «жильцов». На сегодня в камерах изолятора около 600 арестантов. При этом сокамерниками не станут новички и те, кто уже закоренелый рецидивист. Раз в неделю общая помывка в душе. Чтобы увидеть небо «в клеточку», подследственных выводят в специальные помещения, расположенные практически на крыше старого корпуса. Здесь имеется даже камера видеонаблюдения, которая фиксирует все действия наблюдателей и арестованных.

- Основное требование – запрещено всякое общение, бывает, что подследственные пытаются перекрикиваться. Обязанность сотрудников пресекать нарушение, - говорит Александр Бурдуковский.

При всем при этом в зонах для прогулки есть турникеты и баскетбольное кольцо, это для тех, кто старается поддерживать себя в форме. Для верующих, либо для тех, кто к богу «пришел», только оказавшись здесь, есть молельные комнаты - православная и буддийская.

- Бывает, что идем навстречу, если подследственный просится в отсутствие батюшки или ламы помолиться, разрешаем, - говорит замначальника СИЗО.
Основная литература в камерах - молитвенные книги. Однако в специально отведенное время есть возможность посмотреть телевизор. Но и на просмотр передач здесь действует ограничение.

- Показывают только те, которые не содержат сцен насилия и преступлений, - отметил Александр Бурдуковский.

Из чиновников в хозобслугу

Журналисту «ИП» разрешили побеседовать с осужденным, который после приговора суда был оставлен в СИЗО в отряде хозяйственной обслуги.
- Сюда отбирают только тех, кто впервые осужден к наказанию в виде лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима и положительно характеризуется, - отметил Александр Бурдуковский.

Именно они выполняют все работы на кухне СИЗО, уборку территории и в банно-прачечном предприятии.

В прошлом Владимир Синюшкин депутат сельского поселения «Новобрянское», был осужден в ноябре 2012 года за мошенничество. В хозяйственной обслуге для своих собратьев по несчастью он просто дядя Володя. В черной форменной робе с табличкой на нагрудном кармане, который при виде сотрудников привычно закладывает руки за спину крест-накрест - таким мы увидели бывшего сельского чиновника.

Честно сказать, беседовать с 52-летним мужчиной мне было непросто. Каждое его слово сквозит нескрываемым надрывом и болью при воспоминании о первых днях в СИЗО.

- До конца не мог поверить. И первые дни не хотел никого не видеть, не слышать и даже... - Замолчав и с трудом сглотнув подступивший ком в горле, он добавил: - Но потом, когда увидел свою семью на свидании, осознал, что я нужен своим родным, жене, дочерям и внукам. У меня очень большая семья, их поддержка для меня важнее всего, я стараюсь как можно чаще звонить и использовать все минуты на карточке.

Он искренне говорит, что попасть в стены СИЗО «не пожелал бы и врагу».

Дядя Володя в ХОЗО на хорошем счету. Он вспомнил свое первое образование электромонтера. Теперь он незаменимый специалист и даже обучает молодых ребят. Надо отдать должное: его позиция сейчас суметь остаться человеком. Он надеется, что выйдет по условно-досрочному освобождению уже в следующем году. Хотя сотрудники СИЗО не исключают, что предстоящая амнистия может сделать его свободным гораздо раньше.

В Республике Бурятия история пенитенциарной системы начинается с 1803 года, когда впервые по указу Иркутской казенной палаты был построен Верхнеудинский тюремный деревянный острог, в котором отбывали наказание разбойники. В 1869 году после пожара началось строительство новой каменной тюрьмы.

Работы проводились под наблюдением автора проекта Иркутского губернского архитектора фон Штерн Гвяздовского. Спустя 20 лет строительство Верхнеудинского тюремного замка завершилось. Главный тюремный корпус прямоугольной формы, четырехэтажный, из кирпичного материала. По боковым сторонам примыкают два удлиненных флигеля.

Под всем корпусом имеется подвальный этаж. Полы, за исключением пересыльных камер и карцеров, каменные. Потолки имеют форму свода. Третий этаж имеется только над средней частью корпуса. В 1894 году переименован в тюрьму №1.

Фото Марка Агнора.

Автор: Туяна Цыренжапова
Источник: Еженедельник "Информ Полис"