Знакомые туристы собирались к ней ещё два месяца назад, я сразу согласился присоединиться. Утром 2 ноября мы двинулись в путь на нанятом микроавтобусе. Маршрут пролегал мимо Турунтаево к деревне Кома, где сразу сворачивал с трассы на грунтовку, уходящую куда-то за сопки. Через час дорогу пересекла небольшая речка.

Для «Истаны» брод непреодолим, дальше пешком по лесной дороге. Через несколько километров вышли на просторную поляну у подножия сопки, где встали лагерем. Предполагалось ночевать в зимовье, но оказалось, его разобрали и увезли, и нашим жилищем стала десятиместная палатка, отапливаемая переносной печкой.

Дверь в преисподнюю

К пещере двинулись наутро, хорошо выспавшись и позавтракав. Желающих набралось десять человек, четверо из них – инструкторы по туризму, организовывавшие спуск. Шли налегке, прихватив лишь маленький пищевой паёк и альпинистское снаряжение: веревки, «системы», жюмары, каски и налобные фонари.

Чтобы добраться до пещеры, пришлось долго подниматься по крутому склону, заросшему лесом. Вход почти у вершины, выглядит как глубокая яма шириной два на три, ближе виден черный провал вертикального каменного «колодца». По краям вход огорожен сухими брёвнами, чтобы никто случайно не упал.

Инструкторы закрепляют альпинистские веревки на деревьях у края ямы, один «конец» рабочий, второй - для страховки. Дима спускается в провал, чтобы принимать внизу новичков, Батор, Саша и Артем остаются наверху организовывать спуск. Новичкам поочерёдно помогают надеть оснастку, пристегнуться к веревкам, после чего те осторожно начинают спуск, скрываясь в темноте хода. Внизу каждый спустившийся снимает «систему» и отправляет её по верёвке наверх, где её одевают на следующего.

Близится моя очередь. Зияющий чернотой зев с уходящими вглубь отвесными стенами как-то не вдохновляет лезть вниз, учитывая, что я боюсь высоты и опыта таких спусков по тросу совсем нет. А ход в пещеру – вертикальная шахта тридцатиметровой глубины с отвесными стенами. Впрочем, ещё больше волнует вопрос: как потом буду подниматься?

Куртку-мембрану решил снять, оставшись в флисовой мастерке, на руки натянул строительные перчатки. Надеваю и затягиваю «систему» - специальный пояс для скалолазания, пристёгиваю карабин. Батор и Саша пристёгивают «страховку», помогают пропустить через «восьмёрку» основную веревку.
- Левой рукой придерживаешь верёвку спереди, стравливаешь правой с другой стороны, – объясняет Артем. – Согнувшись пополам и расставив ноги пошире, упираешься ими в стену, затем разом ими отталкиваешься, стравливая трос. Мы будем придерживать «страховку».

Встав спиной к краю провала, повисаю на тросе и начинаю рывками спускаться вниз. Вокруг серо-зелёные каменные стены. Волнение пропало, спускаться даже интересно. То и дело зависаю в воздухе, чтоб сфотографировать обстановку. Через десять метров ствол шахты смещается, задерживаюсь на приступочке, сделав пару снимков, затем спускаюсь дальше в чернеющую мглу. Мрак разгоняет лишь фонарь на альпинистской каске.

Наконец, слышатся голоса, затем появляется свет от фонарей, раздаются приветственные возгласы. Ноги ощущают наклонное дно пещеры, Дима помогает мне отстегнуться от тросов.

В катакомбах

Я внутри обширного пространства в скальной толще. Это «Медвежий грот» - самая крупная полость Кальцитовой пещеры, названная так из-за медведя, однажды окончившего свой жизненный путь в шахте. Говорят, что раньше здесь был целый скелет, ныне лишь одна крупная кость. На дне грота мешанина из грунта и валежника, нанесенного стоками сверху. Внутри сыро и довольно тепло. На каменном уступе горит свеча, по традиции зажигаемая спустившимися, в свете огонька видны монетки и конфеты - язычество в людях неистребимо!

На покрытых белесыми разводами сводах видно чёрную кляксу – впавшая в спячку летучая мышь. Стены покрывает инкрустация из словн сцементированных мелких полупрозрачных камушков. Это и есть кальцит, давший название пещере. В конце грота чернеет лаз нового хода, ведущего ещё ниже. Участники группы снова один за другим исчезают в нём, пятясь на четвереньках.

- Спустишься по «страховке», я буду контролировать, – говорит Артём, помогая мне снова пристегнуть веревку к «системе». - Там ещё метров десять глубина.

Протиснувшись мимо каменного выступа, осторожно спускаюсь по извилистому узкому лазу, ударяясь коленями о камень. Пологий наклон сменяется крутой стеной. Едва не срываюсь, спасает верёвка, которую Артём понемногу стравливает. Если попробовать замереть, воцаряется мертвенная тишина. В какой-то момент чувствую, что верёвка меня перестала держать и я вот-вот сорвусь.

- Прыгай, тут метр всего, – раздаётся голос одного из спустившихся.

Следовать совету не спешу - неудачно повис на скале. Если при падении наткнусь на камень, есть риск перелома, но всё же решаюсь. В последний момент повисаю на «страховке», всего в полуметре над поверхностью камня. Встаю, отстёгиваю трос. Я внутри небольшой полости, стены и своды покрыты слоем странных кораллообразных наростов. В стене виден ход, ведущий вверх и покрытый сыпучим грунтом. Сверху раздаётся шум, и вскоре на тросе спускается Артём. Мы втроём поднимаемся по новому ходу.

Вверху тоннель сильно сужается, приходится идти на четвереньках, затем уже ползти на животе. Пару раз путь преграждают торчащие из-под потолка выступы, образующие щель, в которую с трудом удаётся протиснуться. Спелеологи называют их «шкуродёрами».

- Тут запросто можно застрять, – пугает Артём. – А ещё все эти тонны камня могут в любой момент рухнуть на тебя.

Ход расширился, снова можно ползти на четвереньках, дно идёт под углом, и приходится пробираться по косой щели. Свет выхватывает из темноты летучую мышь, висящую вниз головой. Крошечные пальчики на лапах крепко вцепились в шероховатый камень, меховой комочек еле заметно вздымается в такт дыханию. Сделав снимок, осторожно проползаю мимо.

Тоннель снова становится чуть шире, вскоре он выводит в просторный грот, хотя размерами значительно меньше Медвежьего. Его обозначают как грот Континиус. Здесь много сталактитов - крошечных полупрозрачных наростов, похожих на сосульки. На дне нагромождение камней – явно ещё один заваленный ход.

Дальше пришлось карабкаться вверх по крутой стене к виднеющемуся наверху проёму, снова прибегнув к верёвке и «системе». Наконец, я выбрался за край обрыва и обнаружил, что снова оказался в Медвежьем гроте. Таким образом, мы прошли кольцевой маршрут.

Подъём

Начался подъём, использовали жюмар – фиксатор, скользящий по верёвке только в одну сторону. Он снабжен рукоятью и «рабочим усом» пристёгивается к «системе».

- Подтягиваешься на верёвке левой рукой, правой продвигаешь по ней жюмар, – инструктирует Артём. – Он там и останется, куда ты его продвинул, ниже не слезет.

Артём ещё объяснял, как делать на тросе петлю, чтоб помогать себе ногой, но я плохо понял торопливый инструктаж. По неровностям стены сумел взобраться метров на пять, дальше процесс пошёл хуже – руки устали, соорудить же правильно «петлю» я не сумел. Ищу опору, чтобы продвинуть жюмар хоть на сантиметр, но ботинки соскальзывают с гладких стен.

Руки адски устают, повисаю на жюмаре, решив дать отдых, но меня тут же поторапливают. С поддержкой сверху сумел выгадать пару метров, и снова висну на тросе, раскачиваясь и ударяясь о края колодца, рискуя разбить фотоаппарат. В итоге Батор и Саша всё же общими усилиями вытянули меня страховочным тросом. Оказаться на поверхности после мучений при подъёме просто счастье.

В заключение скажу, что посещение Кальцитовой пещеры дало много интересных впечатлений и ценный опыт. И можно снова сказать, что в Бурятии много природных объектов, представляющих интерес для туризма.

Василий Тараруев, фото автора

Источник: Еженедельник "Информ Полис"