Советское руководство подошло к организации московской Олимпиады тщательнейшим образом. По регламенту Международного олимпийского комитета в олимпийской деревне должны были, помимо прочих удобств, расположены специальные молельные дома. В каждом из них находилось по несколько групп священнослужителей всех крупных религий мира. Должен был представлен и буддизм. И хотя в Советском Союзе официально не было ни одной религии, все же советская номенклатура для решения этого вопроса решила воспользоваться «внутренними ресурсами» страны. В частности, для создания «буддийского уголка» в олимпийскую деревню из Бурятии были приглашены два ламы. Одним из них стал Чимит-Доржи Дугаров.

Как это было

Известный в Бурятии эмчи-лама ведет прием пациентов на дому. Они приходят к нему исключительно по пятницам. «Большую» лекарскую деятельность в стенах дацана Чимит-Доржи прекратил несколько лет назад. В комнате, куда заходят люди, чувствуется легкий, но настойчивый аромат лекарственных трав и благовоний. За стеклянной дверью шкафа можно рассмотреть помятую старую грамоту. На ней на двух языках – русском и английском – написана фраза: «С признательностью за Ваше сотрудничество в проведении Игр XXII Олимпиады». За подписью председателя организационного комитета Олимпийских игр в Москве.

Больше в просторной комнате о том важном для целой страны событии не напоминает ничего.

- Нас тогда собрали и сказали: «Ты и ты поедете на Олимпиаду», – вспоминает события 30-летней давности лама. - В итоге я и Жамьян Шагдаров летом 1980 года вылетели в Москву.

Билет на самолет до столицы был оплачен бурятским дацаном, а провести в олимпийской деревне двум избранникам предстояло 30 дней.

- Государственной или какой-либо еще религии в стране тогда официально не было, - рассказал Чимит-Доржи Дугаров. – Однако дацаны существовали, а значит, были и ламы.

По признанию Дугарова, это была очень ответственная миссия, и особой радости от такого назначения он не испытал.

- Мы же не на курорт поехали. Было непонятно, что от нас потребуют, в общем, ехали в неизвестность, - рассказал эмчи-лама.

По приезде в олимпийскую деревню двум молодым буддистам выделили комнату в гостинице и обозначили место, где они должны были сидеть.

- Мы повезли с собой небольшую статую Будды, традиционные одеяния лам, в отведенном углу обустроили что-то наподобие алтаря, - вспоминает Дугаров. – О том, что мы «ламы-коммунисты», никто не объявлял, да и мы особо не болтали.

Кстати, по приезде в Москву буддистам никто инструкций не давал.

- Но чувствовалось, что мы всегда были под наблюдением, хотя никто напрямую с нами никаких бесед не проводил, - рассказал лама.

В одном помещении с бурятскими ламами поместили раввинов-евреев.

- Среди них был тогда еще молодой Адольф Шаевич (с 1993 года избран главным раввином России. – Прим. авт.), - продолжает эмчи-лама. – К ним, да и к нам не так много ходило спортсменов. К нам приходили монголы, буряты. Больше всего было мусульман и христиан.

На «посту» у алтаря непременно должен был находиться один священнослужитель, так второй получал возможность прогуляться по олимпийской деревне.

- Мы иногда смотрели трансляции по большому экрану размером со стену той комнаты, в которой мы сидели. Там показывали все важные события Олимпиады, - вспоминает Чимит-Доржи Дугаров. - Где они в те годы взяли такую технику – загадка. А с территории деревни нас особо не выпускали.

К сожалению, фотографий того памятного события у эмчи-ламы не сохранилось. Виной тому стала повышенная система безопасности. Фотоаппараты проносили только аккредитованные журналисты, у простых же людей все посторонние предметы отнимали.
Все свободное время ламы предпочитали проводить в медитациях и молитвах.

Отвели дождь

- Мы молились, чтобы не было дождя. И все тридцать дней над Москвой не было ни тучи. Но как только Олимпиада закончилась, сразу же разразилась сильная гроза, - вспоминает лама.

По воспоминаниям священнослужителя, когда в конце своего пребывания они покидали гостиницу, женщина, сидевшая на входе, сказала: «Заберите этот дождь с собой!». На что ламы ответили: «Нет, мы и так все сделали, что могли, теперь пусть идет».

В те годы вокруг Олимпиады царил ажиотаж, жители СССР были в предвкушении начала Игр.

- Тогда о ней говорили, как о чуде, огромном по важности для людей событии, - вспоминает лама.

На вопрос о том, что с грядущей Сочинской Олимпиадой связывают все больше негативную реакцию со стороны россиян, эмчи-лама ответил, что во многом это связано с потраченными суммами.

- В СМИ появляется все больше материалов о разбазаривании денег, эти средства можно было вложить в сельское хозяйство, например, - считает лама. – Для политиков эта Олимпиада вопрос престижа, репутации, поэтому, мне кажется, тратится столько миллиардов.

Ярза гумбу

Мы не могли не поговорить с известным лекарем тибетской медицины о том, стоит ли применять методы нетрадиционной медицины в подготовке спортсменов к тем же Играм в Сочи.

- Всем известно, что спортсмены работают на износ, чтобы выиграть, установить какой-либо рекорд, спортсмен переносит нагрузки, порой превышающие способности организма, - рассказывает Чимит-Доржи Дугаров. - А использовать химические препараты опасно.
По словам эмчи-ламы, тибетская медицина очень хорошо подходит для подготовки атлетов.

- Почему сейчас так хорошо выступают китайцы? Они на практике используют достижения тибетской медицины, - считает Чимит-Доржи Дугаров. – Это ведь полностью натуральные компоненты лекарств. Есть даже природные тонизирующие средства.

- Например, корень ярза гумбу (я точно знаю, что они его едят) дал возможность. Он лечит, тонизирует и не подпадает под список запрещенных лекарств, - приводит пример лама.

В России и Бурятии тибетскую медицину спорткомитеты обходят стороной.

- Иногда ко мне приходят по своей инициативе спортсмены, - рассказал лама. – Я знаю, как им помочь. Но что касается подготовки спортсменов с помощью тибетской медицины, пока в России это невозможно.

Справка infpol.ru:

Чимит-Доржи Дугарович Дугаров родился в 1943 году. Волей случая еще школьником попал в ученики к известному тибетскому ламе Цырен-Базару Гармаеву. Потом работал в отделении тибетской медицины БНЦ, окончил в 1976 году Буддийский институт в Улан-Баторе. Несколько лет служил в Иволгинском дацане, из них два года был его настоятелем. С 1988 по 1990 год проходил стажировку в Тибетском медицинском центре в индийской Дхармасале, после был отправлен в Москву на работу в Центр тибетской медицины. В начале 1990-х был послан в Санкт-Петербург на пост настоятеля тамошнего дацана, однако в силу некоторых причин назначение не состоялось. За 45 с лишним лет лекарской деятельности излечил несколько сотен больных, среди них были и люди с такими тяжелыми заболеваниями, как ВИЧ и рак. Среди его пациентов был летчик-космонавт Георгий Береговой, помогал жертвам облучения в Чернобыле. Долгое время вел прием в Центре восточной медицины в Улан-Удэ.

Автор: Владимир Буяхаев
Источник: Еженедельник "Информ Полис"